Экономика

​Напечатанный пряник

Чтобы создать иллюзию роста доходов, достаточно раздать по 5000 рублей пенсионерам. Накануне выборов президента это особенно важно

​Напечатанный пряник

Российские чиновники вновь утверждают, что кризисные тенденции в экономике удалось преодолеть. На этот раз члены правительства объявили о завершении двухлетнего периода падения доходов населения. Максим Топилин, министр труда, даже пообещал россиянам рост реальных зарплат в 2017 году. «Приняты все решения для того, чтобы в следующем году реальные доходы не падали», — утверждал Топилин еще в декабре. Восстановление прогнозируют и другие экономические ведомства: глава Минфина Антон Силуанов, например, ожидает увеличения реальных доходов населения на 1,5% по итогам года. Впрочем, независимые экономисты связывают оптимизм министров с приближением президентских выборов, а не с реальным улучшением ситуации. Факты говорят о том, что «новая бедность» останется в России еще надолго.

Бедность крепчает

Реальные располагаемые доходы россиян снижаются больше двух лет подряд — последний раз их рост был зафиксирован в октябре 2014 года. Общее сокращение к ноябрю 2016 года составило 12,7%, посчитали эксперты ВШЭ в свежем социально-экономическом мониторинге. Реальные зарплаты за тот же период сократились на 10%, а число россиян, проживающих за чертой бедности, выросло на 5 миллионов человек (всего доход ниже прожиточного минимума имеют 20,3 млн человек, или 13,9% населения). Средняя зарплата в России в долларовом выражении рухнула чуть меньше, чем вдвое: с $936 в 2013 году до $558 в 2015-м.

В этом году темпы обеднения населения действительно замедлятся: в первую очередь за счет разовой выплаты пенсионерам 5 тысяч рублей и индексации пенсий на уровне инфляции. Не считая заработных плат, пенсии — главный фактор в динамике реальных доходов, поэтому их стабилизация дает сильный положительный эффект. На надбавки к пенсиям накладывается «эффект низкой базы»: после столь глубокого падения колебания реальных доходов в диапазоне 1% оказываются абсолютно незначительными.

На этом связанная с реальностью оптимистичная повестка заканчивается: «Никакие другие индикаторы не говорят о том, что в социальной сфере происходят какие-то позитивные изменения», — считает директор Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Татьяна Малева. Стоит также помнить, что официальные прогнозы игнорируют «теневую» занятость, которая охватывает несколько десятков миллионов человек — в этой зоне экономические тенденции могут не в лучшую сторону отличаться от тех, которые рисуют нам российские чиновники.

В любом случае прогнозируемый рост реальных доходов, о котором говорит Минфин — 1,5% за год, — можно назвать лишь завершением спада. «Это рост в пределах статистической погрешности. При таких темпах нужно 8 лет, чтобы компенсировать наше падение», — поясняет Малева. Отсюда следует, что к докризисному уровню реальных доходов России удастся вернуться только в 2024 году, спустя десятилетие после начала спада, а это — огромная дистанция, предупреждает эксперт. «Пока мы падаем, остальной мир развивается, там происходят экономические и технологические прорывы. Так что отставание будет не 10 лет, а гораздо больше».

О том, что негативные тенденции переломить не удалось, свидетельствуют не только статистические подсчеты — среди ожиданий населения доминируют такие же депрессивные настроения. Главная тенденция в потребительском поведении россиян 2016 года — нарастание режима экономии, в котором население пребывает уже 2 года, рассказывает руководитель отдела изучения потребления и уровня жизни Левада-центра Марина Красильникова: «Весьма скорбные оценки изменений материального положения российских семей сохраняются. Говорить о том, что люди ожидают скорого улучшения, ни в коем случае не приходится».

По данным Левады-центра, три четверти россиян считают, что страна находится в кризисе; из этих респондентов еще три четверти не ожидают улучшения ситуации ранее чем через два года (или не ожидают вовсе). В 2016 году трудности с покупкой продуктов или одежды испытывали 41% россиян, свидетельствуют исследования ВШЭ. При этом большая часть этих людей уже не считает свое материальное положение плохим, поскольку успела привыкнуть к понижению стандартов потребления. Способы адаптации к кризису — пассивные, пишут эксперты: люди стремятся «меньше тратить», а не «больше зарабатывать».


В поисках предвыборного роста

Еще одно основание для громких заявлений членов правительства — наметившееся завершение экономической рецессии. В этом году в России ожидается рост ВВП от 0,6% (базовый сценарий Минэкономики) до 1,5% (прогноз Всемирного банка) и даже 2% (благоприятный сценарий). Но ни одна серьезная проблема, стоявшая на повестке властей, за 2 года так и не была решена, говорят эксперты: экономический рост не запущен, сырьевая зависимость не преодолена, прорывов в производстве не произошло.

Единственное достижение прошлого года — это снижение инфляции до 5,4% после 12,9% в 2016 году. «Но инфляция — это не самоцель, а условие для экономического роста, — говорит Татьяна Малева. — Как видите, роста нет и при низкой инфляции — вряд ли кого-то утешат 1,5% ВВП».

Директор Института стратегических исследований ФБК Игорь Николаев считает, что даже такой прогноз чересчур оптимистичен: нас ждет «болтание около нуля», но скорее в отрицательной плоскости — спад до -1% ВВП по итогам 2017 года. «Инструменты жесткой денежно-кредитной политики, конечно, способны стабилизировать ситуацию. Но когда вы признаете, что кризис структурный, а свои проблемы решать даже не начинаете, то откуда вдруг возьмется рост? Чудес не бывает», — замечает экономист. Сейчас экономику поддерживают относительно высокие цены на нефть, но устойчивый рост в 1—2% они не обеспечат ни сейчас, ни через 2 года, уверен Николаев.

Жизнеутверждающая риторика властей связана с началом предвыборной кампании и ни с чем иным, считает Малева. Вряд ли эти словесные интервенции окажут какое-то влияние на реальные настроения россиян: «Все экономические субъекты, включая население, адаптировались к негативному сценарию и не особенно стремятся прикладывать усилия, чтобы это плохое равновесие расшатать», — говорит эксперт. В сфере доходов и потребления люди ориентируются на личный опыт, а не на заявления политиков, подтверждает Красильникова: «Сейчас люди понимают, что жизнь сложная и такой в ближайшие годы останется. А предвыборная мобилизация с годами в нашей стране становится все менее значимым фактором — посмотрите на недавние выборы в Думу».

Текущая задача властей — как можно более убедительно показать людям, что жизнь в стране наконец налаживается. «Могут решить, что с выплатой 5 тысяч пенсионерам получилось достаточно хорошо, и перед выборами пойти на это еще раз», — полагает Игорь Николаев. Если цены на нефть будут выше, чем заложенные в бюджете $40 за баррель, то это добавит в казну лишний триллион рублей (при цене в $50 за баррель). Почему бы не воспользоваться частью сверхдоходов ради создания благоприятной обстановки накануне президентских выборов? Запуск экономического роста на эти деньги все равно купить не удастся.

№ 374 / Арнольд Хачатуров / 26 января 2017
comments powered by Disqus
Статьи из этого номера:

​Хоспис нужен всем

Подробнее

​Дела скверные

Подробнее

​Владимир Николаев: в 2017 году нашу заботу почувствуют 500 тысяч приморцев

Подробнее