Расследование

​Что за дымовой завесой?

В Приморье не утихают политтехнологические бои местного значения

​Что за дымовой завесой?

Восемь месяцев назад во Владивостоке был задержан глава администрации города Игорь Пушкарев. Казалось бы, для Владивостока, где за последние четверть века ни один градоначальник не сумел завершить свое пребывание в кресле мэра с честью и красиво, такой поворот событий является не только не сенсационным, но, скорее, даже обыденным и привычным. Однако дальнейшее — вплоть до сегодняшнего дня — развитие интриги показывает, что «снесенный» политик по-прежнему абсолютно уверен в своей правоте (если не в святости); чтобы доказать это, политтехнологи, работавшие с Игорем Сергеевичем еще со «спасских проектов» и, судя по всему, продолжающие работать до сих пор, развернули в социальных сетях и некоторых электронных СМИ довольно жесткую и шумную кампанию информационного давления, состоящую из двух составных частей. Первая: «невинность» Игоря Пушкарева, который едва ли не завтра будет с почестями освобожден из-под стражи и на белом коне вернется в нежно любимый город; вторая — во всем виноват губернатор Владимир Миклушевский (дескать, знаем-знаем, чей был заказ на арест мэра), который тоже буквально завтра будет с позором снят с работы, потому что — ведь всем это известно! — двое его вице-губернаторов уже арестованы.

Параллельно некоторые местные и федеральные СМИ сообщили о том, что по поручению Игоря Пушкарева его адвокаты направили жалобу на законность содержания Игоря Сергеевича Пушкарева под стражей в расположенный в Гааге Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Многие наблюдатели комментируют этот шаг как по меньшей мере странный: если бывший член политсовета «Единой России» обращается за защитой в Гаагу, выражая тем самым полное недоверие отечественному правосудию, то в первую очередь это говорит о том, что он пошел на полный разрыв с системой, участником которой он был в течение многих лет.

Как бы там ни было, в теории пропаганды такой нехитрый трюк называется механизмом «переключения внимания»; любой более или менее опытный журналист хорошо это знает.

Что же касается юридической стороны вопроса, то здесь, не чувствуя себя достаточно подкованными (в отличие от тех, кто торопится поспешно раздавать оценки), мы обратились за комментарием к компетентному собеседнику — председателю Приморского регионального отделения Ассоциации юристов России, заместителю прокурора Приморского края в отставке кандидату юридических наук Юрию МЕЛЬНИКОВУ. Вот что рассказал Юрий Борисович корреспонденту «Новой газеты во Владивостоке».

— Давайте прежде всего договоримся о том, что мы с вами сразу отбрасываем в сторону все политические пристрастия. Я никогда не работал и не работаю ни в городской администрации, ни в краевой. Но о деятельности следственных и надзорных органов имею совершенно ясное представление, потому что всю жизнь, до ухода в отставку, проработал в органах прокуратуры — и на районном, и на городском, и на краевом уровнях.

Так вот, исходя из вышесказанного, сразу хотел бы подчеркнуть, что для меня, как и для моих коллег, бывших и действующих, крайне оскорбительно звучит слово «заказ». Использовать его может человек или крайне недалекий, ограниченный, я бы сказал, примитивно мыслящий, или, наоборот, откровенный циник, пытающийся умышленно создать мутную дымовую завесу, чтобы с ее помощью максимально исказить реальную ситуацию.

Если исходить из логики, о которой вы сказали, то получается, что «всемогущий» губернатор буквально приказал краевым УФСБ, прокуратуре, Следственному комитету любой ценой найти компромат на мэра Владивостока Игоря Пушкарева. Смею вас заверить, что это далеко не так. И, несмотря на всю вертикаль власти, в крае достаточно компетентных структур, которые подчиняются исключительно центральному руководству. Насколько я помню, чуть больше года именно в вашей газете была опубликована серьезная статья по материалам решения краевого УФАС, которое, в свою очередь, было построено на материалах, переданных антимонопольщикам для рассмотрения из тех самых компетентных структур. Собирались, насколько я в курсе дела, эти материалы долго, тщательно проверялись, устанавливалась их достоверность — без этого в нашей работе никак нельзя. Тем более когда речь о проверке деятельности серьезного руководителя, главы краевого центра, избранного голосованием жителей города.

А ведь речь в тех материалах шла в том числе и о поддельных банковских гарантиях, и о многих других моментах, которые, если это действительно так, отнюдь не свидетельствуют о чистоте рук.

Следственные действия по делам подобного рода — это тоже целый комплекс мероприятий, который с соблюдением всех норм процессуального законодательства может длиться достаточно долго. Возьмите для сравнения схожие дела таких персонажей (правда, рангом повыше), как Хорошавин, Гайзер, Белых — там везде со времени задержания прошло значительно больше времени, а следственные действия все еще продолжаются.

К слову, об упомянутых фигурах — их что, тоже кто-то злокозненно «заказал»? Или все-таки правоохранителям удалось поймать за руку руководителей, пошедших на нарушение закона?

Поэтому я бы советовал воздержаться от использования огульных терминов; давайте спокойно дождемся судебного разбирательства и тогда уже узнаем — где бессребреник и честный руководитель, а где прямое нарушение федерального закона.

Абсолютно то же самое я могу сказать и о высокопоставленных чиновниках краевого уровня. Или опять кто-то начнет говорить, что их тоже «заказали»? Не сомневаюсь ни секунды, что прежде, чем было принято решение об аресте вице-губернатора Приморского края Олега Ежова, а спустя полгода и вице-губернатора Сергея Сидоренко, соответствующими органами была проделана колоссальная работа по сбору доказательной базы. Естественно, что так же, как и у Игоря Сергеевича Пушкарева, у них есть полное право себя защищать всеми законными методами. И я здесь совершенно согласен с губернатором Владимиром Миклушевским в том, что меру вины каждого определит только суд. Ну так давайте же и в этих случаях спокойно дождемся этих судебных решений.

Другой момент, что у нас — и это опять же к вопросу о политических пристрастиях — зачастую любят персональную ответственность размазать или, можно сказать, с ее помощью замазать окружающих. И теперь, да, раздаются голоса, что, дескать, губернатор должен нести прямую ответственность за своих подчиненных. Думаю, что да, должен, но лишь в известной степени.

Напомню, к примеру, что несколько лет назад в мэрии Владивостока были выявлены грубые нарушения закона при организации командировки группы сотрудников за рубеж. Напомню опять же, что к тому же Игорю Сергеевичу Пушкареву тогда никаких претензий не было; ответственность понесли лица, прямо виновные в допущенных нарушениях.

Могу привести, если не возражаете, и другие примеры, уже совсем с другого уровня власти, связанные с бывшим министром обороны Анатолием Сердюковым, и совсем недавний — с бывшим министром экономического развития Алексеем Улюкаевым? Мне кажется, было бы странно в этих случаях предъявлять претензии еще к кому-то, кроме лиц, совершивших правонарушение. Но их персональную ответственность с них никто, насколько я знаю, не снимал.

Поэтому, повторюсь: если мы хотим быть объективными, давайте отбросим политические пристрастия. Давайте больше доверять следователям, которые ведут сейчас, поверьте, очень непростую работу. Ну и, наконец, последнее слово за судом, который — единственный — компетентен определить степень вины или невиновности каждого из фигурантов.

№ 375 / Сергей ПАВЛОВ / 02 февраля 2017
comments powered by Disqus
Статьи из этого номера:

​Что за дымовой завесой?

Подробнее

​Приморью устроили краш-тест

Подробнее

​Невельской возвращается на Сахалин

Подробнее