Экология

​Богатые планы и грязная реальность

Концепция развития острова Русского дурно пахнет из-за бухты Новик

​Богатые планы и грязная реальность

Очистные охраняются, бухта — нет


Видимо, судьба у нашего Русского острова такая — регулярно попадать в заголовки федеральных и мировых новостей. Недавний повод — принятая правительством Концепция развития островной территории Владивостока на ближайшие десять лет и подписанное премьер-министром Д. А. Медведевым соответствующее распоряжение — вновь «вынес» Русский в топовые строчки информагентств.

Озеро грязи

Судя по обширному и поражающему воображение тексту правительственного документа, его авторы «рождены, чтоб сказку сделать былью». Начертанный ими поистине футуристический проект преобразования острова Русского в международный инновационный кластер призван «догнать и перегнать» все силиконовые долины и вновь показать планете «кузькину мать».

Не утруждая читателя перечислениями всех диковин концепции: техно- и аквапарков, резиденций, бизнес-инкубаторов, центров и новых мостов, — вглядимся в ее «цели и задачи».

Итак, в числе прочего концепция провозглашает (цитирую) «создание комфортного симбиоза городской и природной среды, обеспечение высокого качества жизни для специалистов кластера и жителей, создание инфраструктуры водоснабжения, водоотведения и очистки сточных вод, переработку и утилизацию бытовых отходов, защиту окружающей среды и экосистемы острова Русский».

Пока писались эти строки и оглашались перспективы, в жизни все оставалось как есть. В главную внутреннюю бухту острова — бухту Новик — продолжали течь нечистоты: отходы кампуса ДВФУ, океанариума, медцентра и прочих новых и старых объектов. Незаметные взорам президентов, премьер-министров, губернаторов и прочих гостей проходящих на острове важных мероприятий, текут они и сейчас. И так уже пять лет. Ежедневно — по десять тысяч тонн грязи (представьте: это объем озера Юности, бывшее название — озеро Чан) в некогда чистый природный водоем. В режиме нон-стоп.

Ровно год назад «Новая во Владивостоке» подробно писала о бухте Новик, ее «антропогенной нагрузке» и тяжких экологических последствиях подобного, прямо говоря, варварского «развития территории» (см. «Бухта Новик повторит судьбу Золотого Рога?», «Новая во Владивостоке», 30 июня 2016 года). Мы обещали читателю следить за темой в надежде, что главную акваторию Русского еще можно спасти.

За это время прошло несколько заседаний по проблеме — краевого координационного совета по экологии, экспертного совета при губернаторе и даже Приморского регионального отделения ОНФ (Объединенного народного фронта). Бухтой Новик заинтересовалась Приморская природоохранная прокуратура. Она потребовала от краевой администрации и ведомств (Тихоокеанское управление Росприроднадзора, Приморское управление Роспотребнадзора, Приморское территориальное управление Росрыболовства) дать ответы:

— о законности выдачи разрешения на строительство очистных сооружений (принадлежат краевому предприятию «Примводоканал», находятся в кутовой и самой мелководной части бухты Новик. — Ред.);

— о законности проектной документации и введения объекта в эксплуатацию, оформления правоустанавливающих документов на имущество и на земельный участок;

— о загрязнении морской акватории;

— о нарушении требований санитарно-эпидемиологического и природоохранного законодательства при осуществлении сброса сточных вод на рельеф местности (в пересыхающий ручей, а оттуда — в бухту. — Ред.) и складировании осадков.

Кроме того, в письме прокуратуры содержится вопрос вопросов — о возможности «переноса выпуска сточных вод из бухты Новик».

Как известно, начиная с 2012 года, еще до саммита АТЭС, ученые, экологи, специалисты в области морской биологии и гидрологии требуют осуществить первоначальный — разумный! — проект утилизации отходов кампуса и прочих объектов — глубоководный выпуск в Уссурийский залив, где ущерб экологии будет сведен к нулю. Перенос трубы из закрытой бухты в открытое море — единственное, что может спасти Новик, без устали повторяют эксперты. Вслед за ними об этом писали и мы.

Итак, заседания и переписка инстанций — вот, собственно, и весь итог года. И плюс к тому две как будто параллельные реальности. С одной стороны Концепция развития острова со всем ее футуризмом и уже действующими новостройками (Русский мост, кампус, океанариум…), а с другой — сам многострадальный остров с его «аборигенами» (сегодня здесь проживают около пяти тысяч жителей), ужасными дорогами-грунтовками, проблемным жилфондом и вновь образованным огромным отстойником в виде бухты Новик. Будто кто-то невидимый и всесильный аккуратно и методично отделяет «мух» от «котлет».

Минус «аборигены»

Вот уже скоро тридцать лет мой отец Эдуард Александрович Костицын, ветеран войны и вооруженных сил, живет на Русском. Как все «нормальные люди», он заядлый рыбак. Но вот уже лето, июнь, а его лодка до сих пор в гараже. Толку ее вытаскивать, когда рыбы в Новике уже несколько лет как не стало. А те косяки, что по вековой привычке заходят сюда на нерест — корюшка, анчоус, — по неизвестной причине всплывают кверху брюхом и массово засоряют берег.

По одному из таких случаев прокуратура проводила проверку. И знаете, что ответила? «Промышленных и иных предприятий, в результате хозяйственной деятельности которых могла бы произойти гибель рыбы, рядом с местом обнаружения погибших водных биоресурсов не имеется». Вот так, на голубом глазу: нет в бухте Новик ничего, что могло бы ее загрязнять и губить все живое.

Наш поселок Минка, как и соседние — поселки Мелководный и Парис, издавна «прописавшиеся» на полуострове Саперном, судя по всему, не имеют будущего. Рано или поздно их «смоет» правительственная концепция, как был «смыт» новым студенческим городком бывший поселок Аякс. То же самое тогда, в 2012-м, ожидало и Минку. Ее жители еще несколько лет назад получили письма о принудительном выкупе их домов и земельных участков. Но, видимо, в тот исторический момент у государства вдруг кончились деньги, строительные планы свернули, и жители облегченно выдохнули: «Уф, пронесло…»

Сегодня, когда у острова появилась концепция, опять всем тревожно. Оформить в собственность клочок земли под огород и раньше была та еще морока. А сейчас, когда заявлены грандиозные планы, отвоевать свои сотки в принципе невозможно. Инстанции не дают надежды даже тем, кто родился на острове и всю жизнь здесь живет.

Зато без всяких концепций и волокиты обходятся частники, облепившие берега умирающей бухты базами отдыха и стоянками катеров и яхт. Получают землю и теснят садоводов по всему периметру, как, допустим, это происходит в поселке Канал.

— Нас затаскали по судам, — жалуется председатель здешних дачников, бывший военный Николай Свинников, — а все потому, что частному предпринимателю нужен наш берег.

— Вон, смотрите-смотрите! — Мы разговариваем на полянке с видом на бухту. — Катера так и снуют! Гадят, сливаются, замазучивают тут все вокруг!

Его бы проблемы да жителям поселка Парис… Они имеют несчастье проживать в своих пятиэтажках в непосредственной близости от точки сброса отходов — всего в двух-трех километрах от очистных. Когда «попутный» ветер, все вдыхают ароматы черных куч — договор о вывозе ТБО на спецполигон почему-то не действует, и «Примводоканал» валит «выжимки» отходов прямо под свой забор. «Аборигены» всех островных поселков сетуют, что не стало рыбы и бухта цветет. Житель Париса Михаил Ковалевский вспомнил былые времена, «когда все было» — чистое море, трепанги-гребешки, камбала с навагой и корюшкой, воинская часть со свинарником на мысе Тупом.

— Мы этот мыс между собой называли Свинячий, — смеется.

Теперь «свинячей» становится вся бухта Новик.

Плюс кишечная палочка

Как любая морская акватория, являющаяся «зоной водопользования населением», внутренняя бухта Русского острова, а также вся экосистема полуострова Саперного находятся под контролем государства и его ведомств (каких — см. выше). Они обязаны мониторить, анализировать, контролировать, защищать и наказывать. Теоретически. Но, как часто у нас бывает, «теоретически — кобыла, а практически — не везет». А если и «везет», то никому не проболтается.


В последние годы скопления вонючей пены становятся непременным атрибутом берегов бухты Новик


Одна надежда — на ученых. Профессор В. А. Раков, с которым в прошлом году мы совершили совместную мини-экспедицию к очистным и их главной клоаке — выпускной трубе, заявил на одном из заседаний, что в бухту сливают плохо очищенную жижу — органику, периодически покрывающую побережье хлопьями пены, как от стирального порошка, и, как следствие органики, «практически кислоту». Кислотное мутное озеро сливается, напомним читателю, ежедневно. Чем не экологический триллер?

Основатель кафедры экологии ДВФУ профессор Н. К. Христофорова вместе с коллегами изначально протестовала против «проекта» сливов в бухту Новик. Когда, несмотря на здравый смысл и доводы ученых, это все же случилось, профессор вместе со своими коллегами и студентами начала исследование морской воды. Вот некоторые выводы (работы проходили летом-осенью прошлого года):

«Установлено, что воды б. Новик испытывают мощное хозяйственно-бытовое и рекреационное воздействие… Неудовлетворительная экологическая ситуация в самом куту бухты и на входе в нее... Недостаточность очистки стоков, приходящих от кампуса университета... Бактерии группы кишечной палочки… Вся акватория сильно загрязнена этими микроорганизмами, имеющими единственный источник — фекалии человека и животных… Фенолдеструкторы и нефтеокисляющие микроорганизмы... Сравнение с чистыми акваториями морского заповедника на юго-западе залива Петра Великого еще раз подчеркнуло напряженность экологического состояния бухты Новик».

Читая материалы исследования Н. К. Христофоровой и коллег, вспомнила фразу, брошенную в сердцах одним из участников заседания экспертного совета по экологии при губернаторе края: «Так ведь угробим бухту за три года!» Видимо, это не пустой звук.

Может, ведомства тоже следят за происходящим и даже кого-нибудь уже наказали? Похоже, что нет. Была лишь попытка местного управления Росприроднадзора поймать «Примводоканал» и его очистные на нарушении — «сброс сточных вод с превышением нормативов». Запахло не только фекальными кучами, но и возбуждением административного дела, штрафами и т. п. Но другие ведомства — «ТИНРО-Центр» и Примтерруправление Росрыболовства — не увидели нарушений.

— Это не соответствует действительности! — возмутился и даже обратился с письмом к губернатору сопредседатель Приморского регионального отделения ОНФ (Объединенный народный фронт) А. М. Федоров.

В его письме есть выразительные подробности — про зловонные запахи стоков и куч под открытым небом, про сброс всего этого «добра» прямиком на рельеф, про нарушения законов и приказов Минприроды России.

Высказался и оператор очистных — «Примводоканал». Вернее, высказал претензии. Как думаете — к кому? К американцам в лице их компании-разработчика комплекса очистных. Мол, недопроектировали, недоучли, а потому «суперсовременным, не имеющим мировых аналогов» сооружениям требуется «модернизация и значительные вложения». Другими словами, краевое предприятие будет лить в Новик всю эту бяку, пока не дадут денег (бюджетных или инвесторов) или повышением тарифов на воду…

Деньги-то, в отличие от стоков «Примводоканала», не пахнут.

«А мы-то тут при чем?..»

До кампуса, медцентра, океанариума нехорошие запахи пока не долетают. В этих стартовых для будущего прорыва сооружениях — все красиво, чисто и модно. Похоже, проблемы бухты Новик тут никого не «колышат». Даже тех, кто по должности своей должен бы знать, куда все течет.

Главный инженер Медцентра ДВФУ Константин Колесников:

— Понятия не имею, куда мы сливаем отходы. Звоните с этим вопросом в департамент эксплуатации кампуса.

Директор этого департамента Сергей Кленов:

— Вы не туда звоните. Что? Бухта Новик? А мы тут при чем? Туда — стоки? Не знаю. Ситуацией не владею. У нас есть управляющая компания. Называется «Фрагра». К ним все вопросы.

Ну а «Фрагру» мне вообще не достать. Московская мегакомпания имеет в клиентах МИД, Мосгордуму, МГУ, Сбербанк, «Лукойл», аэропорт Шереметьево, не говоря про «мелочевку» типа нескольких мировых потребительских брендов.

Теперь среди ее клиентов и наш университет — кампус на Русском, от его коммуналки до уборки помещений (простите, клининга). По контракту с университетом «Фрагра», не покладая совков и веников, трудится за 2,7 млрд рублей в год. Вы правильно прочитали: московская «управляйка» получает по контракту более двух с половиной миллиардов рублей в год! За такие-то деньги там тоже, скорее всего, не знают, что такое бухта Новик.

Чисто для сравнения, чтоб понимать порядок цифр: государственная программа «Охрана окружающей среды Приморского края на 2013–2017 гг. «стоит» на все 5 лет около 700 млн рублей, что в годовом измерении в 20 (прописью — в двадцать) раз дешевле контракта с «Фрагрой». Несмешно. Видимо, краны, трубы, электропроводка, батареи и унитазы — более ценная «окружающая среда», чем море, реки и тайга.

То, что происходит сегодня на Русском, «пахнет» еще и абсурдом. Начиная с самого словосочетания «загрязняющие море очистные» и заканчивая планами масштабного жилищного строительства. Невероятно, но факт: уже повсеместно озвучено, что не где-то, а впритык к очистным и их ароматам будет возведен новый микрорайон.

Проект «преобразования среды» выполнен КБ «Стрелка» — структурой российского миллиардера Александра Мамута. Остров Русский — лишь часть федерального проекта комплексного развития территорий 40 российских городов и 319 моногородов. «Стрелка» Мамута уже преобразовала, к примеру, город Саратов, о чем в подробностях рассказывается в корпоративном журнале. Размах деятельности — от водонапорных колонок в районе, где люди живут без водоснабжения (саратовские колонки дизайнерски расписали, что, как пишет журнал, нашло большой отклик среди населения) до набережной — «главного городского променада вдоль Волги».

Прям похоже на Владивосток и набережную Цесаревича — «променад» вдоль Золотого Рога, самой грязной бухты страны. «Сточные воды без очистки, сине-зеленые водоросли, вода с резким запахом нефтепродуктов, обрастания цианофитами, загрязнение тяжелыми металлами — вода 4-й степени загрязненности (сильно загрязненная)...» Будто про нас сказано, хотя это — цитата из научного доклада об экологическом состоянии реки Волги в пределах Саратова.

Теперь, по проекту КБ «Стрелка», подобный «променад» длиной в четыре километра обещают проложить в будущем микрорайоне по берегу бухты Новик. «Федеральные стандарты», «комплексный подход», «благоустройство», «преобразование»… Взгляните на присланную во Владивосток из московского офиса КБ «Стрелка» карту Русского с так называемой территорией проектирования. Участок под жилую застройку практически совпадает с зоной экологического бедствия. В эпицентре, в месте, откуда сегодня текут главные сбросы, нарисован условный домик и есть расшифровка: «Музей». Как это понимать? В помещениях, где сегодня пыхтят очистные «Примводоканала», в скором будущем создадут Музей современного экологического безумия?..

Похоже, москвичи не замечают реалий. Но за щедрое финансирование (проект «Стрелки» предполагает выделение 3,8 млрд рублей) готовы «строить и месть». Другой вопрос — найдутся ли чудаки, готовые купить построенные на помойке квартиры? И вообще — будет ли здесь что-то построено?

Вопрос президенту

Сегодня 15 июня. Президент В. В. Путин отвечает на вопросы россиян. Я задала ему свой, письменно, на сайте — про бухту Новик. Без всякой надежды на ответ. Но внутри, почти никак не обозначаясь, сидит и не сдается упрямое «А вдруг?..».

Ведь еще не вечер, все можно исправить. Принять решение о переносе трубы. Спасти чудесную акваторию. И природа потихоньку очистит сама себя и, благодарная, еще подарит всем нам «свои детские секреты».

Тут к слову заметим, что на самом-то деле богатства бухты Новик совсем «недетские». По оценке профессора
В. А. Ракова, еще совсем недавно, до активного загрязнения, стоимость биоресурсов одного гектара этого морского водоема составляла 8 млн рублей. Значит, в общем и целом все, что жило и росло в Новике, стоило 10,4 млрд рублей! Сегодня — за минусом суммы ущерба. А завтра?

Помимо бюджетных и прочих миллиардов за дутые проекты, за обслуживание коммуналки и «клининг» завтра в бухте Новик и на острове Русском будет ли что осваивать?


ПОД ТЕКСТ

Пока готовила эту публикацию, получила свежие документы активной переписки администрации края, прокуратуры, контролирующих ведомств и ОНФ по проблемам бухты Новик. Много страниц текста. Вчитывалась внимательно. Вычитала немного.

Первое. Законность очистных и разрешения на сбросы в бухту Новик — не краевая компетенция. Вопросы — к Москве.

Второе. «Примводоканал» нарушает требования очистки и допускает превышение нормативов состава сбрасываемых в бухту отходов, за что был назначен штраф — 10 тыс. рублей — и возбуждено  административное дело, постановление о котором предприятиенарушитель сейчас оспаривает в суде.

Третье. «Примводоканал» должен устранить эти нарушения. Срок — апрель 2017 года. Вопрос на контроле.

Четвертое. «Примводоканал» перестал складировать твердые отходы под открытым небом. Договор со Спецзаводом № 1 наконец заработал — теперь кучи грузят на транспорт и вывозят на полигон ТБО.

Пятое и главное. Вопрос переноса стоков из бухты Новик в глубоководный выпуск в Уссурийский залив может быть решен в рамках реализации Концепции развития острова Русского на 2017–2027 гг.

Мы продолжаем следить за развитием ситуации.

№ 394 / Наталья ОСТРОВСКАЯ / 15 июня 2017
Статьи из этого номера:

​Кровавый понедельник

Подробнее

​Богатые планы и грязная реальность

Подробнее

​Разговор напрямую

Подробнее