Общество

​Рухнувшие надежды

Банкротство «Трансаэро» может ударить по детям с онкологическими заболеваниями

​Рухнувшие надежды

Банкротство одного из крупнейших авиаперевозчиков страны — компании «Трансаэро», на днях свернувшей продажу билетов в Приморье, — неслабо ударило по планам жителей края отправиться небом в западную часть страны. Улететь прямым рейсом по маршруту «Владивосток — Москва» практически невозможно; авиапутешествие в столицу на самолете теперь может занимать до двух суток. Сотрудники «Трансаэро» с горькой иронией называют сложившуюся ситуацию «сериалом», в котором главные роли — и одновременно зрительские места — отведены соотечественникам. Вот только режиссура сильных мира сего, в чьих руках теперь находится судьба авиакомпании (и как следствие ее клиентов), — сплошная импровизация. Но все же, хоть сценарий и не прописан и каждая серия треплет нервы не хуже американской «Игры престолов», со временем все обещает наладиться: то и дело в СМИ появляются новые варианты решения проблем — как с нехваткой билетов, так и с монополизацией «Аэрофлотом» воздушных путей.

Но время есть не у всех. Среди сотен пассажиров, смирившихся с предложенными обстоятельствами и терпеливо ждущих в длинных очередях авиакасс свой — заветный — билет, есть те, для кого любое промедление будет стоить жизни.

До последнего времени вопрос с перевозкой пациентов онкогематологического центра краевой детской клинической больницы № 1 г. Владивостока в ведущие специализированные федеральные клиники решала компания «Трансаэро». Авиаперевозчик сотрудничал с благотворительным фондом «Сохрани жизнь», под опекой которого находятся мальчишки и девчонки из детского онкоцентра.

— С Владивостоком мы начали общаться в 2011 году, — вспоминает Наталья Силаева, коммерческий представитель «Трансаэро» по Дальнему Востоку. — Я по работе переехала из Москвы во Владивосток, и здесь мы с коллегами решили продвигать системную программу помощи детям с онкологическими заболеваниями, которая в нашей компании действует уже давно, с 2008 года. Меня познакомили с заведующей краевого детского онкогематологического центра Людмилой Михайловной Минкиной и президентом благотворительного фонда «Сохрани жизнь» Яной Байгот.

Познакомились — и решили сотрудничать. А какую помощь может предложить авиакомпания? В первую очередь, конечно, перевозку маленьких подопечных фонда в Москву.

— Мы начали с детей, а потом выяснили, что существует большая необходимость в отправлении врачей на обучение, на подтверждение квалификации или какие-то другие медицинские мероприятия, — продолжает Наталья Владимировна.

Первую пару лет авиакомпания и фонд работали вместе бессистемно. То есть «Трансаэро» давал квоты в том количестве, в каком их просили в организации. Но потом, дабы привести работу к какому-то серьезному виду, в компании решили число льготных билетов ограничить.

— Теперь мы согласовывали потребности фонда с нашими возможностями, — объясняет Наталья Владимировна. — Но цифры в итоге не различались. Иногда срочное лечение в Москве требовалось детям из других отделений больницы. Тогда мы, по согласованию с руководством фонда, а они люди понимающие, никогда нам не отказывали, отдавали квоты в пользу этих детей.

Так смотрели дети в реабилитационном отделении онкоцентра, когда им рассказывали про небо

Фонд «Сохрани жизнь» стал первой и единственной региональной организацией, с которой у «Трансаэро» сложились системные отношения. Тесная работа продолжалась три года. Организации достигли полного взаимопонимания — если раньше отправку ребенка в Москву нужно было согласовывать в течение нескольких суток, то теперь все вопросы с транспортировкой решались за один день. Места в самолете для больных детей и их родителей «Трансаэро» предоставлял совершенно бесплатно; родителям оставалось оплатить только услуги аэропорта — топливный сбор.

Принципиально, что для авиакомпании исключение не составляли и горячие сезоны. Летом подопечных фонда отправляли в Москву по тем же условиям, что и в любое другое время года.

Это была основная помощь. Но ею авиакомпания не ограничивалась.

— Иногда мы волонтерской деятельностью занимались, — добавляет Наталья Силаева. — К детям приезжали наши ребята — пилоты, бортпроводники — просто так, без повода. Однажды целый экипаж приехал с мальчишками и девчонками пообщаться. Или просто сотрудники компании приезжают, развлекают детей кто как умеет.

За последние годы культура корпоративной помощи в «Трансаэро» очень выросла. Сотрудники компании откликались на нужды детей из подшефных благотворительных организаций. Это не входило в их должностные полномочия — оказывать или не оказывать помощь было выбором каждого.

И они помогали, причем не только отвлекая детей от боли. Кто-то жертвовал кровью, кто-то делился знаниями, устраивая педагогические занятия с ребятами. А однажды вместе с настоящими художниками-мультипликаторами и детьми, которые уже победили страшные болезни, сняли анимационный сериал «Краткая история авиации».

— У компании очень четкая благотворительная направленность, — продолжает Наталья Владимировна. — Мы помогаем детям с онкологическими и гематологическими заболеваниями, много сотрудничаем с московскими благотворительными фондами. Последний договор подписали с фондом Константина Хабенского.

Два года назад, в ноябре 2013 года, при поддержке московского благотворительного фонда «Линия жизни» компания «Трансаэро» дала старт благотворительному проекту «Рейс надежды» — уникальное явление для отечественной авиации. Самолет UN 999/888, следовавший по длинному маршруту из российской столицы в Майами предлагал пассажирам возможность прямо в воздухе помочь детям, страдающим тяжелыми заболеваниями сердца, головного мозга и позвоночника.

Авиакомпания выделила для проекта самолет Boeing 747-400 с эксклюзивным дизайном фюзеляжа, который украсили десятки ярких разноцветных отпечатков ладоней известных людей: писателей и художников, актеров и телеведущих, спортсменов и бизнесменов. Оставив отпечаток своей ладони, они тем самым как бы протянули руку помощи детям, которым именно сейчас так необходима поддержка, — отмечали в интервью представители авиакомпании.

Впервые проведенная акция собрала 100 тысяч рублей. Вдохновленные успехом, организаторы продолжали отправлять в полет благотворительные самолеты на дальние расстояния еще в течение двух лет. В общей сложности «Рейс надежды» собрал около 5 миллионов рублей. Приземлялся «Боинг» и во Владивостоке, однако приморская столица участие в проекте не принимала.

В этом году «Трансаэро» запустил новый проект, когда пассажиры могли пожертвовать свои накопленные бонусные мили в пользу нуждающимся детям.

— Во Владивостоке мы не собираем средства для детей, мы помогаем именно перевозками и добровольчеством, — добавляет Наталья Силаева. — Иногда к нам обращаются родители, чтобы мы присмотрели за их ребенком во время транспортировки. Мы должны создавать максимально комфортные условия для таких детей. К сожалению, мы не можем помочь всем детям, поэтому и выбрали такую жесткую и конкретную направленность своей социальной деятельности. У нас появилось целое подразделение в компании, которое этим занималось профессионально и, главное, настраивало других сотрудников так, что последние могли реально оценить свои возможности и найти себя в благотворительной деятельности.

Теперь и льготные перевозки, и решение вопросов с транспортировкой детей в федеральные медицинские центры по щелчку пальцев — все кануло в Лету. Нет, конечно, пациенты детского онкоцентра могут получить — и получают — помощь от соцзащиты, но отражается она только на стоимости билетов (потраченную на перелеты сумму возвращают по прибытию домой — другой вопрос: где взять деньги на поездку в Москву, пусть и по сниженной цене?). Не отличается соцзащита и оперативностью: билетов с открытой датой, которую раньше предоставлял «Трансаэро», дети, пусть и больные раком, теперь получать не будут.

КОММЕНТАРИИ

Яна Байгот, президент благотворительного фонда «Сохрани жизнь»:

— Мы всегда знали: в сложной ситуации можно обратиться в «Трансаэро», и там нам точно не откажут в помощи. Возможно, кому-то неинтересно, сколько авиакомпаний будет в России. Но не нам. Именно благодаря «Трансаэро» наши подопечные с Дальнего Востока добирались до федеральных клиник в максимально комфортных условиях, оперативно и бесплатно; наши врачи ездили на повышение квалификации в ведущие отечественные университеты и клиники. Сегодня мы вынуждены покупать авиабилеты в Москву по полной стоимости — и, к сожалению, мы не можем с прежней уверенностью гарантировать нашим подопечным и их родителям, что вопрос об их транспортировке до места назначения решится в максимально сжатые сроки. Мы с содроганием ждем лето, период отпусков, ведь оно обещает повышение стоимости билетов для лиц (родителей или других родственников), которые будут сопровождать маленьких пациентов онкоцентра в федеральные клиники. 

№ 311 / Марина ЧЕРНЫХ / 29 октября 2015
Статьи из этого номера:

​Эпитафия бараку имени Степашина

Подробнее

​Штраф за отписку

Подробнее

​Рухнувшие надежды

Подробнее