Политика

​Протест кончился. Началась борьба за власть. От редакции

Что случилось с антикоррупционным митингом, перенесенным на Тверскую

​Протест кончился. Началась борьба за власть. От редакции

Вечером 11 июня в России завершилась эпоха гражданского протеста, стартовавшая шесть лет назад. Штаб Навального принял решение перенести митинг в День России с согласованной мэрией площадки на проспекте Сахарова на Тверскую. Публика заколебалась, но в основном Навальному подчинилась. Показательна реакция Льва Пономарева, который, кажется, в некоторой растерянности направлялся на Сахарова и по дороге заявил, что Навальный подвел протестное движение. Но Навальный, если разобраться, ничего протестному движению не обещал и вообще никому не подотчетен. Его риторика в последнее время ориентирована на российского избирателя, для которого он готовит победу над коррупцией.

Протестного движения больше нет, есть борьба Алексея Навального за власть. В этом, разумеется, нет ничего дурного.

Политика, которой у нас в России так страшатся в последние годы, и представляет собой борьбу за власть. Действующая Конституция прямо предписывает гражданам заниматься такими вещами. Например, иметь убеждения, создавать партии, баллотироваться на выборах и голосовать на них. Нужно лишь зафиксировать частный вывод из такого положения вещей. Не все люди, недовольные нынешним положением дел в России или порицающие коррупцию, обязаны поддерживать борьбу Навального за власть. Поскольку у них могут быть серьезные содержательные или стилистические разногласия с ним.

И этих людей не стоит автоматически записывать во врагов «свободной России».

Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

Помимо вопроса о коррупции существуют и другие проблемы — например, вопрос о российских традициях узурпации власти харизматическими лидерами. В дебатировании таких нюансов, к слову, и состоит ценность партийной политики, когда люди объединяются не столько вокруг очередной персоны, сколько вокруг ценностей, которые нужно обсуждать друг с другом время от времени, договариваться. И в этом же состоит основная проблема персоналистских политических проектов, где дебаты не слишком в цене.

И вот к вечеру в Москве 750 задержанных, в Петербурге — около 600. Там губернатор Полтавченко никак не может забыть историю о проходе протестующих 26 марта к Зимнему дворцу — за этот «либерализм» он, по слухам, получил много недобрых слов на Старой площади.

В День России, кажется, к счастью, обошлось без серьезных инцидентов и вспышек насилия. Хотя как знать, как увидят ситуацию на видеозаписях в Следственном комитете — там профессионально умеют находить свидетелей крушения малазийского «Боинга» и «сколотую эмаль» полицейских.

Формальной причиной для переноса площадки для Навального стала невозможность найти подрядчика для монтажа звукового оборудования на сцене. Они отказывались одним за одним — очевидно, под внешним давлением. И ясно, что Навального много месяцев целенаправленно травили: нападения на штабы, обыски в офисе, поврежденный зеленкой глаз и так далее. Уже во время митинга компьютерщики, помогающие Навальному, заявили об отключении основных и резервных каналов связи, которые использовались для прямой трансляции митинга, а затем нашли перерезанным кабель связи, ведущий из второго офиса трансляции.

Кабель с интернетом в резервную студию перекусили


Таковы аргументы властей в современной дискуссии о коррупции. Монтаж звука на Сахарова тут стал, кажется, просто одной из последних капель — Навальный решил повысить ставки в ответ на развернувшуюся травлю.

И в ответ на неадекватные действия властей часть оппозиции прибегает теперь к рискованным методам: это называется радикализацией.

Рядом с традиционным фронтом борьбы «честных и нечестных людей», протестующих и силовиков, открывается новый конфликт: протестующие появляются там, где собираются случайные люди.

Есть реальный риск быть задержанным просто потому, что вы неудачно зашли на Тверскую в момент «народных гуляний оппозиции» (абсолютно конституционных, разумеется). Радикализация уже не различает комбатантов — тех, кто намеренно вышел на улицу, и нонкомбатантов — тех, кто в этот день просто шел по центральной улице в Макдональдс. Один из базовых принципов противоборства нарушен — и нельзя утверждать, что первыми это сделали оппозиционеры.

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

И все же в 2017 году, возможно, впервые праздник 12 июня обрел свой смысл, а люди без приказа начальства массово вышли на площадь с триколорами. Смысл этого дня, кажется, до сих пор недооценен — это точка в нашей политической истории, когда Россия впервые заявила, что стремится быть нормальной страной — такой, где интересы граждан стоят больше, чем геополитические успехи. Сейчас, благодаря двадцатилетним сторонникам Навального, готовых в знак протеста нести государственную символику, история, кажется, не спеша, совершает новый поворот.

А в ближайшей перспективе, думается, нас ждет затяжная борьба за делегитимизацию президентских выборов как процедуры, в которой не участвует самый приметный, если — де-факто — не единственный, кандидат от оппозиции.

После 26 марта было ясно, что для закрепления успеха новой оппозиционной уличной повестки нужна вторая успешная акция. 12 июня она состоялась, пусть и не в желаемых ее устроителями масштабах: крупные митинги прошли в десятках российских городов.

Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Но пока в игре Навального против власти стоит зафиксировать ничью. Хотя у оппозиционера хватило ресурсов для того, чтобы предложить в Москве неожиданный ход, некоторым образом развить успех, достигнутый в марте, но вывести акции на новый уровень пока не удалось. Впрочем, инициатива по-прежнему на его стороне, а власти при этом по-прежнему не могут предложить внятной концепции для мартовских выборов президента.

№ 394 / Кирилл МАРТЫНОВ / 15 июня 2017
Статьи из этого номера:

​Кровавый понедельник

Подробнее

​Богатые планы и грязная реальность

Подробнее

​Разговор напрямую

Подробнее