Расследование

​Разменные фигуры

Крупные строительные компании банкротятся, их руководители идут на нары

​Разменные фигуры

Руководитель «Мостовика» Олег Шишов и директор Института биологии моря ДВО РАН академик Анрей Адрианов показывают Владимиру Путину строящийся океанариум. Сентябрь 2012 года


21 марта во Фрунзенском районном суде Владивостока огласили приговор гендиректору НПО «Мостовик» Олегу Шишову: он признан виновным в пособничестве в растрате при строительстве океанариума на острове Русском на сумму более миллиарда рублей и за это приговорен к 3 годам лишения свободы. Без всяких «условностей», реально, с отбыванием в колонии и зачетом уже проведенных под стражей 1 года и 4 месяцев.

При этом подсудимый предприниматель ранее признал вину, возместил ущерб — еще до возбуждения уголовного дела, которое, тем не менее, было возбуждено и доведено до суда — и заключил досудебное соглашение, при котором, как правило, дела рассматриваются судом в упрощенном порядке, а наказание бывает даже ниже нижнего предела санкций по соответствующей статье УК РФ. Однако в данном случае этот принцип не сработал: суд назначил реальный срок, несмотря на соглашение, раскаяние и просьбу подсудимого не лишать его свободы ввиду почтенного возраста и соответствующего состояния здоровья.

Возникает вопрос: за что?

По версии обвинения, гендиректор и владелец НПО «Мостовик» (г. Омск) Олег Шишов и директор ЗАО «Косандра» (г. Владивосток) Александр Косяченко дали руководителю дирекции по строительству в ДВФО Управления делами президента РФ Андрею Поплавскому взятки в 145 миллионов рублей за приемку, оплату и дальнейшее финансирование работ. При этом самого Поплавского на данный момент также обвиняют в растрате более 1 миллиарда рублей на строительстве объекта, но он вину не признает, невзирая на «особое отношение» к нему следствия, в частности — запрет свиданий с родными на протяжении более полугода и тяжелое заболевание наряду с бюрократическими проволочками на передачу ему в СИЗО необходимых лекарств. Добавим, что третий из основных фигурантов, Александр Косяченко, в январе нынешнего года скончался от обширного инфаркта.

Само уголовное дело в отношении строителей океанариума, явившегося реализацией идеи самого Владимира Путина (последний, как известно, еще в 2004 году отдал распоряжение возвести этот объект сперва в районе бухты Патрокл во Владивостоке и в срок до 2008 года, но позднее решение было изменено в пользу Русского острова, где он на сегодня фактически и построен), местные СМИ освещали довольно скупо и по большей части на основе официальных сообщений следственных органов. Так, об обвинениях в адрес Олега Шишова было известно, что ему изначально вменяли хищение средств при строительстве объездной дороги в Омске, а уже потом — растрату при строительстве океанариума.

Само же строительство, заказчиком которого выступает Управление делами президента Российской Федерации, осуществлялось под постоянным присмотром КРУ (контрольно-ревизионного управления) кремлевской администрации. И даже в рамках расследования дела следствие не смогло объяснить, каким образом Поплавскому с Шишовым удалось завысить сметную стоимость работ, утвержденную Управлением делами президента РФ, проверенную КРУ УДП РФ и позднее признанную достоверной экспертами федерального учреждения «Главгосэкспертиза России». Оба оставшихся в живых обвиняемых, Шишов и Поплавский, утверждали, что их стараниями средства на строительство были, наоборот, сэкономлены, однако ни эти их заявления, ни даже решение арбитражного суда Москвы, где эксперты доказали факт экономии средств на строительстве, на ход следствия и на сам приговор суда не повлияли. А о роли собственно УДП РФ и Сбербанка России, основного финансового партнера в строительстве, никто особо не распространялся.

Можно вспомнить и о ситуации, сложившейся на строительстве океанаруима к 2010 году. Лидер существовавшего на тот момент консорциума — тайваньская компания Huang’s Green Country Industrial Co., Ltd — объявил о своем желании выйти из проекта по многим причинам. Основной причиной была невозможность построить объект в ранее назначенные сроки (2012 год) и уложиться в заявленную стоимость (8 миллиардов рублей), выполняя весь объем необходимых работ, который был к тому времени предварительно сформирован заказчиком. За прошедшие с 2005 года 5 лет проект так и не был разработан. Генпроектировщик ОАО «Приморгражданпроект» сдал в Главгосэкспертизу только первую очередь проекта и получил отрицательное заключение. Изначальный генподрядчик ЗАО «Косандра» не выполнил даже работы подготовительного периода и проявил невысокую компетентность (брак, неспособность организовать выполнение сложных работ). За этот период было потрачено примерно 700 миллионов рублей, при этом заметных результатов не было, а главное — у генподрядчика не было собственных производственных и технических ресурсов и опыта.

Шишов в зале суда


Собственно НПО «Мостовик», созданное Олегом Шишовым еще во времена СССР как проектная организация студентов-строителей и получившее статус юрлица в 1989 году, было в числе крупнейших проектно-строительных организаций России. Компания вела объекты на важнейших грандиозных стройках последних лет: олимпийских объектах в Сочи и объектах саммита АТЭС-2012 во Владивостоке. К слову, именно «Мостовик» спроектировал гигантский мост на Русский остров и выступил одним из ключевых субподрядчиков при его строительстве. А по окончании сооружения этих, казалось бы, столь «лакомых» объектов НПО «Мостовик» вместо экономического подъема оказалось фактическим банкротом! И основным кредитором предприятия стал именно Сбербанк, получивший контроль над компанией, но продолжавший при этом утверждать о миллиардных убытках и безнадежных кредитах, выданных им «под личные гарантии» Олега Шишова и без какого-либо материального обеспечения.

Невольно задумаешься: не то в Сбербанке были столь наивны, что раздавали миллиарды рублей под «честное слово», не то объективная картина отношений с НПО «Мостовик» преднамеренно искажается? Ведь, судя по заявлениям самого Олега Шишова, сделанным им газете «Ведомости» еще в ноябре прошлого года, его компания стала жертвой финансово-политической интриги, закрученной на самом высоком уровне:

«…В этой сложной ситуации, понимая важность объекта и высокую степень его готовности и необходимость выполнить данное президенту обязательство по срокам, мы нашли вариант завершения этой стройки. Сбербанк, в свое время предоставивший «Мостовику» гарантию под этот проект, вынужден был «раскрыть» гарантию для завершения строительства и перечислил 2,9 миллиарда рублей заказчику, оформив это как кредит «Мостовику». И если бы заказчик выполнил свои обязательства — направил эти целевые средства на завершение строительства, то приморский океанариум был бы введен в эксплуатацию, как обещали, в сентябре 2014 года. Но и тут заказчик нагло обманул. Из полученных средств на строительство направил лишь мизер — 200 миллионов рублей, а остальные расположил на депозит и другие нужды УДП. Кто виноват в том, что случилось? Мы построили уникальный объект без проекта и не завершили его не по своей вине…» («Ведомости» от 01.11.2015 г.). Но уже в декабре Олег Шишов идет на досудебное соглашение, по итогу которого оказался, по сути дела, вновь обманут.

Случай этот, увы, как минимум не единственный: подобная участь постигла и Виктора Гребнева, учредителя и гендиректора ЗАО «Тихоокеанская строительная компания», на счету которой строительство моста через бухту Золотой Рог во Владивостоке и других объектов саммита АТЭС-2012, а также участвовавшей в строительстве объектов на космодроме «Восточный»: ЗАО «ТМК» на данный момент также банкрот, сам Виктор Гребенев лишился в компании всех постов и влияния, находясь под следствием, а недавно суд признал и его персональное банкротство — с чем опальный предприниматель категорически не соглашается. Есть и другие примеры уголовного преследования владельцев и руководителей строительных предприятий после окончания их компаниями работ, заканчивающиеся, в частности, тем, что контроль над их бизнесом переходит к другим коммерческим структурам — либо конкурирующим, либо из числа инвестиционно-финансовых компаний. И это уже не единичные случаи, а система, получающая поддержку, случайную или преднамеренную, со стороны силовых ведомств государства. На взгляд общественности — похоже на рейдерство, но высочайшего уровня, отнюдь не любительского. И если вспомнить слова того же Олега Шишова о том, как начиналось и велось строительство рокового для него объекта — океанариума, — можно и предположить, кем и каким образом эта система может быть организована:

«…Приморский океанариум строили с 2005 года по поручению президента России Путина. Его строительство вело Управление делами президента (УДП) за счет средств благотворительного фонда «Константиновский». Эта финансовая схема позволяла заказчику привлекать исполнителей без публичных торгов, вести строительство без проекта и по мере реализации менять основные параметры и правила. Первоначальная стоимость океанариума оценивалась в $ 233,6 миллиона (в рублях — около
8 миллиардов). Но с переносом на остров, с включением большого количества необходимых объектов и уточнением параметров стоимость всего комплекса с оборудованием и гидробионтами по заключению ГГЭ составляет примерно 19,5 миллиарда рублей…»

То есть все просто: заказ — Управления делами президента, финансы — от благотворителей, правил — никаких, а окончательный расчет не деньгами, а статьями УК и годами за решеткой. Игра такая…

№ 331 / Виктор БУЛАВИНЦЕВ / 24 марта 2016
Статьи из этого номера:

​Разменные фигуры

Подробнее

​Законность по договоренности?

Подробнее

​Там огню заслон поставлен прочный

Подробнее