История

​Шолохов-на-Амуре

Полвека назад на Дальнем Востоке побывал автор «Тихого Дона»

​Шолохов-на-Амуре

В мае 2016 года исполняется полвека с тех дней, когда на Дальнем Востоке побывал Михаил Шолохов.

Судя по биографии писателя, в загранпоездки он особо не стремился, даже, бывало, отказывался. Но в 1966 году решил показать семье мир. На поездку в Японию потратил часть полученной годом раньше Нобелевской премии.

Тихий Амур

На восток ехали целой делегацией: сам писатель, жена Мария Петровна, дети Светлана, Александр, Михаил и Мария, помощник Шолохова Соколов, литературовед Лукин, кинооператор Мазрухо.

В Хабаровск прибыли 6 мая. В тот же день гостя повезли на теплоходике «ОМ-9» (в 2014 году стало известно, что он бесславно затонул в порту Комсомольска-на-Амуре и частично разрезан на металл) по Амуру на рыбалку. Воспоминания о поездке оставил тогдашний редактор главной газеты Хабаровского края «Тихоокеанская звезда» Федор Куликов (сборник «Рыболов Приамурья», 1976 год). По словам Куликова, Шолохов разговаривал с «очень тонкой двусмыслинкой». Так, в ответ на вопрос о том, как ему показался Амур, сказал: «Да уж не сравнишь его с нашим Доном» — действительно, понимай как хочешь…


Шолохов в Находке...


Много говорили об экологии — только что, на XXIII съезде КПСС, Шолохов выступил в защиту природы, в те годы как раз строился Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат. Кто-то из присутствующих сказал Шолохову о целлюлозно-картонном комбинате в Амурске (обанкротился в 2003 году): очистные сооружения гарантируют полную безопасность… Тот засомневался: «Не верю, что есть такая идеальная биологическая очистка, чтоб на сто процентов гарантия была». Зашла речь об амурских осетрах. Старший сын Шолохова Александр — ихтиолог — сказал, что на Западе делают искусственную черную икру. «Жаль, что из химической икры натуральных мальков не появляется», — отреагировал Шолохов-старший.

Хабаровчане решили удивить писателя тройной ухой: сначала отваривается мелкая рыба и выбрасывается, потом в «юшку» кладут карасей, а затем вынимают и их, берут калугу или ауху… Гость не оценил: «Да это же настоящее расточительство, браконьерство!» Тем не менее уха удалась, а супруга Шолохова даже сама ловила карасей. «Под чарочку «московской» уха казалась еще слаще», — пишет Куликов. Сохранилась кинохроника: бьющийся карась, уха в ведре, Шолохов прикуривает от зажигалки…

Происходило все это на одном из островов чуть выше Хабаровска, в районе впадения Уссури: «Вскоре наш теплоходик мягко ткнулся носом в берег одного из группы Тарабаровых островов». Первый секретарь крайкома Шитиков указал Шолохову на сопки: там — граница. «Между ними завязался оживленный разговор о советско-китайских отношениях», — пишет Куликов. Отношения тогда были не лучшими: через три года грянет Даманский. А в середине 2000-х, во времена новой дружбы, и остров Тарабарова передадут Китаю…

7 мая — встреча с хабаровчанами. На вопрос о пожеланиях местным литераторам Шолохов отвечает: «А чего им можно пожелать? Писать хорошие книги!»

Железной дорогой Шолоховы отбыли в Находку, откуда им предстояло отплытие в Японию.

Для дальневосточников встреча с живым классиком, конечно, стала событием (как в 1994 году стал событием визит другого нобелиата — Александра Солженицына, возвращавшегося через Дальний Восток из эмиграции и устроившего, говоря словами нынешнего приморского губернатора, «большой проезд» по России). Что до самого Шолохова — он каких-то специальных задач на Дальнем Востоке не имел, внимания прессы не искал, на вопросы часто отвечал общими фразами. Писатель был здесь проездом и ничем «официальным» заниматься не хотел, предпочитая уху, рюмку и общение с близкими.

Находка, коньяк, «Байкал»

О Шолохове в Находке вспоминает в книге «Залив Америка» известный приморский журналист Геннадий Фокин.

8 мая писателя встречал на станции Тихоокеанской Хромовских — первый секретарь находкинского горкома КПСС. Шолоховых повезли на экскурсию по городу — еще совсем юному, несовершеннолетнему. Фокин, тогда корреспондент «Находкинского рабочего», дал информацию об этом. Не обошлось и без неформального общения, о котором в газетах не писали. «Классик был большим мастером по части выпивки, о чем по секрету потом рассказывали участники и свидетели пикника», — пишет Фокин.

Сам Фокин стал свидетелем такого эпизода. Гости поднялись на борт теплохода «Байкал» (поставлен на линию «Находка — Иокогама» в 1965 году), отцы города попрощались и уехали. Вдруг по трапу сломя голову несется вниз управляющий конторой Торгмортранса Гладышев — уже немолодой человек. Через полчаса бежит в обратном направлении, а с ним — двое грузчиков, каждый с полным бутылок ящиком на плечах. «Оказалось, что Михаил Александрович учинил скандал, обнаружив в последнюю минуту в своей каюте не тот сорт коньяка, каким снабдили его на дорожку. Потому и задержали отход судна на полчаса, и слава Богу, что нашелся на складе его любимый «КВВК» армянского разлива…» — пишет Фокин.

Поднятая японская целина

В Японии Шолохова знали, переводили, читали. Правда, на его японских изданиях 30-х — печать политики тех лет: они пестрят цензурными изъятиями. В 50-х справедливость восстановили, все вырезанное вернули.

«Нобелевская премия присуждена поистине крупнейшему писателю, которым перед всем миром гордится Советский Союз», — сообщала в 1965 году газета «Асахи». А вот «Майнити»: «Присуждение Шолохову Нобелевской премии имеет важное значение в том отношении, что впервые после революции писатель, представляющий основное направление советской литературы, получил официальное признание в западном мире, несмотря на существование идеологического барьера». Так что в Японии писатель был желанным гостем. Самому же Шолохову было интересно посмотреть на японское сельское хозяйство.

...и в Японии


За три недели Шолохов побывал в городах Осака, Киото, Нара, Никко, Гифу. Встречался с переводчиками, артистами театра «Минтэй», инсценировавшими «Поднятую целину», рисоводами. 24 мая ему исполнился 61 год. В честь этого в Токио прошел прием, организованный Ассоциацией японских писателей во главе с Фумино Нива.

Женьшень от Сысоева

31 мая на пути домой Шолоховы — снова в Хабаровске. Посещают Гродековский музей, директором которого тогда был писатель и натуралист Всеволод Сысоев — с Шолоховым они уже были знакомы заочно, Сысоев посылал в Вёшенскую свои книги. Шолохов долго рассматривал экспонаты отдела природы, удивляясь размерам амурских рыб. Записал в книге посетителей: «Сердечно благодарен В. П. Сысоеву — хранителю и умножителю богатств Хабаровского края…» А вернувшись домой, вскоре написал рекомендацию для принятия Сысоева в Союз писателей СССР.

Годом раньше, к 60-летию автора «Тихого Дона», его земляк по Вёшенскому району Александр Грачёв, перебравшийся на Дальний Восток и ставший литератором, предлагал выслать Шолохову женьшень и элеутерококк: «Можно продлить жизнь до ста лет…» Шолохов тогда отказался: «Все это добро оставьте себе. Я не такой эгоист, чтобы въедаться в чужой век».

Теперь, в музее, настойку на корне женьшеня предложил Шолохову уже Сысоев. Гость подарок принял и передал бутылку жене: «Она проследит, чтобы я принимал по капле, а не по стакану».

Интересно здесь то, что до ста лет в прямом смысле слова прожил как раз Всеволод Сысоев (1911–2011).

Еще одним подарком Шолохову стала картина Алексея Федотова «Амур». Писатель пообещал передать ее в Вёшенский филиал краеведческого музея.

***

Во Владивостоке Шолохову побывать не пришлось, если не считать пригородной станции Угольная, через которую он, очевидно, ехал из Хабаровска в Находку и обратно (как несколько позже, в 1973 году, — музыкант Дэвид Боуи). Зато во Владивостоке (район Котельникова — Аллилуева) была улочка Шолохова, переименованная в 1957 году, что интересно, в Станичную.

К Владивостоку был приписан лайнер Дальневосточного морского пароходства «Михаил Шолохов», построенный в 1986 году в Польше (однотипный с «Русью» и угнанным недавно за рубеж «Георгом Отсом»). В 1999 году «Шолохова» перевели на Балтику, потом продали Греции, но на Эгейском море паром проработал недолго. В 2009 году донеслась весть о том, что «Михаил Шолохов», переименованный в честь итальянского поэта в Ugo Foscolo, продан в Турцию на металлолом.

№ 337 / Василий АВЧЕНКО / 05 мая 2016
Статьи из этого номера:

​На пути к Русско-японской войне

Подробнее

​«Брежнев, ответьте Ленину!»

Подробнее

​Возвращение «Арктики»

Подробнее