Общество

​Старое новое амплуа

Виктору Коэну вернули статус подсудимого

​Старое новое амплуа

Яростные словесные поединки в пространстве сети Интернет среди сторонников и противников обвинительного приговора, в августе нынешнего года вынесенного жителю Владивостока Виктору Коэну за убийство его бывшей сожительницы Галины Колядзинской, на этой неделе разгорелись с новой силой. Поводом для этого стало решение апелляции, прошедшей в понедельник, 7 декабря, которая отменила вердикт Ленинского районного суда и вернула дело на рассмотрение судом первой инстанции с обновленным составом судей. Мера пресечения Коэна под стражей в СИЗО на ближайшие три месяца остается без изменений.

Казалось бы, такое решение должно удовлетворить враждующие стороны, ведь подсудимого не оправдали, а дело отправили на пересмотр, о чем, собственно, и ратовали оппоненты. Показательный пример того, как суд меняет приговор не в пользу обвиняемого — дело екатеринбургского фотографа Дмитрия Лошагина, после его сенсационного оправдания со второй попытки осужденного на десять лет лишения свободы за убийство супруги, фотомодели Юлии Прокопьевой: на этот раз доводы обвинения оказались более убедительными.

Возможно, в деле Виктора Коэна через три месяца появятся новые доказательства, которые в совокупности с уже имеющимися признательными показаниями подтвердят его причастность к убийству Колядзинской. Сохраняется надежда и на то, что Галину удастся разыскать живой и невредимой (в этом, кстати, убеждены ее родные). Так или иначе, у обеих сторон теперь появилась возможность тщательнее подготовиться к новым слушаниям.

История молодого мужчины, осужденного на 9 лет и 10 месяцев за убийство его бывшей девушки, вызвала резонанс федерального масштаба. Общественность раскололась на три лагеря: на тех, кто выступил против приговора Ленинского районного суда; тех, кто считает, что следствию удалось собрать достаточную доказательную базу и наказание Виктору Коэну было назначено заслуженно; и, наконец, тех, кто занял нейтральную, выжидательную позицию.

«Новая во Владивостоке» первой из СМИ еще полгода назад, в мае, обратила внимание на это дело, которое сразу показалось нам, мягко говоря, странным и явно — резонансным. В течение этого полугодия у нас была опубликована серия материалов о ходе судебного процесса, во время которого, к слову были грубо нарушены права журналистов (только после вмешательства краевого суда судья Верхотурова прекратила чинить препятствия деятельности корреспондентов). Последний раз мы обращались к этой теме в прошлом номере «Новой», подчеркнув, что не утверждаем того, что Коэн не виновен, но и с его виной тоже согласиться не можем: следствие и судебный процесс не убедили нас ни в том, ни в другом. Теперь, похоже, к этому же выводу пришла и апелляционная инстанция краевого суда.

В понедельник же к началу процесса в апелляционном зале заседаний не осталось ни одного свободного места. Помимо журналистов и неравнодушных горожан на скамье слушателей сидели также будущие следователи. Дело Коэна уже стало хрестоматийным — студенты юридических специальностей вузов Владивостока разбирают его на занятиях по уголовному праву.

Беспрецедентный случай и в нашей профессиональной среде: на слушаниях присутствовали представители пресс-служб сразу двух серьезных органов — УМВД по Приморскому краю и Приморского краевого суда, в стенах апелляционной коллегии по уголовным делам которого проходил процесс. Такое внимание к делу со стороны госструктур лишний раз подчеркивает резонанс, который оно вызвало.

Интересы Коэна представляли сразу два защитника: прежний, Иван Михалев, и московский адвокат Евгений Черноусов. Примечательно, что последний вовсе не предлагал оправдать подзащитного, а настаивал на отправлении дела на повторное рассмотрение:

— Я считаю, что были нарушены требования УПК при вынесении приговора; доказательства, на которые сослался суд первой инстанции при оглашении решения по делу, таковыми не являются, — утверждал в ходе прений адвокат Черноусов.

По словам юриста, эксперты на этапе следствия должны были представить справку о смерти Галины, как того требует закон, но этого сделано не было, поскольку в деле напрочь отсутствуют вещественные доказательства. Критике адвокат подверг действия сотрудников полиции отдела по расследованию преступлений против личности и следователя Натальи Бабакиной. Особенно Черноусов подчеркнул, что во время задержания летом 2014 года Коэну не предоставили право «одного звонка» и навязали своего, государственного адвоката, который, по мнению московского юриста, недобросовестно выполнял свои профессиональные обязанности. В частности, как утверждал Виктор Коэн еще во время первого судебного разбирательства, именно защитник Клейменов настаивал на том, чтобы его клиент дал признательные показания.

Под сомнение Черноусов поставил и выводы судьи первой инстанции Натальи Верхотуровой, которые она сделала на оглашении обвинительного приговора.

Сторона обвинения, в свою очередь, представила в апелляционной инстанции новые доказательства вины Коэна: выписки из магазинов «Домотехника» и «Мир упаковки», согласно которым в день предполагаемого убийства обвиняемый приобретал в первом магазине скороварку и мясорубку и три пластиковых ведра с металлическими ручками — во втором. Но если в документе из «Домотехники» по крайней мере была указана фамилия покупателя, совпадающая с первой фамилией Коэна — Половов, то вторая справка была обезличена. Тем не менее обе выписки суд принял к рассмотрению.

Однако особой роли для решения суда доводы обвинения не сыграли.

— Дело закончилось для нас хорошо, — прокомментировал Евгений Черноусов. — Мы привели аргументы, факты, с которыми вышестоящая судебная инстанция согласилась. Это дело резонансное, оно связано и с рукоприкладством, и с незаконными методами ведения следствия. И суд первой инстанции практически в угоду силовикам вынес обвинительный приговор. Но задача вышестоящего суда — находить ошибки, и они были найдены.

— Мы добились отмены приговора. Будем готовиться к новым заседаниям Ленинского суда, но уже в новом составе. Параллельно мы продолжим добиваться справедливого разбирательства в отношении сотрудников правоохранительных органов, которые допустили нарушения во время расследования, добиваясь признания от моего подзащитного, — добавил адвокат Иван Михалев.

На днях появится мотивировочная часть решения апелляционной инстанции. Между тем, во время своего последнего слова Виктор Коэн заявил о том, что в СИЗО угрожают его жизни и здоровью. Подсудимый озвучил фамилии тех, кого, по его мнению, следует винить в первую очередь, если угрозы будут претворены в жизнь.

…Часть 6 статьи 9 Федерального закона «О полиции» гласит: «Общественное мнение является одним из критериев официальной оценки деятельности полиции, определяемых федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел». История Виктора Коэна стала лакмусовой бумагой, наглядно демонстрирующей отношение общества к работе правоохранительных структур. Из тридцати тысяч пользователей социальных сетей, зарегистрированных на страничке «Дело Виктора Коэна», подавляющее большинство выказывает недоверие полиции.

Есть о чем задуматься.

№ 317 / Марина ЧЕРНЫХ / 10 декабря 2015
Статьи из этого номера:

​Старое новое амплуа

Подробнее

​Платонические чувства

Подробнее

​Пекин и не только

Подробнее