Расследование

​Кровавый Валентин

События семилетней давности исследуют присяжные в краевом суде

​Кровавый Валентин

На минувшей неделе в Приморском краевом суде присяжные заседатели приступили к рассмотрению уголовного дела по факту предполагаемого убийства семилетней давности жителя Артёма Дмитрия Ранеткина. На скамье подсудимых - двое обвиняемых: земляки потерпевшего Максим Горячев и Михаил Фомин. Молодым людям вменяют жестокую расправу над Ранеткиным: по версии следствия, 14 февраля 2009 года Горячев и Фомин вывезли потерпевшего, с которым они состояли в приятельских отношениях, в лес под Артёмом, где задушили его металлическим проводом — предположительно за долги. Затем тело расчленили и расфасовали по полиэтиленовым пакетам.

На следующий день, чтобы скрыть следы преступления, Горячев вернулся в лес на грузовой машине своего друга, который сопровождал его в этой поездке. Подсудимый выбросил мешки с останками Ранеткина в протекавшую там в то время реку и вернулся домой. Друга Горячева, ставшего очевидцем произошедшего, прокуратура вызвала в суд для дачи свидетельских показаний.

Защитники подсудимых уверены в невиновности своих клиентов и готовы доказать не только непричастность Горячева и Фомина к убийству, но и отсутствие состава преступления. К слову, на одном из заседаний представитель гособвинения зачитала результаты проверки, проведенной органами предварительного следствия на месте предполагаемой расправы: следы убийства обнаружены не были.

Между тем, на первых в этом уголовном процессе слушаниях уже выступили мать Дмитрия Зоя Ранеткина, которая участвует в рассмотрении как потерпевшая, и его гражданская супруга Олеся, приглашенная стороной обвинения в качестве свидетеля.

Обе женщины признались, что раньше никогда не видели подсудимых. Зоя Ранеткина рассказала, что 14 февраля ее сын около семи часов вечера вышел из дома, предварительно побеседовав с кем-то по телефону. Обещал вернуться позже, однако с тех пор о местонахождении Дмитрия его матери ничего не известно.

— Он был спокоен в тот день, — вспоминала в суде Зоя Ранеткина. — Сказал, что после встречи заедет к своей супруге. Но там он не появился.

О долгах Дмитрия мать не знала. По ее словам, бывало, что мужчина засиживался за игровыми автоматами, но только тогда, когда в его кармане водились деньги.

Интересно, что показания, которые женщина давала на предварительном допросе, в ключевых моментах не совпадают с ее нынешними высказываниями. К примеру, прежде Ранеткина рассказывала о подавленном состоянии сына незадолго до его пропажи, о его желании свести счеты с жизнью, о чем он не единожды беседовал с матерью.

Нестыковки в показаниях обнаружились и у Олеси Ранеткиной. Супруга пропавшего мужчины вторила свекрови: 14 февраля Дмитрий обещал вернуться вечером, чтобы отметить День святого Валентина; настроение у него было спокойное, как и всегда; про займы мужа она никогда не слышала.

Однако на предшествующем судебным слушаниям допросе Олеся рассказала, что накануне пропажи у Дмитрия произошел конфликт с владельцами одного из питейных заведений Артёма. Весь следующий день мужчина ходил взвинченный, словно на иголках. Кроме того, на первой даче показаний супруга пропавшего поведала, что однажды Дмитрий, дабы расплатиться с долгами, продал собственную машину.

Обе женщины рассказали также, что есть как минимум два человека, которые утверждают, что видели Ранеткина после его пропажи. Допросить их планирует сторона защиты.

«Новая во Владивостоке» будет следить за развитием событий.


Под текст

Тем временем в Ленинском районном суде продолжается процесс по делу Виктора Коэна. Напомним, молодого человека обвиняют в убийстве его бывшей сожительницы Галины Колядзинской. Подсудимый свою причастность к совершению преступления не признает.

14 марта к представлению доказательств приступила сторона защиты. Адвокат Коэна Иван Михалев обратил внимание суда на несоответствие некоторых документов. В частности, речь идет о протоколе отмены отказа в возбуждении уголовного дела — это и есть то самое основание, по которому Коэну предъявили обвинение. В деле их два: оригинал и копия. Удивительно, что текст в документах не совпадает. Защитник ходатайствовал об исключении протоколов из материалов дела, что означало бы прекращение судебного расследования и освобождение Виктора из-под стражи. Однако суд прошение отклонил.

Кроме того, Михалев настаивает на том, что экспертиза по делу Коэна сфальсифицирована. Как указано в материалах дела, проводили ее якобы два специалиста из Хабаровска: Лиенко и Назаренко. Однако по запросу хабаровской прокуратуры Назаренко дала письменные показания, согласно которым она отрицает свое участие в экспертизе. По словам специалиста, Лиенко самостоятельно поставил ее подпись под экспертным заключением по делу Коэна. Документ приобщен к делу.

№ 332 / Марина ЧЕРНЫХ / 31 марта 2016
Статьи из этого номера:

​Юрий ТРУТНЕВ: Надо чистить!

Подробнее

​Внесудебный вердикт

Подробнее

​Не рубите, мужики!

Подробнее