Спорт

Овечкин сказал «Нет!»

НХЛ запретил россиянам выступать на Олимпиаде в Пхенчхане — российский форвард не согласился. Кто проиграет? Хоккей

Овечкин сказал «Нет!»

Россия еще не выиграла, а хоккей уже проиграл — первое, что пришло в голову при известии об официальном отказе Национальной хоккейной лиги (НХЛ) прерывать свой чемпионат на время Олимпийских игр в корейском Пхенчхане. Это означает, что впервые за 20 лет в олимпийском турнире не примут участие лучшие игроки мира. Победителей точно нет. Речь может идти только о том, как всем заинтересованным сторонам минимизировать потери — кому денежные, кому имиджевые. Переговорная конструкция «Международный олимпийский комитет (МОК) — НХЛ — Международная федерация хоккея (ИИХФ)» оказалась слишком шаткой.

Прежде чем делить шкуру не нами убитого медведя, спрошу напрямик: а Россия вообще-то в Пхенчхан едет? Или расследование по Сочи-2014 завершено окончательно, и больше ничто нам со стороны «святой антидопинговой инквизиции» не угрожает? Пока, насколько я понимаю, гарантий никаких, так что прежде, чем посыпать голову пеплом или, наоборот, радоваться хоккейному «обнулению», надо понимать, что эта беда — еще не совсем беда.

И второе, тоже весьма важное замечание. Олимпийская золотая медаль есть высший знак отличия в мировом спорте — независимо от того, в споре с кем она завоевана, престижным был турнир или так себе. Третьяк, Фирсов, Рагулин, Кузькин, Давыдов, Хомутов — трехкратные олимпийские чемпионы, и точка. Без добавки — «когда в Олимпиадах не участвовали хоккеисты НХЛ». По итоговой значимости Гренобль-1968 ничем не отличается от Нагано-1998, где впервые собрались лучшие силы мирового хоккея. Другое дело, что последние 20 лет приучили к тому, что олимпийский хоккей — топ-праздник игры на все времена.

Кстати, пять олимпийских хоккейных турниров «новой эры» принесли России лишь серебро-1998 и бронзу Солт-Лейк-Сити-2002 — худший результат среди «большой шестерки». Последние по времени зимние Олимпиады были просто провальными: сборная России со всеми ее заокеанскими звездами останавливалась на уровне четвертьфинала. Позор Ванкувера-2010 с канадскими «гориллами из клетки» оказался равнозначен позору Сочи-2014, где нас обыграли финны. После чего мой личный интерес к турниру ограничился тем, завоюет ли Канада второе подряд олимпийское золото. Завоевала, обозначив таким образом свое превосходство, если не сказать — господство на Олимпиадах в варианте «участвуют все лучшие».

Ровно четверть века прошло с тех пор, когда отечественный хоккей поднимался на олимпийскую вершину. И вот теперь, когда НХЛ надоело «подстраиваться под Олимпиаду» в ущерб собственному чемпионату, для России вроде бы открылась дорога к вожделенному золоту. Но если заранее глядеть на ситуацию через призму собственной выгоды, то, боюсь, ничего у нас не получится.

То, что в связи с демаршем лучшей лиги мира мировой хоккей многое потеряет, — несомненно. То, что к новому формату олимпийского турнира придется привыкать и как-то перестраиваться, — тоже вопрос не дискуссионный. Хуже всего даже не болельщикам, а хоккеистам, относящимся к цвету мирового хоккея, — многих из них лишили возможности достигнуть пика своей карьеры.

Год назад, когда еще вовсю обсуждались перспективы возрожденного НХЛ Кубка мира, «Новая газета» предложила увязать участие в нем с предстоящим олимпийским турниром. Инициативу могла взять на себя Россия при поддержке ИИХФ, в чем был очевидный резон: разговоры о возможном бойкоте Олимпиады со стороны НХЛ ходили уже тогда. Да, НХЛ предложила весьма выгодные условия, брала на себя основную часть расходов, выработала удобный формат своего супертурнира, но при этом могла использовать сам факт возвращения Кубка мира в международный календарь как альтернативу олимпийскому турниру. Эту опасность нельзя было недооценивать.

Увы, глава НХЛ Гэри Бэттмен без объяснений пресек даже попытку заговорить про предстоящую Олимпиаду в стиле «вопрос не ко времени — когда надо, тогда лига его и обсудит». Отговорка была привычной, но настораживающей, а партнеры настойчивости не проявили. Успех форума в Торонто, похоже, лишь укрепил желание организаторов потихоньку готовить хоккейное сообщество и международные спортивные структуры к смене приоритетов.

Вскоре позиция НХЛ по отношению к Олимпиаде в Пхенчхане обрела более или менее четкие очертания. Клубы от участия игроков в олимпийских турнирах получают одни убытки в связи с вынужденным трехнедельным перерывом, к чему добавляется риск получения травм, Южная Корея слишком далеко и не представляет интереса в плане продвижения лиги. МОК не ценит усилий и уступок со стороны НХЛ, но теперь должно быть по-другому — возможность продолжения сотрудничества следует подкрепить преференциями и особым статусом, вплоть до уровня топ-спонсоров. Полного списка требований никто не видел, переговоры с самого начала шли тяжело и без каких-либо конкретных результатов.

Судя по отдельным комментариям, НХЛ пыталась вести переговорный процесс с позиции силы. Но Томас Бах — не президент ИИХФ Рене Фазель, он не может поступиться принципами, пусть в чем-то устаревшими и даже декларативными. Корейский райдер коммерческой лиги, в котором был даже пункт о возмещении неизбежных убытков всем 30 клубам НХЛ, мог показаться чересчур дерзким и даже вызывающим. По части особых преференций МОК не уступил ни пяди, а предложение перенести хоккейный олимпийский турнир на лето даже не рассматривал.

Рене Фазель — руководитель с весьма ограниченными полномочиями, его «королевство» находится в тени всесильной империи. НХЛ и ведет себя соответственно, иногда снисходя до проблем международной федерации. Фазель уступал не раз, готов был уступить и сейчас. ИИХФ в пиковый момент переговоров предложила взять на себя расходы по страховке, перелету и размещению (раньше их обеспечивал МОК), выделив на все про все 20 с лишним миллионов долларов. Гэри Бэттмена сумма ничуть не впечатлила, равно как разговоры про престиж, равно как желание большинства игроков поехать в Пхенчхан. Хоккеистов поддерживал и поддерживает профсоюз, что обещает боссу проблемы в будущем, но сейчас карты на руках у Бэттмена. Он повел себя как крайне жесткий прагматик, защитник интересов и доходов клубов — что, впрочем, неудивительно.

Надежда Фазеля на то, что переговоры будут продолжаться до конца апреля, оказалась мнимой — Бэттмен без дополнительного предупреждения закрыл вопрос. Стороны обменялись взаимными претензиями, хоккейное сообщество обрушило праведный гнев в основном на НХЛ, но послать лесом окончательный вердикт организации осмелился пока только Александр Овечкин. Культовый бомбардир «Вашингтона» заявил, что он все равно поедет на Олимпиаду. Бэттмен меланхолично заметил, что проблема решится в свой срок. Рычаги давления на недовольных у лиги действительно есть, звездный статус никого не защитит от возможной дисквалификации за попытку пойти вразрез с корпоративным договором.

Любопытно, что против участия хоккеистов в олимпийском турнире в Пекине-2022 НХЛ не возражает — и это говорит о том, что финансы определяют не все. Но МОК вряд ли согласится с тем, что теперь придется зависеть от прихоти слишком влиятельного игрока, который сам решает, стоит кому-то делать одолжение или нет.

Хоккейный турнир в Пхенчхане так или иначе состоится. Экзотический для Кореи хоккей публику соберет. Даже у хозяев появятся какие-то шансы, а гранды окажутся примерно в равном положении. Россиянам заранее отдают первенство, но «забрасывать шапками» — не самое умное из известных человечеству занятий.

Привычный порядок вещей, так или иначе, нарушен. Все правы и все виноваты, все отстаивали свои интересы, а о последствиях никто по-настоящему не задумался. Про хоккей, конечно, забыли.

№ 385 / Владимир МОЗГОВОЙ / 13 апреля 2017
Статьи из этого номера:

​Владивосток без Шульца

Подробнее

​Товарищ Трамп, ну как же так?!

Подробнее

​Андрей Бажутин: «По всей стране стоит более миллиона машин»

Подробнее