Расследование

​Посадки в микрорайоне «Д»

«Новая газета во Владивостоке» продолжает пристально следить за реализацией федеральной программы «Жилье для российской семьи» в краевом центре

​Посадки в микрорайоне «Д»

…У каждого, конечно, по-своему; что касается меня, то чувствовать себя вещей Кассандрой, убедившейся в том, что ее дурные предсказания начинают сбываться, мне не сильно нравится. Но куда денешься? Тут ведь как с временами года: пришла весна — начались посадки. И они же действительно начались: в конце апреля, с началом, так сказать, огородного сезона, край с некоторым изумлением (те, кто был не в курсе) узнал о стремительном аресте двух крупных чиновников от строительной отрасли — директора краевого казенного предприятия «Единая дирекция по строительству объектов на территории Приморского края» (Приморкрайстрой) Игоря Сологуба и — буквально через сутки — вице-губернатора края по строительству Олега Ежова. Здесь, правда, сработал известный защитный механизм: в паузе между двумя арестами Ежов успел скоропостижно уволиться «по собственному желанию», а потому задерживали силовики не «целого» вице-губернатора, а «как бы» безработного.

Сути дела, как мы понимаем, это не меняет.

Удивлялись посадкам, повторюсь, лишь те, кто не следил за развитием предыдущих событий. Что касается «Новой газеты во Владивостоке», то еще в прошлом году мы опубликовали два подробных расследования (см. публикации «Загадочный микрорайон «Д» и «Вопрос ценой в 5 миллиардов» в №33 от 27 августа и в №50 от 24 декабря), в которых постарались детально разобраться в том, что происходит вокруг так называемого микрорайона «Д» в Снеговой Пади во Владивостоке — самого крупного проекта (в идее — почти на 2 тысячи квартир), реализуемого в регионе в рамках федеральной программы «Жилье для российской семьи» (ЖРС).

Вопросов — особенно по туманным финансовым решениям — у нас тогда накопилась масса. Напомню лишь некоторые из них, наиболее, что называется, показательные. В первую очередь нам было не очень понятно, почему из многочисленных, определенных в законе вариантов проведения госзакупки (а Приморкрайстрой, как ни крути, казенное предприятие) здесь выбрали так называемые конкурентные переговоры, которые позволяют заказчику играть абсолютно втемную, закрывая конкурс для широкого круга участников и приглашая лишь минимальный круг избранных. Причем победителя из этого минимального круга во всех прошлогодних случаях можно было с легкостью определить заранее; остальные — непрофильные и иногородние компании приглашались, по сути дела, для проформы. Именно таким образом летом 2015 года были «распилены» госзаказы на десятки миллионов рублей.

Во-вторых, нас заинтересовало, почему конкурс на поставку изделий крупнопанельного домостроения (КПД) выиграла — как нам кажется, с элементами мошенничества — компания (ООО «Каньон», запомним это название), которая этих самых изделий никак не производит, а выступает, на наш взгляд, исключительно в роли финансовой прокладки, собирающей увесистую маржу буквально из воздуха.

В-третьих, нам показалось более чем странным, что конкурс на право стать генеральным подрядчиком по строительству микрорайона — цена вопроса (и конкурса) 5 миллиардов рублей — выиграла компания (ООО «СМУ-ДВ», это название тоже стоит запомнить), зарегистрированная за два месяца до этого самого конкурса, с уставным капиталом (а значит — и ответственностью) в 10 тысяч рублей и не имеющая в бэкграунде не то что ни одного многоэтажного дома, но и ни одного уложенного бордюрного камня. Следует полагать: стол, стул и максимум компьютер. Предположив здесь явно мошенническую схему — с непременными откатами, — мы тогда писали (позволим себе цитату): «Теперь, как говорится, следите за руками. Точнее, за началом реализации проекта, списком субподрядчиков, поставщиков изделий домостроения, сроками строительства и многими другими сопутствующими вещами. Представление ведь только начинается. Мы-то уж точно обещаем следить предельно внимательно».

Всю эту вызывающую у нас недоумение информацию в рамках журналистских запросов мы после публикаций, в прошлом году, направили в соответствующие силовые структуры. Никаких детальных, удовлетворяющих нас ответов мы тогда, по большому счету, так и не получили. Зато — пусть с полугодовым временным лагом — получили действия в виде недавних арестов; это отрадно — значит, в компетентных органах умеют не только читать, но и считать (бюджеты).

Впрочем, что касается самих арестов, или, точнее, их официальной упаковки, то здесь стоит остановиться подробнее. Так, после задержания директора Приморкрайстроя Игоря Сологуба следственное управление СК РФ по Приморскому краю распространило такой официальный пресс-релиз: «По версии следствия, 14 апреля 2016 года Сологуб незаконно получил взятку в виде денег на расчетный счет подконтрольной ему организации в сумме 2 миллионов рублей, являющейся частью от заранее оговоренной суммы взятки в размере 9 миллионов рублей. Взятка предназначалась за совершение в пользу организации — Генподрядчика (договоры генподряда на проведение строительно-монтажных работ по возведению 12 жилых домов на объекте «Снеговая Падь») действий по оплате выполненных работ, а также по предоставлению возможности дальнейшего осуществления строительно-монтажных работ. Взяткодатель действовал в рамках оперативно-разыскного мероприятия».

Здесь все в целом понятно, к отдельным вопросам мы еще вернемся.

Зато последовавшее очень быстро задержание не менее быстро ушедшего в отставку вице-губернатора Олега Ежова было обставлено куда более затейливо. Опять же по официальной версии следственного управления, главной претензией к Ежову стал тот факт, что он в уже далеком 2013 году, будучи еще не «вициком», а директором департамента градостроительства администрации Приморского края, оплатил заведомо невыполненные работы по строительству пожарного депо в Красноармейском районе. И ни слова о реализации программы ЖРС в Снеговой Пади.

А то, что он был арестован немедленно вслед за Сологубом, это, значит, получается, простое совпадение. Здесь, очевидно, должны последовать новые вопросы или понимающая ухмылка; как говорил бывший губернатор (к нему мы тоже еще вернемся), деньги любят тишину. Работа следственных органов, очевидно, тоже. Тем более что, как официально сообщило все то же краевое следственное управление, в расследовании обоих дел активное участие принимают оперативники УФСБ по Приморскому краю. Поэтому в части, касающейся Ежова, будем ждать новых пресс-релизов — в том, что они последуют, можно не сомневаться, ведь не каждый день приходят за вице-губернаторами.

Тем более что подспудные и неведомые широкой публике действия следственных органов, так же как и их логика, оставляют широкий простор для фантазий и предположений. Судите сами: Игорь Сологуб заступил на должность директора Приморкрайстроя с начала текущего, 2016 года. А странные конкурентные переговоры, включая и конкурс на 5-миллиардный контракт, были проведены в прошлом, 2015 году, когда единоличные управляющие функции в «Единой дирекции» осуществлял Сергей Запорожец. К нему, однако, судя по публичному пространству, у правоохранителей никаких претензий нет.

Тут, конечно, просятся слова о разных «крышах» — силовых и административных, о том, что в условиях сжимающихся бюджетов и, соответственно, денежных потоков борьба между этими «крышами» обостряется и так далее. Но мы оставим это любителям конспирологических версий, потому что говорим здесь только о фактах, которые, как известно, вещь упрямая.

По ним, давайте, и пройдем.

В последние месяцы в микрорайоне «Д» наблюдалось активное строительство. Первыми — и весьма динамично — начали расти монолитные «башни» высокой этажности, одна из них уже даже перевалила за половину. При этом, как знает любой специалист в области строительства, цена квадратного метра в многоэтажных зданиях распределяется следующим образом: самое дешевое
жилье — панельное, дороже — кирпичное, самое дорогое — монолитное. Однако директор департамента градостроительства администрации края Евгений Добрынин, с которым встретился корреспондент «Новой во Владивостоке», твердо заверил, что и в «монолитах» метры для тех участников программы ЖРС, что уже прошли конкурсный отбор, будет предоставляться строго по 35 тысяч рублей. По его словам, застройщик намерен выйти как минимум «в ноль» за счет: а) продажи части жилья по рыночной стоимости, б) вывода помещений первого этажа из жилого фонда и сдачи их в коммерческую аренду. Также Добрынин подчеркнул, что власти постарались предельно минимизировать возможные риски (а они, как известно, встречаются) при строительстве такого размаха, для чего предприняли следующие шаги. Во-первых, микрорайон будет застраиваться домами разных проектов — «монолиты», улучшенная 121-я серия и улучшенная 83-серия, что по замыслу высокого руководства позволяет диверсифицировать или даже, точнее сказать, демонополизировать поставки бетонов и изделий КПД. Во-вторых, каждый дом возводит отдельный подрядчик, и даже если у кого-то из них возникнут, как это нередко бывает, проблемы, то остальные дома будут построены. Правда, в этой ситуации сложно понять, что же там делает генеральный подрядчик — выше-упомянутое ООО «СМУ-ДВ», — в ноябре выигравший 5-миллиардный конкурс, а уже в апреле передававший известную взятку в рамках оперативно-разыскных мероприятий.

Есть вопросы и по поставщикам. Диверсификация последних — вещь, безусловно, хорошая и правильная. Но здесь надо не упускать из виду реальный расклад сил в строительной индустрии края. Что касается производства бетона (который без цемента, как мы знаем, невозможен), то оно если не монополизировано, то во многом контролируется структурами Востокцемента, близкими к Игорю Пушкареву, ныне так же, как и Сологуб и Ежов, коротающему время в камере, правда, московской. А что касается производства КПД, то здесь еще проще. Главный поставщик — ООО «Каньон», как мы выше уже предполагали, является исключительно компанией-прокладкой. Расположенное в поселке Заводское предприятие ЖБИ, являющееся единственным в Приморье производителем панелей 121-й серии, по информации «Новой во Владивостоке», через аффилированных лиц принадлежит почему-то ныне не упоминаемому бывшему губернатору Приморского края Сергею Дарькину. А находящийся во Владивостоке завод «Аврора», являющийся единственным в Приморье производителем домокомплектов самой продвинутой, 83-й серии, также по информации «Новой во Владивостоке», через аффилированных лиц принадлежит бывшему депутату Законодательного собрания края и лидеру фракции «Единой России» Юрию Степанченко. Последний в ряде местных СМИ устойчиво проходит под званием «беглого олигарха», скрывающегося от обвинения по так называемому делу Мещерякова, и обвиняется едва ли не во всех смертных грехах, включая регулярное поедание сырых младенцев на завтрак. При этом в расчет не берется ни то, что, несмотря на все призывы российского правосудия, Юрий Степанченко однозначно удален из разыскной базы Интерпола; ни то, что давно утративший интерес прессы тот самый процесс по «делу Мещерякова» пару месяцев назад перевалил рекордную, 5-летнюю отметку судебных слушаний (аналогичного в Российской Федерации, похоже, нигде не наблюдается — мы и тут впереди планеты всей) и, на наш взгляд, уверенно движется в тупик. Впрочем, к этой отдельной теме «Новая газета во Владивостоке» полагает еще непременно вернуться.

Как же тут не согласиться и не понять действующего губернатора Приморского края Владимира Миклушевского, который, проводя летом прошлого года специальное совещание по вопросам развития строительной отрасли в крае, сделал особый упор на все той же диверсификации источников поставок стройматериалов и изделий стройиндустрии. Дело это, конечно, хорошее и правильное, но, скажем прямо, очень долгое и непростое — на долгую перспективу. Стройки, тем не менее, не ждут; особенно — по федеральной программе «Жилье для российской семьи». И пока, как говорил в подобных случаях товарищ Сталин, «других писателей у меня для вас нет».

Более того, спрос на изделия отдельных заводов-монополистов устойчиво растет. Так, к примеру, в апреле администрация края распространила вполне официальный и процитированный в местных СМИ пресс-релиз о том, что в рамках всей той же программы ЖРС недавно созданное ООО «Восточный луч» уже летом этого года начнет во Владивостоке, в районе так называемого Зеленого Угла, строительство нового крупного жилого микрорайона, где только в рамках первой очереди будет возведено около 35 тысяч квадратных метров. Немало. Реализовать проект планируется быстро, в течение полутора лет. Но самое главное, что строиться здесь — согласно одобренному в краевой администрации плану — будут исключительно дома 121-й серии, с того самого завода ЖБИ-3 в поселке Заводское. Застройщика не смущает даже существенное транспортно-логистическое плечо, которое в том числе и благодаря «Платону» (еще раз спасибо государству) может серьезно повысить стоимость кубометра железо-бетонных изделий, оказавшегося на стройплощадке. Есть тут, кстати, вопросы и к возможностям специализированных автомобилей-панелевозов; их количество в Приморье весьма ограниченно, исчисляется, по нашей информации, буквально несколькими десятками, а объемы предполагаемых и, более того, одновременных поставок в микрорайон «Д» и на Зеленый Угол просто зашкаливают.

Впрочем, как говорится, хозяин — барин. Мы же, в свою очередь, поживем — увидим.

На все это, как в сложносочиненном пироге, наслаивается и еще одна проблема. Как известно, не так давно прокуратора оспорила, а затем и отменила в суде действовавший до сих пор регламент отбора (телефонная запись) потенциальных участников федеральной программы «Жилье для российской семьи» в Приморском крае. Подчеркнуто, правда, что это не коснется тех, кто уже прошел отбор, зарегистрировался и сделал первый взнос на квартиру, которую пока виртуально получил по результатам удаленной жеребьевки.

Однако оптимизма тем, кто пока остался за бортом, а таких большинство, это, конечно, не добавляет.

Понятно, что ни один крупный строительный проект, а их в Приморье и, в частности, во Владивостоке в последнее время было много, не реализуется без трудностей и проблем; взять хотя бы набившие оскомину истории с «Хайяттами» или океанариумом. Но складывается твердое впечатление, что в истории с реализацией проекта ЖРС во Владивостоке эти проблемы предстают в каком-то особо концентрированном виде.

От себя добавим, что данная публикация об этих проблемах для нас уже третья. И, как нам представляется, явно не последняя.


P. S. Пока мы готовили этот материал, в редакции начали раздаваться звонки от участников программы ЖРС, с нетерпением ждущих ключей от новеньких квартир. Понятно, что они, как никто другой, внимательно наблюдают за ходом строительства. Так вот, собеседники сообщили, что, по их ощущениям, стройка — особенно в той части, которая касается панельных зданий, а их там большинство, снова «заморозилась». Удивившись и не совсем поверив слишком уж заинтересованным и взволнованным людям, мы связались с поставщиком изделий КПД 83-й серии — заводом «Аврора». «К сожалению, это правда, — сказали нам на «Авроре». — Мы пытались доставить уже оплаченные заказчиком панели на стройку, но их там, вы не поверите, не то чтобы монтировать, даже разгружать некому. Все лежит на наших складах. Если так будет продолжаться, то скоро мы будем вынуждены выставить счет за хранение…»

№ 342 / Андрей ОСТРОВСКИЙ / 09 июня 2016
Статьи из этого номера:

​Ликвидация

Подробнее

​Посадки в микрорайоне «Д»

Подробнее

​Избыточная жестокость

Подробнее