Экология

​Синдром Ханки

Ханкайский потоп: кто виноват и что делать? Ответы на эти вопросы ищут дальневосточные ученые

​Синдром Ханки

Ученые считают: необходимо комплексное изучение процессов, происходящих вокруг уникального приморского озера Ханка — самого крупного пресноводного водоема на Дальнем Востоке. Только тогда можно будет дать грамотные рекомендации по ликвидации «ханкайского потопа» и недопущению его повторов. Ведь причин, вызвавших катастрофическое повышение уровня озера, несколько — от климатических и гидрологических до хозяйственных и социальных.

Вышла из себя

Ханка, напомним, вышла из берегов в 2015 году и успокаиваться пока не собирается. Под угрозой затопления — дороги, населенные пункты, сельхозугодья. Под удар попали краснокнижные животные и растения. По словам директора государственного природного биосферного заповедника «Ханкайский» Юрия Сушицкого, уже пострадал и один из кордонов заповедника.

— После обращения губернатора в территориальное управление Федерального агентства научных организаций институтам ДВО РАН было сделано предложение пронаблюдать ситуацию на Ханке, предпринять несколько экспедиций, — сказал, открывая прошедшую в стенах Биолого-почвенного института ДВО РАН 1-ю Дальневосточную конференцию «Трансграничное озеро Ханка: причины повышения уровня воды и экологические угрозы», директор БПИ академик Юрий Журавлев. — И вот мы собрались подвести некоторые итоги.

— Сегодня мы услышим по крайней мере предположения, узнаем предварительные результаты, полученные в рамках двух экспедиций наших институтов. Ответ на вопрос, в чем причины и что делать, мы получим с помощью нашей науки если не в этом году, то в самые ближайшие годы, — добавил руководитель Дальневосточного территориального управления ФАНО Андрей Аксенов.

Кто попутал берега

Ученые констатируют: примерно с 2007 года уровень Ханки стал расти, превысив к 2013 году исторический максимум. Причинами могут быть как природные (климатические, гидрологические, тектонические…), так и антропогенные факторы — хозяйственная (прежде всего аграрная) деятельность, корректировка русел рек.

Еще в прошлом году, сразу после разлива Ханки, появилась «китайская версия». Ее с повестки дня не снимают. Директор Дальневосточного НИИ комплексного использования и охраны водных ресурсов доктор географических наук Николай Бортин рассказал, что еще в 30-х, во время оккупации Маньчжурии, японцы построили на реке Мулинхэ шлюз. Во время наводнения 1943 года, когда в Приморье бушевал Суйфун, вододелитель в Маньчжоу-го сработал на «отлично»: «нормальная» вода по-прежнему шла из Мулинхэ в Уссури, а «паводковая», избыточная — в Малую Ханку.

В 2000-х, развивая рисоводство на сопредельной территории, китайцы для регулировки объема поступающей на поля воды прокопали новый канал между Мулинхэ и Малой Ханкой. Если раньше вода из Мулинхэ шла в Уссури, то сейчас часть ее идет в Малую Ханку, соединенную с самой Ханкой гидроузлами. Свою роль в 2015 году сыграл тайфун «Гони», а также то обстоятельство, что Сунгача (Сунгач) — единственная река, вытекающая из Ханки и отводящая лишнюю воду к Уссури, — обмелела.

— В Китае реализовали хитрое, но эгоистическое решение, — говорит Юрий Журавлев. — Река Мулинхэ вообще не принадлежит бассейну Ханки, но они поставили у города Хубэй шлюз, регулирующий движение воды. Теперь вода идет или по Мулинхэ, попадая в Уссури севернее Лесозаводска, или в водохранилище, связанное с Сунгачом, или в Малую Ханку. Эта регуляция очень эффективна.

Новая конфигурация Мулинхэ чревата для нас не только наводнениями, но и экологическими катастрофами: из нескольких китайских городов в реку сбрасывают отходы. Выходит, хотя река Мулинхэ — целиком китайская, ее чистота и полноводность — это уже и наша проблема.

— Ханка — трансграничный водный объект. Большая часть его водосборной территории — в КНР. По договоренности с китайской стороной в июне будет проведено совместное обследование прибрежных территорий с обеих сторон с привлечением китайских специалистов. Может быть, тогда картина несколько прояснится. Сейчас мы не имеем представления, что происходит на китайской стороне бассейна озера Ханки, — констатирует замруководителя Амурского бассейнового водного управления Росводресурсов Елена Айраксинен.

Кстати, конференция в БПИ должна была стать международной: китайские ученые приглашались к участию. Но оказалось, что их надо было приглашать раньше — за несколько месяцев, чтобы академия наук КНР успела дать «добро». Так что китайские коллеги не приехали.

Вместе с тем обвинять во всем китайцев или тайфуны было бы слишком просто и неправильно. Ведь и с нашей стороны, заметил академик Журавлев, банк гидрологических данных, связанных с Ханкой, настолько неполон, что непонятно, можно ли им вообще оперировать. Ханка вскрыла целый пласт проблем самого разного характера, вплоть до политических.

В своем докладе академик Журавлев поворотной точкой назвал принятие «ельцинской» конституции 1993 года: структура хозяйства в стране изменилась, государство устранилось от ряда задач, гидротехнические сооружения были приватизированы, геофизические исследования — прекращены. Сельское хозяйство на некоторое время было выбито из колеи, рыбное хозяйство пустили на самотек… Заместитель директора департамента природных ресурсов Приморского края Наталья Федорец добавила: насосные станции оказались в собственности государства, а сами мелиоративные системы — в частных и нередко недобросовестных руках, многие — брошены. Последним теперь нужно дать официальный статус бесхозных, после чего муниципалитеты или край возьмут их на свой баланс. Работа эта — очень сложная, как и начавшееся отселение жителей сел, наиболее пострадавших от наводнения. И дело тут не только в затратах бюджета: как говорит Федорец, не все пострадавшие готовы переселяться.

Конструктивное русло

В качестве одного из вариантов решения проблемы Ханки предлагалось углубить, спрямить и расчистить русло Сунгача. Однако, по словам Николая Бортина, максимальная пропускная способность этой реки недостаточна: если даже каким-то образом остановить поступление в Ханку новой воды, Сунгач будет разгружать переполненное озеро в течение нескольких лет. Другой вариант — проект «Второй Сунгач»: прокладка дополнительного канала для отвода воды из Ханки в Уссури. Но это очень дорогой и непростой с технической точки зрения объект.

Есть и другие предложения — защита берегов Ханки дамбами, переброска части стока из Ханки в Раздольную.

Бортин считает, что прежде всего необходимы инвентаризация и реконструкция защитных сооружений, строительство дополнительных дамб, изучение эффективности проекта «Второй Сунгач». Основой всех этих работ должна стать тщательно разработанная стратегия межгосударственного уровня.

Юрий Журавлев предложил смотреть вперед:

— В данный момент в умах большей части людей есть только проблема повышения уровня воды. На самом деле это проблема динамики уровня воды. Есть режимы большой и малой воды. Они требуют двух режимов регуляции: когда воды много, должен быть один режим, а когда мало — другой. Сейчас мы думаем о наводнениях на Ханке, но о засухах на Ханке не думаем, хотя озеро может обмелеть, что станет необратимой катастрофой. Когда придет засуха, кто поставит заглушку на Сунгач? Мы должны разработать две программы — для малой и большой воды…

Без внимания и поддержки со стороны государства никакие выводы и предложения ученых проблем Ханки не решат. ФАНО, распоряжающееся имуществом и финансами академии наук, готово выделить средства на исследования Ханки, но соответствующее изменение госзадания возможно только за счет перераспределения имеющихся субсидий на 2016 год, а они, говорят ученые, и так снижались трижды. Заявка на грант, поданная в Российский фонд фундаментальных исследований, не была удовлетворена. Благо правительство РФ признало Ханку проблемой федерального уровня и включило ее в ФЦП «Развитие водохозяйственного комплекса в РФ в 2012–2020 гг.». Минприроды даже провело соответствующий конкурс.

— К сожалению, в этом конкурсе наши институты не смогли даже по-участвовать, — отметил Андрей Аксенов.

— Мы сделали попытку, но поняли, что участвовать в этом конкурсе не можем, потому что его условия и задачи были, с одной стороны, невыполнимыми, а с другой стороны — бессмысленными, — пояснил Юрий Журавлев.

В итоге конкурс выиграл Государственный гидрологический институт, замыкающийся на Росгидромет и Минприроды РФ. То есть деньги так и остались в системе Минприроды. Как именно петербургский институт будет решать проблему Ханки, дальневосточные ученые сказать пока затрудняются.



Озеро требует внимания

Избранные места из проекта резолюции научно-практической конференции «Трансграничное озеро Ханка…»

Озеро Ханка обладает богатым природно-ресурсным потенциалом и имеет большое международное значение как территория, сохраняющая уникальное биоразнообразие Северо-Восточной Азии, так как является ключевым участком Азиатского миграционного пути, а также представляет значительный интерес с позиции экономики северо-востока КНР и Дальнего Востока России.

Данные Росгидромета, а также предварительные расчеты ученых Тихоокеанского океанологического института ДВО РАН показывают увеличение сумм осадков в бассейне озера Ханки за последние 10 лет.

Уровенный режим озера контролируется двумя основными факторами. Первый из них — водный баланс озера, динамику которого определяет общий сезонный и многолетний режим уровней, обусловленный величиной накопленного влагозапаса, в том числе и подземного. Второй фактор — ветровые воздействия…

Результаты научных исследований за предшествующие годы показывают, что причинами современных колебаний уровня и связанных с ними проблем являются как природные процессы, так и все возрастающая антропогенная нагрузка в бассейне. Большим вопросом являются объемы водозабора и сброса вод с полей на российской и особенно на китайской стороне.

Данные, предоставленные специалистами КНР в конце 90-х годов, а также современные космические снимки показывают, что в бассейне озера Ханка осуществляется межбассейновая трансграничная переброска стока из бассейна реки Мулинхэ в озеро Малая Ханка, а затем в большую Ханку. К сожалению, ее объем пока неизвестен.

Необходимо выявить причины современных колебаний уровня воды в озере и оценить их влияние на состояние природной среды и условия хозяйственной деятельности, оценить вероятный экономический ущерб для прибрежных территорий от высокой водности озера и дать предложения по мерам минимизации ущерба с учетом трансграничности бассейна озера.

Необходимо проведение комплексных исследований в рамках единой программы. Это важно для выработки рекомендаций по адаптации системы природопользования к подобным процессам в настоящее время и в обозримом будущем.

Цель подобного проекта — сбор сведений о гидрологии озера Ханки и его водосбора, выявление причин колебаний уровня воды, разработка математических моделей, способных прогнозировать гидрологический режим озера, оценка возможного ущерба природным ресурсам и хозяйственной деятельности и на основе анализа этих данных — создание научной основы схем рационального использования, охраны и управления водными ресурсами в бассейне озера Ханки.

Из предложений, включенных в проект резолюции: обратить внимание правительства РФ и администрации Приморского края на недопустимость сворачивания научных исследований и закрытие пунктов гидрометеорологического контроля в бассейне Ханки и на реках Сунгача и Уссури; обратить внимание МИДа РФ на практически полное отсутствие прямых контактов и совместных научных исследований (включая обмен информацией о состоянии озера) между учеными РФ и КНР.

Также высказано предложение организовать на базе институтов ДВО РАН Центр по сбору информации комплексных научных исследований, изучению экологических угроз в результате повышения уровня воды в Ханке, для чего предусмотреть в федеральном бюджете выделение соответствующих средств с 2017 года.

Рекомендовано обратить внимание на дефицит гидробиологов-пресноводников на Дальнем Востоке, обратиться в Школу естественных наук ДВФУ с просьбой об организации кафедры пресноводной экологии.

Среди предложений экологической направленности — расширить территорию Ханкайского заповедника в Лесозаводском районе; поддержать инициативу БПИ и Амурского филиала WWF о восстановлении Комиссаровского заказника в Ханкайском районе; провести инвентаризацию памятников природы Приханковья, разработать программу развития защитного лесоразведения в бассейне озера.

В связи с почти полным затоплением основных мест размножения дальневосточной черепахи, включая заповедные территории (мысы Пржевальского и Арсеньева, о. Сосновый), необходимо провести экспедиционные работы на западном побережье Ханки для описания и картирования мест размножения дальневосточной черепахи, а также организовать защиту этих участков от хозяйственной деятельности и других угроз.


Материал опубликован в рамках проекта «Приморье/Среда обитания»

№ 339 / Егор КУЗЬМИЧЕВ / 19 мая 2016
Статьи из этого номера:

​Синдром Ханки

Подробнее

​Пещерные люди

Подробнее

​Чьи в лесу шишки?

Подробнее