Личность

​Отказался от денег и не умер

Художник Сергей Баловин рассказал, как жить без денег и путешествовать 24/7

​Отказался от денег и не умер

Уже во второй раз художник Сергей Баловин посетит Владивосток с проектом «Натуральный обмен». Принять в нем участие и получить свой портрет в обмен на вещь, которую сам заказчик посчитает достойным эквивалентом картине, сможет каждый, кто придет 27 апреля на встречу с автором в Gallery and More в краевой столице.

С 2011 года художник из Воронежа путешествует по миру без денег. Еду, крышу над головой, одежду, билеты и визы Сергей получает в обмен на портреты. За 5 лет жизни без денег Сергей Баловин нарисовал более 7 тысяч портретов и посетил 49 стран. Главным качеством своего характера, которое помогает жить и путешествовать без денег, сам художник считает гибкость. Секрет прост: не жаловаться, никого не обвинять и по возможности не бояться.

Идея проекта «Натуральный обмен» зародилась случайно. Соседка Сергея не хотела продавать мольберт, но согласилась обменять его на одну из картин художника. Через несколько месяцев Баловин дал на одном из интернет-порталов объявление о том, что готов менять свои работы на что-то полезное. Предложение вызвало большой отклик, и скоро простой эксперимент перерос в целый проект, если не стал жизненным принципом: жить натуральным обменом, не используя деньги.

В 2013—2014 годах Сергей Баловин совершил кругосветное путешествие, а сейчас готовится к новому туру. Вместе со своей спутницей, итальянкой Клаудией Беккато, он проедет на поезде маршрутом Владивосток—Москва. Корреспондент «Новой во Владивостоке» связался с Сергеем Баловиным и узнал об особенностях жизни без денег и планах на будущее.

— Сергей, чем тебя привлек натуральный обмен?

— Когда проект только начинался, мыслей о деньгах не было. В тот момент я устал от коммерческой составляющей в искусстве, поскольку чувствовал, что рисую под чьи-то вкусы, чтобы заработать. Мне стало интересно совершать обмены. Важен был факт отсутствия ценника: люди, принося что-то, сами определяли ценность моих работ, насколько это важно для них. Чем значительнее был подарок, тем приятнее мне было. Дело даже не в цене, а в том, как человек подходит к обмену. Кто-то, например, специально готовил еду или вязал свитер, а кто-то по пути покупал печенье в супермаркете.

Когда я был в кругосветном путешествии, у меня был принцип — не использовать деньги. И я убедился, что это возможно на 100 процентов. Когда люди предлагали мне деньги, я рекомендовал им купить что-то и подарить мне в обмен на портрет. После завершения кругосветного турне я снял с себя табу «не использовать деньги». Сейчас я иногда принимаю их, но чаще отсылаю своей дочке, которой они нужнее.

— С точки зрения натурального обмена есть разница между людьми русскоговорящими и иностранцами?

— Я бы сказал, что русскоговорящие жители разных стран СНГ ближе мне по менталитету и им проще понять меня, они могут получить больше информации о проекте, поскольку мы говорим на одном языке. В этой среде мне легче организовывать встречи и работать с публикой.

Проект реализован уже в 49 странах, и везде есть добрые и отзывчивые люди. Ведь я не прошу никакой помощи у окружающих, я предлагаю им поучаствовать в натуральном обмене, если им это интересно. В этом смысле одинаково здорово проект можно осуществлять и в Индии, и в Армении, и в Швейцарии, и в Норвегии, и в России. В богатых странах подарки будут побогаче. С другой стороны, в более бедных странах многого тебе тоже не нужно, а накормить домашней едой или пустить переночевать смогут и там.

— Когда ты путешествовал по Европе без денег, как решался вопрос с визами и билетами? Люди действительно настолько добрые?

— Я до сих пор не привык и каждый раз воспринимаю как чудо, что люди готовы тратить деньги на незнакомого человека. Именно люди обеспечивают мне перелеты, дарят авиабилеты. С кем-то из дарителей мы даже иногда и не видимся. Есть люди, которые дарят что-то, даже не получая портрета, не требуя ничего взамен.

Что касается виз, в своем блоге я нередко пишу: «Сегодня актуальна такая вещь…» Например, виза в Европу. И рано или поздно находится тот, кто готов предложить со своей стороны помощь, визу. Первую визу мне подарил человек, с которым мы встретились только два года спустя. В тот момент он жил в Европе и перевел деньги в агентство, я пришел в это агентство с документами и получил визу. Потом нашелся своего рода меценат — путешественник, молодой парень Миша Черников. Он открыл визовый центр в Воронеже. Миша путешествовал по свету и понял, что люди нуждаются в получении визы без выезда в Москву. Теперь у него целая сеть визовых центров по разным городам России. Я периодически рисую сотрудников этого центра, (смеется) ну и по своей инициативе рекламирую их в своем блоге.

— Ты запоминаешь, что тебе дарят? Или всё понемногу стирается из памяти?

— Есть такие вещи, как сумка с продуктами, запомнить содержимое которой сложно. Я стараюсь фотографировать подаренное, но не всегда успеваю. Сейчас у меня появилась помощница, моя девушка, с которой мы вместе путешествуем, и она взяла на себя часть задач. Мы начали записывать имена и контакты участников, кто и что подарил. Столько людей уже нарисовано (в общей сложности более 7 тысяч портретов), и еще больше подарков получено. Интересно зафиксировать всё это, но мы начали этим заниматься недавно.

В перспективе я хочу сделать выставку, арт-проект, посвященный подаркам. Он будет связан с тем, как одни предметы остаются в нашей памяти, а другие стираются, и с чем это связано.

Конечно, громоздкие и неудобные в пути подарки мной не приветствуются. Я передариваю их тем, кому они будут нужны. В путешествии очень важно не обременять себя лишним грузом. С собой беру только необходимое: одежду, еду, билеты, карты оплаты мобильной связи.

— Ты постоянно в пути, что для тебя дом?

— Для меня любое место легко становится домом. Я начинаю чувствовать себя комфортно, если могу готовить самостоятельно и приглашать друзей туда, где живу. Двух этих моментов достаточно, чтобы почувствовать себя дома. Конечно, Воронеж — это дом родителей, я с удовольствием туда приезжаю, а мой собственный дом какое-то время был в Шанхае. Сейчас я вынужден искать новое место, которое смогу назвать своим. Некоторое время я считал поезд своим домом, поскольку проводил больше времени в пути, чем в каком-то из городов. Поскольку поезд — это почти одна и та же обстановка, то я к ней очень привык. Поезд — мой дом.

— А случалось ли, что тебе негде было спать или нечего есть?

— На самом деле таких ситуаций не было. Во-первых, когда я совершал кругосветку — 36 стран — без кошелька, я всё готовил заранее. Списывался с людьми, которые меня приглашали, и обсуждал все детали. Я не ехал туда, где мне не могли обеспечить двух условий. Если вы хотите, чтобы я к вам приехал, должно быть место, где я буду спать. Не важно — комната в квартире или палатка, но крыша над головой должна быть. И еще должен быть билет или иная возможность (переезд на машине), чтобы я мог добраться до следующего города. Этот вопрос приглашающая сторона должна была решить сама. Поэтому я никогда не оставался без ночлега и не спал на улице.

Что касается еды, то особенных проблем не возникало. Иногда мне хотелось сделать паузу, я два—три дня мог не рисовать портреты. В эти дни я питался тем, что мне дарили до этого: консервы, лапша и т. п.

— Какая вещь из тех, что тебе дарили, была самой нужной и полезной?

— Этот проект многому меня учит. И в первую очередь — тому, что нет нужных или ненужных вещей, что всё актуально в свое время. Иногда бутылка воды — очень нужный подарок. Представьте: вы в пустыне, вам дарят айфон, а вы умираете от жажды. В путешествии ценились именно такие простые вещи. У меня, например, не было рюкзака. Я был вынужден оставить его и ехать на велосипеде, где есть специальный велобаул. Это было в Вене, где у меня спросили, что мне нужно. Я сказал, что самой нужной вещью сейчас является рюкзак. И девушка принесла мне рюкзак, очень надежный и удобный. Это был очень своевременный и нужный подарок.

Айфон мне тоже был подарен в самый нужный момент, когда я потерял мобильник. Я написал в блоге, что больше не смогу выкладывать фотографии и что, если кто-то хочет подарить мне айфон, я не буду против. И тут же написал человек, который вызвался помочь мне. Также мне был подарен макбук и кругосветный перелет Шанхай—Мексика—Аргентина—Россия—Шанхай.

Я не смотрю на ценники того, что мне дарят. Есть подарки, наверное, в несколько тысяч долларов, а есть подарки, которые стоят меньше доллара. Но они тоже могут быть очень важны в свое время.

— Насколько щедрыми оказались жители Владивостока в твой прошлый приезд в 2015 году?

— С Владивостоком у меня многое связано, я мог бы вообще там родиться. Мой отец живет во Владивостоке, а мама влюблена в этот город. Я родился и вырос в Воронеже, но постоянно слушал истории про Владивосток и часто приезжал. Город уникальный и удивительный по сравнению с множеством других. В нем есть так называемая столичность. И это оставляет свой отпечаток на местных жителях. Я чувствую, что в городе происходит много событий, он избалован. Немножко холоднее встречают. Когда приезжаешь в маленький город, куда редко кто-то добирается, то приходит толпа людей, потому что им интереснее всё это. Во Владивостоке много концертов, фестивалей, выставок, поэтому люди немного холоднее реагируют на мой проект, есть определенная дистанция.

Во Владивостоке меня часто приглашали куда-то поужинать или пообедать, я посетил множество разных мест и заведений. Город изобилует таковыми, и это здорово. Все подарки были полезными, практичными, съедобными и вкусными.

— Какие планы на ближайшее будущее?

— Из Владивостока мы отправимся на поезде до Москвы. Для меня это символичный маршрут. С него, наверное, началась моя жизнь. Когда мама была беременна мной, она проехала этот маршрут впервые. Может, именно тогда стук колес и отпечатался в моем сознании. В этот путь по России мы отправимся вместе с моей девушкой Клаудией, и для нее это станет первым знакомством с Россией. Это такая интрига — увидеть города из окна поезда, чтобы потом захотеть вернуться туда. Мы не планируем использовать деньги в пути, но возьмем с собой определенную сумму на всякий случай. И всё же я убежден, что деньги нам не понадобятся. Мы поедем в Москву, Воронеж и Санкт-Петербург. Это необходимые для знакомства города России, где нас уже ждут люди, которые хотят организовать какие-то встречи и получить портреты. Далее мы переместимся в Черногорию, где сейчас работает Марат Гельман, известный галерист и куратор. Он курирует резиденцию, куда мы приглашены на июль. Там я продолжу заниматься натуральным обменом. А еще там мы хотим реализовать проект «Свадьба без денег». Люди обычно собирают целое состояние на свадьбу, а мы хотим сделать это без кошелька, из того, что нам подарят.

— Что должно произойти, чтобы ты сказал проекту «стоп»?

— Путешествия — это большая школа, круче, чем образование в вузе. Этот опыт бесценен. Каждый день мы знакомимся с новыми людьми, каждый день мы узнаем что-то важное. Впоследствии, если мы решим где-нибудь осесть и открыть что-то свое, например хостел, нам пригодится опыт этих людей. Хотя я полагаю, что мог бы всю свою жизнь рисовать портреты за подарки... Мне это интересно, и это нужно другим людям, которые продолжают обращаться ко мне с такой просьбой. Наверное, когда это будет никому не нужно и все скажут: «Да надоел ты со своими портретами», то я скажу «стоп». Пока люди хотят, я буду писать портреты и параллельно заниматься другими проектами.

№ 335 / Анастасия БОЛЕЛАЯ / 21 апреля 2016
Статьи из этого номера:

​Русские дороги

Подробнее

​Снова три колоска?

Подробнее

​Рыбные места

Подробнее