Расследование

​Председатель с букетом

Видный предприниматель-общественник вышел из-под домашнего ареста обратно в общественную жизнь

​Председатель с букетом

Бизнесмен и общественный деятель Виталий Гуменюк, возглавлявший в Приморском крае отделение организации малого бизнеса «Опора России», накануне был освобожден из-под домашнего ареста и от уголовного преследования за вымогательство. Об этом громогласно сообщили ряд местных СМИ. Забыв, правда, уточнить существенный момент — это произошло благодаря признанию им своей вины в незаконной банковской деятельности по обналичиванию денег и по истечении срока давности преступления, переквалифицированного в «самоуправство».

Как сказано в постановлении о прекращении уголовного преследования от 4 мая 2016 года, вынесенном следователем: «Ранее, с учетом отсутствия показаний Гуменюка В. В. о его причастности к осуществлению обналичивания денежных средств... его действия не могли быть квалифицированы по ст. 330 УК РФ. В настоящее время с учетом признательных показаний Гуменюка В. В. <…> его действия не могут квалифицироваться по п. «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ, в связи с чем его уголовное преследование в этой части подлежит прекращению…»

Предыстория известна и широко освещалась в СМИ, в том числе и защитой Виталия Гуменюка, в рамках организованной его покровителями информационной кампании. Суть в том, что еще в 2007–2008 годах Виталий Гуменюк активно занимался в Приморье «обналичкой» денег, то есть реализацией схем, позволяющих вывести деньги из безналичного оборота в неподконтрольный государству «теневой» сектор, из поля зрения банков, налоговой и финмониторинга. В этом незаконном бизнесе участвовало много людей и организаций, включая заведомо «подставные» фирмы, существующие лишь на бумаге, а равно и вполне реальные, обладающие значительным оборотом наличных денег.

А сам он, занимавший верхние ступени «обнальной пирамиды», денег, заработанных честным путем, не имел, о чем свидетельствуют данные о его официальных доходах и уплаченных налогах: никаких десятков миллионов рублей, которые он якобы одалживал другим, а потом требовал вернуть, по отчетности перед государством не проходило. И откуда эти самые миллионы — пояснить следствию Виталий Гуменюк никак не мог, а свою причастность к «обнальным» схемам почти полтора года упорно отрицал.

Отрицал на следствии, будучи подозреваемым и обвиняемым в вымогательстве 43 миллионов рублей в совокупности по двум возбужденным в отношении него уголовным делам № 708831 и № 902712, что он имеет какое-то отношение к этим суммам и их обналичиванию.

Тем не менее благодаря работе следствия информация про «обналичку» и ее масштабы была получена и закреплена показаниями многих свидетелей и банковскими документами. Когда стало ясно, что Гуменюк требовал у Ревы и Моргунова не принадлежащие ему деньги и перед ним замаячила реальная перспектива надолго оказаться за решеткой, тогда и произошла «переквалификация»: деятельность Виталия Гуменюка с подельниками по «выбиванию» искусственно созданных долгов была представлена как «самоуправные действия», наказание за которые значительно мягче, чем за вымогательство.

А как иначе назвать? Когда, действуя криминальными методами — побоями и угрозами, — требуют с других людей деньги, никогда им не принадлежавшие? Когда угрозами заставляют писать долговые расписки, такие же фиктивные, как и договоры займа? Какие деньги, из каких таких доходов мог кому-либо одолжить этот «бизнесмен без бизнеса», у которого к моменту возбуждения дела финансовых накоплений было в разы меньшие тех сумм, что фигурировали в эпизодах с его мнимыми «должниками»?

Вот, например, бизнесмен Алексей Моргунов, которого буквально били в его же офисе, требуя с него 1 миллион долларов США, или 25 миллионов рублей. При побоях Моргунова Виталий Гуменюк в марте 2008 года был задержан на месте оперативниками УБОП вместе со своим другом Андреем Фесько (в то время — сотрудником МВД) и другими подельниками. Но еще долгое время им удавалось избегать привлечения к уголовной ответственности.

Когда же дело все-таки возбудили и Гуменюк стал сперва подозреваемым, а затем и обвиняемым под домашним арестом, были приложены усилия для его спасения в очередной раз. Но избежать обвинения в вымогательстве по ст. 163 УК РФ с санкцией до 10 лет лишения свободы никак не получалось.

И тогда защита изменила линию поведения: Виталий Гуменюк признал вину в незаконном обналичивании денег и тем самым превратился из вымогателя в «распорядителя доверенных ему денежных средств». Кем доверенных, на каком основании — по договору, соглашению? Следствие этими вопросами особо не заморачивалось, распорядитель — и все тут. А коль распорядитель, то преступные действия переквалифицировали с ч. 3 ст. 163 (вымогательство) на ст. 330 УК РФ (самоуправство), за что дают в два раза меньший срок (пять лет, а не десять). Соответственно, и срок давности уголовной ответственности по ст. 330 меньше, а в случае с уголовным делом Гуменюка даже истек.

Но все же вопрос остался: что это за «распорядитель» такой и чьи вообще это были деньги? А были они «доброго волшебника» по имени Владислав, без фамилии и каких-либо персональных данных, одалживающего незнакомым людям миллионы долларов просто так, без договоров и расписок, по звонку и с перечислением на счета подставных фирм.

Вы лично в это верите, читатель? А прокуратура Приморского края верит!

Эта «слепая вера» и послужила основанием для прекращения уголовного преследования в отношении Гуменюка, хотя его подельники — бывший сотрудник милиции Фесько и Иван Усов (соратник «авторитета» Петракова, сменивший фамилию на Устинова) — скрывались. Однако Усова-Устинова удалось найти, и он дал показания, а Фесько еще в бегах — в отношении него идут проверки по другим эпизодам, где также фигурирует и Гуменюк, в частности в истории с якобы «покупкой» ими фирмы у бизнесмена Владислава Зуева, внезапно скончавшегося в прошлом году…

Таким образом Виталий Гуменюк, видный предприниматель-общественник, вышел из-под домашнего ареста обратно в общественную жизнь. Его можно поздравить, а заодно с ним и Приморское отделение «Опоры России», ведь к руководству этой организацией может теперь вернуться человек с опытом не только противозаконной деятельности по обналичиванию денежных средств для ухода от налогов (ст. 172, 174, 199.2 УК РФ в действующей редакции), но и с опытом составления фиктивных договоров путем угроз. В том числе представления подделок в суд в качестве доказательств (ст. 303 УК РФ), ну и с опытом дачи суду заведомо ложных показаний (ст. 307 УК РФ). Не каждой общественной организации выпадает такое счастье — получить себе в лидеры гражданина с таким «букетом» статей Уголовного кодекса и с перспективой привлечения к уголовной ответственности по новым делам, где еще — ни шатко ни валко — тянутся полицейские проверки.

Впрочем, триумфальное возвращение в местную «Опору» их председателя подпорчено тем, что основания прекращения его уголовного преследования — не реабилитирующие. Не отсутствие состава или события преступления — преступления-то были и состав их налицо, в чем Виталий Гуменюк вынужден был признаться, — а именно истечение срока давности по привлечению к ответственности за них.

Лучше, чем ничего. Чем, к примеру, в камере и в зоне сидеть. Да и то речь здесь пока всего лишь о двух давних эпизодах преступной деятельности, которые были расследованы, а сколько их может всплыть еще, пока не расследованных?

Можно заодно поздравить и надзирающую за законностью прокуратуру, в особенности заместителя прокурора края г-на Логвинчука. Ведь в нашем крае, как и всюду по России, случаются инциденты с коллекторами, как бы законными «выбивателями долгов». И если, к примеру, какой-либо коллега или сосед г-на Логвинчука окажется должником и скроется, а долг требовать придут с зампрокурора, то г-н Логвинчук будет точно знать, что это никакое не вымогательство, а самоуправные действия, не так ли? Закон у нас ведь один для всех — и для общественного «самоуправца с букетом», и даже для прокурора.

№ 338 / Виктор БУЛАВИНЦЕВ / 12 мая 2016
Статьи из этого номера:

​Канал имени Ткачева

Подробнее

В огне не горим

Подробнее

​Председатель с букетом

Подробнее