Общество

​Паливо чисто конкретное

Жильцы дома на Партизанском проспекте краевого центра, который служит стеной СИЗО № 1, разом стали погорельцами и просят помощи и защиты у полпреда президента России

​Паливо чисто конкретное

Лестничная площадка 5-го этажа после пожара


Документ под стандартным заглавием «Открытое письмо» редакция «Новой газеты во Владивостоке» получила фактически как анонимное. Поэтому изложенные в нем сведения нам пришлось проверять, и они, к сожалению, полностью подтвердились. Да и невероятными события, о которых идет речь в письме, могут показаться лишь на первый взгляд, да и то лишь людям, верящим в силу правового государства и законности в Российской Федерации. Беда, однако, в том, что правовым государством современную Россию перестали считать даже сотрудники правоохранительной системы, а те из граждан, кто имел свой печальный опыт тесных контактов с ФСИН (Федеральной службой исполнения наказаний) в каком-либо качестве — следственно-арестованного, осужденного, родственника или близкого человека арестанта, да и собственно служащего ФСИН, прекрасно отдают себе отчет, что реальные порядки в изоляторах и колониях бесконечно далеки от декларируемых.

Не так давно на страницах «Новой газеты во Владивостоке» мы рассказывали об уголовном деле в отношении подполковника, оперативника Управления собственной безопасности ГУФСИН по Приморскому краю Николая Романцева из Уссурийска. Этот сотрудник внезапно подвергся уголовному преследованию и был в итоге осужден по весьма сомнительным основаниям, но во время судебного процесса при допросе свидетелей, которыми были сотрудники ГУФСИН, учреждения ИК-41 либо сами осужденные, уже освободившиеся либо еще отбывающие наказание, озвучивались буквально сногсшибательные факты. Не верить в которые никак не получается, поскольку это были слова свидетелей, предупрежденных об уголовной ответственности за дачу ложных показаний.

Тем не менее из этих показаний следовало, что в следственных изоляторах в обороте находятся строго запрещенные наличные деньги, алкогольные напитки, наркотические вещества, средства связи с доступом в сеть Интернет, банковские карты. И это не какие-то исключительные случаи, а совершенно будничные дела: как рассказывал в показаниях один из бывших осужденных, в СИЗО практиковались походы «в гости» в другую камеру, чтобы перекинуться в карты «на интерес», попить коньячку, покурить «травки» и вообще развлечься и обсудить текущие дела, такие как мошеннические сделки, выбивание долгов у арестантов, внутритюремные события и известия «с воли». А на вопрос, каким образом такое возможно в условиях режимного учреждения ФСИН, каковым является СИЗО, был получен простой ответ: даешь сто долларов сотруднику — и тебя вечером переводят в другую камеру. А утром — возвращают обратно в ту, где сидел. И в «порядочных хатах»-камерах обычно есть запасы не только еды, чаю-кофе, но и «заначка» спиртного, не говоря уже о телефонах и смартфонах с выходом в Глобальную сеть.

Вот и погорельцы из дома 28а на Партизанском проспекте во Владивостоке пишут о том же. Их дом фактически служит четвертой стеной СИЗО № 1, выходя фасадом на проспект, а тыльной стороной — во двор изолятора. В этом доме, состоящем из квартир для малосемейных с коридорной системой, первый этаж занят учреждениями — сейчас это МУП «Некрополь» и МФЦ «Мои документы», ранее там размещалась лаборатория судебных экспертиз, а четыре верхних этажа заселены. И выходящие во двор СИЗО окна этого дома снаружи защищены решетками и металлическими «намордниками», как камеры самого изолятора. Но все эти меры ничуть не мешают умельцам-сидельцам этот дом использовать для связи «с волей», потому что в дом, к его окнам, выходящим во двор изолятора, имеют неограниченный доступ все желающие. В том числе и те, кто ходит туда для связи с арестантами, принося им запрещенные «гостинцы».

Об этом давно известно не только жильцам дома, которые обоснованно скрывают имена, зная, с каким «контингентом» им, возможно, придется иметь дело, но и администрации СИЗО № 1, и собственно руководству ГУФСИН по ПК (начальник СИЗО № 1 по статусу является заместителем начальника ГУФСИН по ПК). Но почему-то ГУФСИН много лет не может принять никаких действенных мер по контролю за допуском в этот злосчастный дом — кроме попытки выставить бесполезный пост на крыше, что было запрещено судом.

Ниже мы публикуем текст письма, с которым отчаявшиеся жильцы дома обратились к полпреду президента в ДФО Юрию Трутневу.


ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПОЛНОМОЧНОМУ ПРЕДСТАВИТЕЛЮ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ДФО ТРУТНЕВУ Ю. П.

Уважаемый Юрий Петрович, обращаются к Вам жильцы дома № 28а по Партизанскому проспекту г. Владивостока с просьбой оказать помощь в решении проблемы безопасности проживания в нашем особом доме. Обратиться к Вам нас вынудили чрезвычайные обстоятельства — два сильных пожара в нашем доме (боимся, что они не последние), произошедшие подряд в ночь на 1 и 2 мая. В отличие от других, произошедших в городе Владивостоке, эти пожары являются намеренными поджогами: данный факт подтвержден пожарными (ответ ГУ МРФ по делам ГО и ЧС № 818-3-10-16 от 19.05.2017 г.).

Наш дом загораживает следственный изолятор в центре города и примыкает к нему. По сути, дом является четвертой стороной территории СИЗО. Три стороны охраняются, а наш дом оставлен без охраны. Это дает возможность различным криминальным элементам через наш дом постоянно контактировать с подследственными, находящимися в изоляторе. В процессе этих контактов передаются запрещенные предметы и продукты, такие как алкоголь, наркотики, средства связи и пр. Даже имели место случаи попыток передачи оружия. Более того, в 1992 году через квартиру № 82 был совершен побег группой особо опасных преступников. В последние годы проникновения в наш дом нарушителей участились. Пробиваются дыры в окнах тыльной стороны дома, прорезаются решетки, специальными горелками прорезаются отверстия в железных листах, закрывающих оконные проемы. Постоянно совершенствуются средства и способы переброски запрещенных предметов на территорию изолятора.

Мы предполагаем, что поводом для поджогов явилось то, что за несколько дней до майских праздников были заделаны отверстия в окнах — основных каналах передач, это вызвало недовольство заинтересованных лиц. Этими заинтересованными людьми могут быть как «прихожане», так и сотрудники охраны СИЗО. Для жильцов дома совершенно очевидно, что без участия сотрудников охраны передача посылок была бы невозможна. И уж тем более это невозможно при соблюдении ими своих обязанностей.

Эти пожары нанесли нам огромный материальный и моральный ущерб.

Кроме того, нас настораживает замалчивание (либо искажение) в средствах массовой информации фактов этих происшествий, его масштабов. СМИ полностью проигнорирован факт первого пожара в ночь на 1 мая (?!). Называется ложное количество эвакуированных через оконные проемы жильцов при втором — на самом деле их было не 14, а 56 человек; не сообщается о выгоревших квартирах и пострадавших. Более того, через две недели после происшествия появилась статья «Поджог полдома из-за ссоры», в которой читателю предоставлена ложная информация о бытовой мотивации поджогов. Явно это сделано с целью переложить ответственность и вину на жильцов дома.

С нашей точки зрения, данные события можно и следует квалифицировать как террористический акт (в УК РФ ст. 205
«…террористический акт — совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо иных тяжких последствий…», <…> как средство достижения таким путем определенных целей…).

В настоящее время перед нами остро стоят три главных вопроса:

— Кто и как нас защитит в дальнейшем (городские власти или СИЗО)?

— Кто будет оплачивать ремонт дома?

— Возбуждено ли и с какой формулировкой уголовное дело по факту данного поджога?

Командование ФСИН и СИЗО устраняется от решения проблемы охраны дома и перекладывает ответственность на плечи жильцов.

Долгие годы мы пытаемся найти общий язык с командованием СИЗО и ФСИН, но все безрезультатно. А по поводу данного пожара командование изолятора уже сейчас заняло позицию игнорирования жильцов и отказывается от любых контактов с нами, хотя у нас имеются конструктивные предложения по решению проблемы нашей безопасности, а именно:

— командованию изолятора и ФСИН внести официальные изменения в режим охраны и организацию службы, включив в нее в качестве объекта дом № 28а по Партизанскому проспекту;

— в указанном доме установить три (по количеству подъездов) круглосуточных поста дежурных в вестибюлях на входах в дом (установка постов на крыше нашего дома не эффективна, бесполезна и запрещена решением Ленинского суда г. Владивостока от 23.12.2003 г.);

— установить видеокамеры наблюдения на этажах (это не потребует больших средств по причине коридорной системы планировки дома);

— организовать периодические обходы дома в течение суток сотрудниками охраны.

С учетом вышеизложенного просим Вас оказать помощь в осуществлении: защиты наших жизней и имущества, в финансировании ремонта дома, в организации расследования данного преступления и предшествующих ему нарушений. Просим найти и наказать истинных виновных, а также решить наконец вопрос о переносе СИЗО за пределы города.

Жильцы дома № 28а по Партизанскому проспекту г. Владивостока.

23.05.2017 г.

№ 392 / Виктор БУЛАВИНЦЕВ / 01 июня 2017
Статьи из этого номера:

​Конечная станция

Подробнее

​Паливо чисто конкретное

Подробнее

​Академик Александр Сергеев: РАН должна остаться демократической организацией!

Подробнее