История

​Александр Македонский или Соловей-разбойник?

Открытие тайн владивостокского вокзала продолжается

​Александр Македонский или Соловей-разбойник?

Соловей-разбойник, ставший Александром Македонским


Железнодорожный вокзал Владивостока — одно из самых заметных зданий приморской столицы, настоящий символ города. Об истории его появления и связанных с ним загадках рассказал на страницах столичного журнала «Русское искусство» доктор искусствоведения профессор Валерий Марков (Владивосток). К 157-летию со дня основания главного тихоокеанского города России «Новая во Владивостоке» публикует этот очерк в несколько сокращенном и доработанном виде.

«Является лучшим на всем пути…»

Железнодорожный вокзал Владивостока — одно из самых красивых и оригинальных по архитектурному решению подобных сооружений в России рубежа XIX–ХХ веков. Популярный дореволюционный журнал «Нива» писал: «Владивостокский вокзал является лучшим на всем пути Великой Сибирской железной дороги». История вокзала восходит к маю 1891 году, когда во Владивостоке при участии наследника российского престола цесаревича Николая Александровича — будущего императора Николая II — был заложен восточный участок Транссибирской железнодорожной магистрали. Одновременно заложили здание пассажирского вокзала станции Владивосток. Его построили в 1893 году по проекту архитектора Платона Базилевского.

Первый вокзал Владивостока представлял собой одноэтажное каменное здание с двумя двухэтажными башнями на флангах. Уже к началу ХХ века встал вопрос о его расширении, но приступить к реконструкции помешала Русско-японская война. В ноябре 1907-го на совещании управления Уссурийской железной дороги наконец было принято решение о возведении нового здания. Его проект разработал Николай Коновалов в 1908 году.

Старое здание размещалось на уровне железнодорожных путей, а площадь перед ним представляла собой покатый склон от улицы Алеутской к станции. Возводить новое строение на том же уровне было невозможно, так как в городе готовились пустить трамвай, и привокзальная площадь должна была стать горизонтальной, для чего предполагалось подсыпать ее на четыре-пять метров. Архитектор нашел оригинальное решение: использовав фундаменты и части стен старого вокзала, разместил основной двухэтажный объем здания на прежнем месте, а перпендикулярно ему на уровне второго этажа пристроил зал ожидания в виде моста над путями. Это позволяло пассажирам непосредственно с площади попадать в зал ожидания, а затем по внутренним лестницам спускаться на первый этаж к перрону. Так во Владивостоке появился интереснейший вокзал комбинированного типа, сочетающий черты исходного берегового (здание сбоку от путей), островного (здание между путями) и надпутного (вестибюль над путями и платформами). Столь оригинальное архитектурное решение отличает наш вокзал от Ярославского в Москве — тупикового типа, с путями, перпендикулярно примыкающими к квадратному зданию.

Старое здание владивостокского вокзала

Строительство нового здания шло с января 1909-го по февраль 1912 года. Полностью реконструкцию вокзального комплекса завершили в сентябре 1912 года. Н. В. Коновалов реализовал идею, предложенную архитектором Федором Шехтелем в 1904 году: на расходящихся от Москвы железных дорогах построить вокзальные здания в русском стиле. Вокзал Владивостока напомнил шедевры русской архитектуры XVII века. На коньке клинчатой кровли красовался двуглавый орел, на фасадах разместили мозаичные гербы Приморской области и Российской империи. Появление этого памятника стало свидетельством неотрывности Владивостока как от западных регионов страны, так и от древних традиций отечественной культуры. «За архитектурное решение вокзала в русском стиле» автора проекта удостоили специальной награды Императорской академии художеств.

Вокзал: современный вид

Загадки изразцов

Важнейший признак национального стиля — декор, в частности мозаичные панно и поливная керамика. По поводу авторства и стилистики указанных объектов владивостокского вокзала (а их более тысячи) есть множество вопросов.

Из огромного количества изразцов «в живых» ныне остался только один. Остальные в середине 1990-х годов в связи с капитальной реконструкцией здания вокзала пришлось делать заново. Это трудоемкий процесс: изразцы максимально осторожно расчищали от наслоений извести и краски, затем снимали на кальку и по ней создавали новые. Хотя изразцы утратили подлинность, отреставрированный декор соответствует изначальному.

Основная часть изразцов размещена на внешних стенах вестибюля. Особая выразительность и строгость — у изразцов, расположенных на уровне глаз. Ограниченные нишами, не мешая друг другу, они разнятся по содержанию и стилистике. Одни красочно сверкают переливами глазури, другие сдержанно-спокойны. Очевидно коллективное авторство или воздействие различных школ, прежде всего московской. В изразцах доминируют изображения растений и сказочных птиц, здесь же — герои славянской мифологии, исторических преданий и легенд.

Совершив ряд путешествий в города средней полосы России — Владимир, Переславль-Залесский, Кострому, Ярославль, Ростов Великий, Москву, — я пришел к выводу, что авторство владивостокских изразцов принадлежит московской артели начала ХХ века «Мурава». Одним из ее создателей и руководителей был керамист-технолог Алексей Филиппов — не только практик, но и автор научных трудов по технологиям керамического производства. В работе артели принимали участие М. В. Егоров, С. В. Малютин,
Н. А. Андреев, П. И. Галкин, К. А. Коровин, С. Т. Конёнков, Д. И. Митрохин, И. В. Аверинцев и другие.

В 1907 году в Москве близ храма Христа Спасителя вырос новый дом. Архитектором здания, принадлежавшего выдающемуся инженеру путей сообщения Петру Перцову, выступил Сергей Малютин. По его совету исполнение наружного декора из майолики поручили артели молодых художников из Строгановского училища «Мурава». Возникает вопрос: не мог ли Перцов рекомендовать тех же мастеров для исполнения декора владивостокского вокзала?

Крылья Македонского

Наибольший интерес среди изразцов вокзала вызывает сюжет с всадником на белом коне с саблей в левой руке. Споры об этом персонаже шли до расшифровки старославянской надписи: «Царь Александр М(акедонский)». Этот герой известен на Руси с XI–XII веков, его жизнеописание можно найти во многих летописях и старинных книгах, а увидеть воочию позволяют скульптурный декор храмов, изразцы и русский лубок. Однако изучение различных изразцов дает повод говорить, что в композиции декора вокзала он занял «чужое место», а конкретнее — Соловья-разбойника!

На протяжении веков сложился композиционный канон расположения героев. Традиционное положение Александра с копьем или саблей в руках — слева от зрителя. Позицию справа занимал Соловей-разбойник. В нашем случае Александр справа. Это ошибка мастера или сознательный отход от традиции?

В поисках ответа я исследовал изразцы в Костроме, Измайлове, в палате Романовых. Во всех образцах канон соблюден: слева — Александр с саблей в руке, справа — безоружный Соловей-разбойник. Неожиданной стала находка изразца XVII века из Ростова Великого, где Соловей-разбойник с характерными длинными усами впервые изображен с саблей в левой руке — точь-в-точь как у дальневосточного Александра. Его облик в течение длительного времени претерпевал изменения, и постепенно Соловей-разбойник превращался в Александра. За спиной ростовского Соловья видно крыло — деталь канонического образа. Такое же крыло — за спиной нашего Александра. Во владивостокском сюжете, в отличие от других, имеется и «звезда Александра» — символ его божественности. Сопоставление изразцов дает разгадку этой своеобразной контаминации, удивительного синтеза нового со старым.

Мозаичных панно в экстерьере здания вокзала немного: старинный герб Приморской области на западном фасаде и справа над входом в здание по мостовому переходу (до 1909 года Владивосток был центром Приморской области, включающей Приамурье, Сахалин и Камчатку, поэтому голубая полоса в центре герба — Амур, а по бокам расположены два огнедышащих вулкана), а также образ Георгия Победоносца, поражающего змея, — на восточном фасаде. Здесь же — мозаичный герб Российской империи. Выскажу предположение, что к подлиннику образа змееборца мог быть причастен сам маэстро — Сергей Малютин.

Возвращение к истокам

Как выглядела первичная роспись потолочного плафона в зале ожидания, сегодня сказать трудно. В Гражданскую войну здание было сильно повреждено огнем крепостной и корабельной артиллерии. В 1924 году сняли монархические эмблемы, уничтожили двуглавого орла. В 1926-м все росписи в интерьерах замазали, штукатурка скрыла мозаичные панно, под краской исчезли поливные изразцы. Многократно менялась и окраска фасадов. Облик здания стал неузнаваемым. В 1936 году Г. Григорович расписал интерьеры картинами на советские темы, через 20 лет В. И. Герасименко заменил их плафоном «Наша великая Родина». В середине
1990-х бригадой местных художников во главе с В. Санниковым была создана практически новая роспись. Ее сюжетная доминанта — единение Владивостока с центральной Россией, с Москвой. В центре плафона — герб России. По одну сторону — виды столицы, по другую — Владивостока.

Проведенную в 1995 году реставрацию вокзала можно назвать возвращением к истокам. Специалисты российско-итальянской фирмы Tegola Canadese в содружестве с приморскими мастерами буквально из небытия возродили первозданную красоту памятника российской культуры. Старинное здание приобрело свой неповторимый, почти изначальный облик.

№ 396 / Валерий МАРКОВ / 29 июня 2017
Статьи из этого номера:

​На дне. России

Подробнее

​Бурный вопрос

Подробнее

​Трепанг как угроза экологии

Подробнее