Место событий

​Острова преткновения



​Острова преткновения

Во время визита Владимира Путина в Японию фотокорреспондент «Новой» Юрий Мальцев находился на Шикотане, главном острове Малой Курильской гряды, по-японски — Хабомаи. Весь остров — 27 километров в длину, 10 в ширину. Два поселка — Крабозаводское и Малокурильское. Два рыбокомбината. Пограничники. Все население — меньше 3 тысяч человек. Край света. Именно так, кстати, и называется главная достопримечательность острова — мыс Край света, за которым до самых Гаваев нет ни клочка суши.

По телевизору показывали встречу Путина с Абэ, а Мальцев ходил по острову, просил местных жителей поделиться мнением о происходящем, а в основном — снимал.


Валерий, 35 лет:

— Живу в Крабозаводском четыре года, работаю на рыбокомбинате сварщиком, жена — начальником склада. Если вы спрашиваете про острова — не отдавать. Надеюсь на разум президента — это и стратегически важно, и ресурсы тут… Если они придут не жить, а поработать, какие-то предприятия откроют — я не против. Каждый ведь хочет заработать. Почему бы нет. Рабочие места будут не лишними. Но со своими разговариваю — все против передачи островов.


Наталья, 47 лет:

— Я на Шикотане 27 лет, и муж у меня тут, и дочка, и внучка. Надеюсь, что они встречаются ради мирного договора. А то, что Япония хочет острова, — это ее проблемы. Это геополитика. Мы много смотрим передач на эту тему и знаем, что острова не отдадут, пока в Японии стоит американская военная база. …Есть, конечно, у нас люди, которые думают, что придут добрые японцы, дадут им денежку на переселение… Но я не собираюсь отсюда никуда, мы здесь давно живем, нас все устраивает.

— А тревога есть?

— Нет, абсолютно нет! Главное, чтобы были работа и нормальная зарплата. А то уже поговаривают, что могут «северные» у нас снять, потому что мы не на севере, а на одной широте с Сочи — вот в этом есть проблема. Развивать надо эту землю. Инфраструктуру строить, жилье, а то ничего ж не строится. Вот у нас дом двухэтажный, первый этаж регулярно затапливается. Дороги у нас ужасные… И цены на коммуналку хорошо бы понизить, сил нет терпеть. А с Японией нет проблем.


Рустам, 49 лет:

— Я здесь с 1979 года. Работаю водителем «скорой помощи». Раньше работал на промысле, бывал в начале девяностых в Японии, в Ханасаки, в Немуро, нормальные люди, дружелюбные. По островам — что будет, то и будет, мы люди подневольные. Но я против отдачи островов. Многие люди прожили здесь большую часть жизни. И у меня вся сознательная жизнь прошла здесь, ехать отсюда никуда не хочу. Меня здесь все устраивает, буду за эту землю держаться.

Елена Ильинична:

— На Шикотане я с 1973 года, на пенсии уже, вот, водителем такси подрабатываю. А прежде — и на рыбокомбинате работала, и в ЖКХ. Мирный договор, надеюсь, заключат, и все будет нормально, нам, простым людям, делить нечего. И я, и дочка моя — мы бывали в Японии по безвизовому обмену. Обыкновенные люди — простые, хорошие. И не делят эти острова — никому они не нужны. Скорее, это политикам надо. А говорить тут и нечего — острова наши. Можно и без этих проблем дружить.


Ахмат Дудаев, 25 лет:

— Я работаю в салоне связи в Малокурильске. Я здесь родился в 1991 году, коренной, так сказать. Но оставаться и жить здесь я не планирую, молодежь здесь вообще фактически не остается. От 18 до 30 здесь мало кто есть. Все стараются уехать в города, учиться, строить карьеру и так далее. Здесь нет перспектив для развития абсолютно никаких. Просто салон связи — это наш семейный бизнес, и поэтому я здесь пока что помогаю родителям, но, как только встанем на ноги, я сразу уеду.

Я надеюсь, что здесь будет какое-то совместное с японцами освоение ресурсов, потому что только так можно будет поднять экономику островов. Наше государство сколько миллиардов рублей вливает, а у нас даже домов не строится, сантиметра асфальта нет, ничего нет. А с японскими возможностями, наверное, можно будет сделать здесь жизнь лучше. Вряд ли острова отдадут, будет какое-то постепенное освоение.

Японию я немного знаю, трижды ездил в университет в Саппоро на месячные стажировки по изучению японского языка, могу разговор поддержать. Культура, менталитет своеобразные, но их трудолюбие — поражает. То, что они еще в 90-х построили здесь по линии гуманитарной помощи, — это очень помогло Шикотану выжить: поликлиника, электростанция. Думаю, надо сотрудничать, совместно все делать. Не нагнетать обстановку милитаризацией, а вместе экономику двигать. Любые перемены — к лучшему.

Есть, знаете, такие псевдопатриоты, которые кричат: это наша исконная, российская земля! Хотя они совершенно не представляют себе, как здесь люди живут, что здесь происходит, что здесь творится. А есть такие либеральные, которые говорят, что надо отдать… Истина где-то посередине. Я здесь родился, для меня это Родина, и когда с острова куда-то уезжаешь, всегда сильно тянет обратно. Это не только у меня — у всех так, кто здесь родился и вырос.


Ирина Волкова, 35 лет:

— Я сама из Владивостока, но уже восемь лет на Шикотане. Хуже будет или лучше? Я вам так скажу: хуже, чем сейчас, я давно не жила. Зарплата — 9 тысяч, это я в детском саду работаю. А цены вы наши видели? Пройдитесь, посмотрите. У нас мясо от 700 рублей начинается, из Владивостока везут, с Сахалина. Вообще у нас остров очень красивый, если его довести до ума. Элементарно дорогу сделать, у нас ведь летом пыль до неба. Площадки детские, парк хотя бы небольшой. Для отдыха хоть что-то: кроме кабаков, ведь ничего нет. Японцы сюда приезжают иногда по безвизовому обмену, тут же их могилы остались, ухаживают…

А вообще у нас здесь забытый богом край…

С людьми разговариваю — опасаются, что японцы дружат с американцами и, если что-то решится, американцы здесь сразу поставят базу. Но, с другой стороны, за нами Китай стоит — чего нам бояться?


Виктор Петрович Филиппов, 62 года:

— Меня сюда в восемь лет привезли, всю жизнь я тут и прожил. Конечно, раньше остров лучшее впечатление производил, сейчас все поменялось. Зарплаты стали маленькие, люди стали более жадные и агрессивные.

В последнее время Шикотан — забытый остров, он никому не нужен. Приезжает губернатор — надо, чтобы людей слушал, встречался. Не только с администрацией, но и с людьми. У нас же коммуналка душит. Свет — 15-16 рублей киловатт, ну где это видано? На цены в магазине смотрели? А в любое общежитие зайдите — там же жить невозможно. И никому это не надо. Надо жилье строить. С медициной тоже… Вот что-то со мной случилось — надо ехать в область, на Сахалин. А ты попробуй доберись, а попробуй там еще в больницу попади! Авиакомпания наша местная, «Аврора», уже объявила, что с 1 января цены резко поднимет. И какой пенсионер полетит? Вот у меня пенсия — 20 тысяч. Коммуналку заплатил — и что остается? Понятно, что топливо завозное. Ну так, может, нам Япония какой кабель протянет?

Кожемяко, конечно, молодец, что-то суетится, вертолет вот к нам регулярный запустил. Прошлый-то вообще ворюга был…

А острова — я бы отдал не задумываясь. Но и сам бы уехал сразу.


Подробный фото отчет можно посмотреть здесь. 

№ 370 / Юрий МАЛЬЦЕВ / 22 декабря 2016
Статьи из этого номера:

​Острова преткновения

Подробнее

​Золотое тепло

Подробнее

​Жизнь после «Зубра»

Подробнее