Место событий

​Солнечные перспективы остаться на обочине

Как полпред Трутнев поблагодарил китайскую корпорацию за «вклад в охрану природы» и пообещал содействовать ей в строительстве ГЭС на Амуре, проект которой «заворачивали» уже пять раз

​Солнечные перспективы остаться на обочине

Замглавы Hanergy Ши Госун и полпред президента в ДВФО Юрий Трутнев беседуют про перспективы ГЭС, сидя в солнцемобиле


В середине лета посреди жаркого Пекина у офиса китайского энергетического холдинга Hanergy его владелец, в недавнем прошлом — самый богатый человек Китая господин Ли Хэцзюнь представлял очарованной толпе плоды инноваций. Президент Hanergy лично сидел за рулем футуристического солнечного авто, элегантно инкрустированного серебристой фоточувствительной пленкой, которая, по данным компании, обеспечивает полную зарядку аккумуляторов за шесть часов непосредственно от солнца. Рядом кружились еще три концептуальные модели солнцемобилей — от спортивной до представительской. Представление демонстрировало небывалые достижения тонкопленочной технологии получения солнечной энергии, в которой американские лаборатории Hanergy достигли фантастического КПД в 32 % в преобразовании лучей солнца в бег электронов. Холдинг пропагандирует широкое использование чудесной пленки повсюду: на крышах, стенах, одежде, на зонтах розничных торговцев и рюкзаках туристов. И если эти авто — опытные модели, то все остальное уже можно заказать в интернет-магазинах Hanergy в Китае, Европе и Америке.

СМИ на всех континентах отдали дань восхищения дерзновенной заявке корпорации, хотя некоторые эксперты и отметили, что у нее нулевой опыт автомобилестроения и высокая себестоимость фотоэлектрической пленки. Но в наш медиавек главное — то, что совершен прорыв и стала осязаемой модель автомобиля, заряжающегося непосредственно от солнца, даже без помощи розетки, в которую поступает по сети экологически сомнительная электроэнергия (возможно, выработанная реками, запруженными плотинами ГЭС, а то и угольными станциями — виновниками загрязнений и изменений климата). В будущем, может, и не Hanergy, а Tesla выпустит серийный солнцемобиль, а может быть путь к 100 % «зеленому» авто лежит не через обклеивание фотопленкой, а через замену ГЭС и ТЭС на куда менее вредные ветро-солнце-парки… Но сейчас легендарный Ли Хэцзюнь — владелец солнечной империи, ставшей крупнейшей на рынке в 2014 году, — улыбчиво щурился за рулем, привычно купаясь в лучах славы.

Российский читатель спросит: нам-то с этого какой прок? В нашей стране, где создание «низкоуглеродных зон» видится как распил углеродных налогов в пользу ядовитого симбиоза гидроэнергетики с алюминиевыми заводами, кто дерзнет мечтать о сотрудничестве с создателями солнечного будущего? Но к черту скептиков! Сотрудничество с холдингом Hanergy уже полгода всесторонне планируется Минвостокразвития. В процесс обсуждения вовлечены власти дальневосточных регионов, ПАО «Русгидро» и ПАО «РАО ЭС Востока». А 24 июня вице-премьер Юрий Трутнев лично посидел в солнцемобиле в выставочном центре чистой энергии Hanergy и, впечатленный увиденным, выразил личную благодарность компании «за огромный вклад в охрану природы», пообещав холдингу всяческое содействие. По итогам совещания с Hanergy он дал поручение федеральным органам власти предоставить согласованные предложения по реализации проектов сотрудничества, в том числе «на основе экономических, экологических и социальных последствий их реализации».

«План Трутнева» и угроза для Амура

Значит, есть надежда? И мы с помощью китайских друзей сможем снова встать в ряд передовых технологических держав солнечного будущего? Мы были бы рады обнадежить читателя, но китайский холдинг предложил России вовсе не путь к солнцу, а совместный проект по созданию на трансграничной реке Амур гигантской плотины ГЭС. Проект имеет долгую историю, которая до последнего времени обещала быть историей постепенной победы здравого смысла над технократическим волюнтаризмом.

Превратить свободный Амур в цепь водохранилищ два братских народа решили еще в 1950-е, но скорое охлаждение отношений спасло великую реку. В 1986 году совместное проектирование возобновилось, но после 14 лет работы в 2000 году так и не завершенный проект российско-китайской схемы комплексного использования водных ресурсов трансграничных участков рек Аргунь и Амур был положен на полку. Это произошло как в результате осознания в России очевидного экологического ущерба и роста общественных протестов, так и из-за разногласий между проектировщиками сторон. Самой опасной в этой схеме была Хинганская ГЭС (Тайпингоу) между Октябрьским районом Еврейской автономной области и префектурой Хэган в КНР. 10 лет назад «Новая» писала: «Последствия этого проекта — авантюрного в экономическом, геополитическом и экологическом отношении — тяжело скажутся как на уникальных Хинганских створах, так и на экосистеме Амура в целом, ставя крест на возможности восстановления его богатейших рыбных запасов, пресекая важнейшие пути миграции фауны, уничтожая водно-болотные угодья выше и ниже по течению». Теперь упорная и вкрадчивая китайская сторона предлагает рассмотреть этот проект в шестой раз! Причем ирония в том, что это предложено устами флагмана солнечной индустрии — компанией Hanergy.

В этом примере вполне отражается специфика современного «стратегического партнерства» Китая с Россией, в отличие, скажем, от его партнерства с Евросоюзом. Западным странам легко предлагать зеленые и инновационные технологии, их экологически сознательные «общества потребления» с культурой свободного выбора собственного будущего — важнейший рынок для компаний типа Hanergy, куда сбываются новые чудесные изделия или даже переносится теперь их производство в рамках новой стратегии «Шелковый путь». Нашей же суверенной демократии, в которой информацию о знакомстве вице-премьера с заморскими диковинами можно найти только в китайских СМИ, уготован иной путь — с переносом из КНР «лишних» мощностей по производству удобрений, бетона, алюминия, углехимии и т.д.

Потрясает цинизм чиновников Минвостокразвития и их боссов, твердящих нам, что «из Китая мы будем привлекать только нужные нам и экологически чистые проекты и предприятия», но обеспечивших снижение требований к экологической экспертизе и ухудшение возможностей общественного контроля в опекаемых ими «территориях опережающего развития» — ТОРах. Что они могли придумать разрушительнее и вреднее для будущего страны, чем плотина поперек крупнейшей и свободно текущей реки Азии, где обитает 130 видов одних только рыб — больше, чем в каком-либо еще российском бассейне? Зачем браться заново разрабатывать проект, уже отвергнутый пять раз за предыдущие 20 лет и многократно признанный учеными и даже водохозяйственным ведомством и энергокомпаниями худшим по своим возможным экологическим последствиям? При этом энергия данной ГЭС не нужна никому на Дальнем Востоке России. Даже «противопаводковой функции» она не способна нести.

Видимо, у чиновников помельче есть план и строгое указание сверху «не распугать инвесторов» (будто это за них не делает куда эффективнее высшее руководство страны). Возможно, что главный интерес в проекте — у самого Юрия Трутнева как председателя совета директоров ПАО «Русгидро» — главной гидроэнергетической компании страны. Также возможно, что, получив от прессы и местных элит три ушата грязи за непродуманную инициативу создания «безуглеродной Сибири», Трутнев хочет взять «климатический реванш», выдав строительство ГЭС на Амуре за меры по спасению планеты, да еще за китайский счет. Следует рассмотреть и версию о том, что полпред хочет хоть как-то подтолкнуть инвестициями развитие Еврейской автономии, где прямо в створе планируемой ГЭС только что разместилась Амуро-Хинганская ТОР под символическим номером 13.

Извилистый путь начальственной мысли нам не понять, но поражает недальновидность: весь опыт России и мира учит, что крупные ГЭС — мощный долговременный источник социальной напряженности. Создание огромной дополнительной ГЭС ценой больших потерь комфортной среды обитания людей и глобально значимых экологических ценностей будет крайне негативным сигналом для населения и так депрессивных ЕАО, Амурской области, Хабаровского края. Но задолго до того, как решиться схватить чемоданы и тикать, население непременно громко возмутится, причем, вероятно, это будет сильнее протеста в пяти приамурских регионах, который в 2012 году вызвала к жизни неосмотрительная идея создания российско-китайской Транссибирской ГЭС в истоке Амура — на реке Шилке. Остается гадать, зачем это недовольство нужно Трутневу прямо накануне выборов.

ВЭФ-2016 как момент истины

Сколь ни парадоксально поведение россиян, но еще загадочнее мотивация самой Hanergy. На поверхности все логично — «солнечная» компания добилась поддержки профильного российского вице-премьера, к тому же «смотрящего» за главной гидроэнергетической госкомпанией в дремучей России. Проект в духе «Шелкового пути» нужен ей как способ получить здесь стабильный доход от создания ГЭС на Амуре, чтобы поддерживать на эти деньги инновационные разработки в области солнечной энергетики. Именно так — как «дойную корову» — Ли Хэцзюнь использует свою единственную крупную ГЭС Цзинаньцяо, построенную Hanergy в позапрошлой пятилетке в истоках Янцзы в отсталой провинции Юннань. Гнев же народный в России едва ли повлияет на целевой западный рынок.

Все это звучит убедительно, если не знать фактов.

В 2015 году Hanergy потерпела крах в результате авантюризма и непрофессионализма своих владельцев. На Гонконгской бирже был надут огромный финансовый пузырь дочерней фирмы-производителя солнечной пленки — Hanergy Thin Film, сделавший Ли Хэцзюня самым богатым китайцем 2014 года. Но избранный приоритет — создание фотоэлектрической пленки CIGS на основе сплава меди, галлия, индия и селена — оказался малоприбыльным ввиду 150-кратного удешевления альтернативных ему кремниевых солнечных панелей, и эта пленочная технология сейчас пытается удержать лишь 2 % мирового рынка. Главным клиентом Hanergy Thin Film стал материнский холдинг, приобретавший 60 % ее непопулярной у других продукции с рекордной
50 %-ной прибылью для дочерней компании. Hanergy и принадлежащая ей компания «ГЭС Цзинаньцяо» брали займы на «теневом рынке» для скупки акций «любимой дочки» — строилась финансовая пирамида.

Уже в мае 2015 года эта пирамида обрушилась. Намеренно или случайно, но поток заявок на продажу акций Hanergy Thin Film обрушил цены на них вдвое в течение одной секунды. Моментальный убыток Hanergy Thin Film составил более 12 миллиардов гонконгских долларов, состояние же Ли Хэцзюня сократилось вдвое. Гонконгская биржа год назад прекратила торги акциями компании и ведет расследование ее крайне подозрительного поведения. Hanergy стала символом «китайского биржевого пузыря». В итоге, судя по данным биржи и финансовых СМИ, кризис неотвратимо пожирает весь холдинг: то «ГЭС Цзинаньцяо» не может выплатить проценты по займу, то сам холдинг Hanergy не может выплатить 360 миллионов долларов долга за продукцию Hanergy Thin Film, а также он должен десяткам банков, получающим в залог доли в его еще ликвидных активах. От Hanergy отказались большинство партнеров, включая гигантскую IKEA, срочно сменившую поставщика солнечных панелей для домохозяйств. Компанию покинули несколько топ-менеджеров, объявлено о сокращении штата на 2000 человек. В мае 2016 глава холдинга Ли Хэцзюнь был вынужден уйти с поста топ-менеджера дочерней Hanergy Thin Film. Банки-кредиторы холдинга вслух признаются, что боятся невыплаты долгов…

Несмотря на кризис, управление холдингом остается крайне экстравагантным. Очевидные проблемы отрицаются «оптимистичными» менеджерами, «солнечные» лозунги заменяют трезвую программу действий. Ли Хэцзюнь то выступает с требованием к правительству закупать солнечную пленку для борьбы с бедностью, то демонстрирует технологические диковинки вроде солнцемобиля и солярного зонтика. Мы теряемся в догадках: для создания какого нового мифа или аферы ему понадобилось сдувать пыль с проекта ГЭС на Амуре? Информация о позоре и падении группы Hanergy широко доступна в интернете на китайском, английском и дюжине других языков. Спрашивается: входит ли в профессиональные обязанности чиновников Минвостокразвития и аппарата полпреда/вице-премьера изучение репутации и истории управления компаниями, с которыми они планируют развивать сотрудничество? Считают ли они, что развитие доверительных отношений с париями цивилизованного бизнеса способствует приобретению широкого круга новых партнеров для взаимовыгодного сотрудничества?

На недавней встрече с мэром города Хэган замглавы Hanergy господин Ши Госун подчеркнул, что, так как сегодня российско-китайские отношения очень хороши, надо стремиться к подписанию договора о проекте Хинганской ГЭС 2 сентября 2016 года на Восточном экономическом форуме во Владивостоке — в присутствии лидеров двух государств…

Даешь вклад в охрану природы?

№ 352 / Семен ЛАСКИН / 18 августа 2016
Статьи из этого номера:

​Солнечные перспективы остаться на обочине

Подробнее

​Слышать людей и сохранять самостоятельность

Подробнее

​Сделано в Приморье

Подробнее