Экология

Ханка на подъёме

Чего ждать Приморью и Ханкайскому государственному биосферному заповеднику от «попутавшего берега» озера?

Ханка на подъёме

Приморье по праву зовется заповедным краем. Сначала его обошел стороной ледник, потом — большая индустриализация, из-за чего здесь сохранились тигры с леопардами, пробковые деревья с лианами, уникальные растения и звери. Порядка 20% площади края занято особо охраняемыми природными территориями (ООПТ) местного, краевого и федерального значения. С другой стороны, Приморье сталкивается с экологическими проблемами: вырубка лесов, появление угольных терминалов, реализация нефтегазовых проектов вызывают жаркие споры ученых, экологов, бизнесменов, чиновников.

В рамках проекта «Новой во Владивостоке» под названием «Приморье/Среда обитания» мы будем рассказывать о природе края, ООПТ, экологическом состоянии территории, акватории и атмосферы, предоставляя возможность для высказывания всем сторонам и сообществам.

Сегодня — первый выпуск. Он посвящен проблеме Ханки, угрозе паводков и лесных пожаров, а также уже состоявшемуся открытию «леопардового тоннеля» и скорому открытию Приморского океанариума.

Причины выхода Ханки из берегов осенью 2015 года до конца не ясны. Эксперты сходятся на том, что причиной потопа могут быть как явления природного характера, так и инженерные работы на китайской стороне. Уже весной текущего года Ханку и связанные с ней реки исследуют ученые, чтобы сделать выводы и дать рекомендации.

Напомним, осенью прошлого года ханкайский потоп ударил по турбазам, дорогам, сельхозугодьям, населенным пунктам. В селе Новосельском на восточном берегу озера даже пришлось вводить режим ЧС и эвакуировать оттуда жителей. Между тем, Ханкайский район, примыкающий к самому крупному озеру российского Дальнего Востока, сегодня получает «государственное» звучание: именно эта территория определена в Приморье как пилотная по выделению бесплатного «дальневосточного гектара». Не говоря о том, что на топких берегах озера располагается и государственный биосферный заповедник «Ханкайский».

Факторов, способных повлиять на уровень Ханки, немало: сейсмические колебания, подземные воды, глобальное потепление… Однако российские ученые сразу предположили, что на происходящее могли повлиять китайцы.

— Ханка, возможно, переполняется потому, что на китайской стороне было изменено направление течения реки Мулинхэ, — сказал в октябре 2015 года на форуме «Природа без границ» директор Биолого-почвенного института ДВО РАН, академик Юрий Журавлёв. — Если раньше она сбрасывала свои воды в Уссури гораздо севернее Ханки — в районе Дальнереченска, то теперь значительная часть воды идет в приханкайскую долину, в Малую Ханку, а уже оттуда — непосредственно в Ханку.

Ханка — озеро трансграничное. Силами края проблемы не решить: нужны участие федеральных органов власти и решения, принимаемые на межправительственном уровне.

— Если причины подъема воды связаны с человеческой деятельностью — это одна история. Если же они носят природный характер — это серьезнее. Тогда, возможно, придется ставить вопрос об отселении. Мы должны быть готовы к любому варианту развития событий, — заявил директор департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Приморского края Александр Коршенко.

На вопросы «Новой во Владивостоке» о Ханке ответил начальник Прим-гидромета Борис Кубай:

— Мы на Ханке в течение более 70 лет проводим наблюдения в непрерывном режиме. Были и подъемы, и спады. Но в последние 10 лет заметен тренд на повышение уровня воды в озере. Главным фактором являются осадки, причем осадки накопленные. Мы построили графики зависимости уровня озера от осадков. В 2000-х наметилось противоречие: при том же количестве накопленных осадков уровень воды в озере почему-то становился выше с каждым годом. Родилось предположение, что включился какой-то дополнительный фактор, мы стали его искать. Выяснилось, что в 2006 году на сопредельной с Приморьем территории Китая был прокопан канал между рекой Мулинхэ и озером Малая Ханка. Если раньше вода из Мулинхэ уходила в Уссури, то сейчас она уходит в Малую Ханку, соединенную с Ханкой тремя гидроузлами. На спутниковых снимках высокого разрешения видно, что этот магистральный канал по объемам воды сопоставим с Уссури, а на месте исторического русла Мулинхэ видны только его следы. В этих местах огромные площади рисовых полей — это рисовая житница Китая. При помощи канала там регулируют подачу воды на поля.

В 2013 году разливался не только Амур, но и весь его бассейн. В Мулинхэ было много воды, ей надо было куда-то деваться, она уходила в Ханку. В 2015 году тайфун «Гони» переполнил Мулинхэ, и вода снова пошла в Ханку. Какой это фактор — антропогенный или природный? Не исключено, что, если бы этого канала не было, ситуация с озером была бы немного другой. Проблема в том, что мы не знаем точных объемов притока воды с территории Китая. Мы видим Мулинхэ только со спутника, территория не наша, цифры закрыты. Пока мы их не узнаем, любой проект на Ханке бессмыслен.

— Чего ожидать от Ханки в 2016 году?

— Очень бы хотел, чтобы наступила фаза маловодья. Как правило, через 8—10 лет на озере наступает 1—2-летний маловодный период. Тогда началось бы снижение уровня воды, сантиметров 40—50 можно было бы потерять. Но пока такой тенденции не видно.

Необходимо, чтобы вода из озера куда-то уходила. Из Ханки вытекает одна река — Сунгача, по фарватеру которой проходит граница. Никакой работы с этой рекой длительное время не проводилось. В былые годы там ходили старые катера, которые низко сидят в воде, — сейчас они там не пройдут: река заилена и запесочена, у нее маленький уклон, через нее уходит мало воды. Чтобы увеличить пропускную способность реки, нужно ее углубить, расширить русло. Но эти работы надо вести сразу с обеих сторон.

Есть еще один немаловажный фактор — отводной канал на российской стороне, который должен выходить из озера. Он имеет протяженность 10—20 км и впадает в Сунгачу. Если бы у этого канала был хозяин и кто-нибудь за ним присматривал, это было бы одним из вариантов снижения уровня Ханки.

— А другие варианты? Взаимодействие с китайцами?

— Нужно обязательно работать с китайской стороной, и такая работа началась, но с ними работать очень сложно. Необходимо, чтобы на межправительственном уровне появилось соглашение об обмене информацией по реке Мулинхэ и по каналу, учитывая, что это территория Китая и мы не можем там ничего делать, пока не появится добрая воля. Не исключено, что она может не появиться. Если окажется, что они там переливают много воды, мы что, заставим их недоливать? Есть проблема, которую с кондачка не возьмешь. Полномочный представитель президента Юрий Трутнев дал поручение провести исследования и представить рекомендации. На сегодняшний день все конкурсы проведены, Институт водного хозяйства и Государственный гидрологический институт будут головными, мы будем на субподряде. В апреле, как только вскроется Ханка, туда отправится наша совместная экспедиция. Она займет месяца полтора—два для изысканий и каких-то выводов.

— Какие последствия может иметь весенний паводок на близлежащих реках?

— На Спасовке и Кулешовке ожидается подтопление низкой поймы. Дороги, подворья на окраинах сел, все, что построено в пойме, будет подтоплено. Все дело в направлении и скорости ветра. Существует явление штормового нагона. Как только дует северо-западный или западный штормовой ветер, вода возвращается, доходит до Спасска. Село Новосельское однозначно будет подтоплено (часть местных жителей уже написали заявления о переселении; в начале апреля первый вице-губернатор Василий Усольцев пообещал: шесть семей с улиц Юбилейной и Набережной получат сертификаты на приобретение нового жилья. — Ред.), Спасск-Дальний — частично. Как только ветер дует в другую сторону, подтопление грозит Хорольскому району, Камень-Рыболову, Астраханке. Там берега не держат воду, обваливаются десятками метров. Все, что есть на берегу, — смывает.

В интервью «Новой во Владивостоке» глава краевого департамента природных ресурсов Александр Коршенко сообщил, что вопрос о выделении средств на расчистку русла Сунгачи уже решен. Этим займется Амурское бассейновое водное управление, замыкающееся на Федеральное агентство водных ресурсов. Проектные работы должны пройти в 2016 году, сама расчистка — в 2017-м. Что до упомянутых рек Спасовка и Кулешовка в Спасском районе, то проекты расчистки их русел разрабатывает администрация Приморского края.

— Надеемся, что в этом году проекты будут завершены, после чего их направят на согласование в Росводресурсы. После утверждения проектов мы сможем приступить к расчистке русел и увеличить пропускную способность этих рек, что должно улучшить ситуацию с затоплением Приханкайской низменности, — говорит Коршенко.


Материал опубликован в рамках проекта «Приморье/Среда обитания»

№ 334 / Егор КУЗЬМИЧЕВ / 14 апреля 2016
Статьи из этого номера:

​Владимир МИКЛУШЕВСКИЙ – о выборах и мостах, Мариинке и гектарах

Подробнее

​Лагутенко, Владивосток, 2000

Подробнее

​Воронеж у океана

Подробнее