Личность

​Николай Тимошенко: Подводить итоги — глупо

Ведущий актер Приморского краевого академического драматического театра имени Горького отметил юбилей

​Николай Тимошенко: Подводить итоги — глупо

В то, что заслуженному артисту России Николаю Тимошенко «стукнуло» 60, поверить трудно. Великолепно выглядит, полон сил и энергии, амплуа — самого широкого диапазона.

И тем не менее — юбилей.

Его шестидесятилетие совпало с отпуском театра. Так что день в день ни тебе традиционного поздравления в служебном фойе, ни дружеских поздравлений в гримерке, ни шумного бенефиса… Сразу же после гастролей приморского академического в Москве театральный люд разъехался кто куда. Но корреспонденту «Новой во Владивостоке» повезло, оказавшись в столице, заглянуть в гримуборную за кулисами столичного Театра российской армии, и, пока Николай готовился к выходу на сцену в роли Клеона в пьесе Г. Горина «Забыть Герострата», состоялось короткое интервью.

— Вы согласны, что человек не может прожить жизнь, никак не оценивая свой уже пройденный путь?

— Это абсолютно бесполезное, глупое занятие — подводить итоги. Впрочем, иногда хочется оглянуться, что-то исправить, понимая при этом, что уже ничего нельзя исправить…

— У женщин есть расхожая фраза, что жизнь в 45 только начинается. У вас есть подобная планка?

— Мне в жизни не раз приходилось что-то начинать с самого начала. И каждый раз это была новая жизнь, без оглядки на возраст.

— И каждый раз хотелось обрести себя нового?

— Это вряд ли… Я по натуре пессимист.

— И как с этим кредо воспитывать студентов в академии искусств? Они же, как правило, копируют своего педагога?

— На студентов мой пессимизм не распространяется, хотя они, как дети, перенимают манеру поведения, жесты, интонации. Причем и парни, и девушки. И никуда от этого не деться… Это потом, в процессе работы в театральных труппах, они обретают свое творческое лицо, свой голос…

— На сцене Приморского академического театра есть хоть один ваш выпускник?

— Нет. Мои птенцы разлетелись по разным театрам. У нас как-то не принято дальнейшее общение. Хотя мне небезразлична их судьба… При этом скорее человеческая, чем творческая. Это ведь вообще не так просто — заслужить доверие у разномастной поначалу студенческой группы. Порой только к концу обучения начинаем говорить на понятном друг другу языке. И я для них становлюсь уже старшим товарищем, а не педагогом. Для меня важно не стать дидактичным, занудным и скучным. Я исподволь учу их простым человеческим истинам. Ведь именно через них потом идет работа над образом.

— А у вас какая была дипломная работа, помните?

— Еще бы! У нас дипломной работой курса был мюзикл «Вестсайдская история». Я играл роль главного героя — Тони. Играли мюзикл на сцене Дома народного творчества (Клуб Ильича). Это был 1978 год, молодежь города ломилась на спектакль! Еще бы — голливудская история американских Ромео и Джульетты. Какие арии, какие танцы! Да и само историческое здание с его архитектурой как бы добавляло впечатлений, театральности! Я сегодня с грустью отмечаю, что это уникальное здание с отличным залом и прекрасной акустикой — рушится! У меня вообще душа болит за исторические здания Владивостока… Такое впечатление, что никому это не интересно — сохранить старину. А взять остров Русский? Если не остановить этот строительный азарт, то скоро это место изувечат «перспективными новостройками». Мне же этот остров бесконечно дорог. Я там оттрубил два года срочной службы, после окончания Института искусств. Столько ярких воспоминаний связано с островом. И вот те самые казармы, а это, поверьте мне, уникальные исторические строения, превращены в груду кирпича …

— А вы сами как режиссер со своими студентами может реализовать что-то такое, чего никогда не поставят на сцене родного академического?

— Намек на современную драматургию? У меня сложные отношения с современной драматургией. И если мне приходится быть на показе странноватой пьесы, а от меня ждут мнения… Искренне говорю: «Извините, но я ничего не понял». Я довольно часто смотрю мой любимый телеканал «Театр». И такое порой бывает разочарование, когда из классического репертуара творят бог знает что. И если хрестоматийный персонаж сначала тридцать раз присел и только потом сказал свою реплику, рассчитывая на эпатаж, реакцию зала… Мне не понятно, зачем режиссер поставил эту задачу перед актером? Я вижу в подобной режиссуре некое шельмование классики; эдакий псевдосовременный подход — вот, дескать, если я не заявлю о себе миру, не покажу свою неординарность, так кто обо мне станет говорить?.. Поверьте, я не ретроград! Но такие театральные приемы мне не интересны. Думается, что пройдет время — никто о них и не вспомнит. Может быть, это связано с моими вкусами; я люблю картины импрессионистов, классическую музыку, поэзию Фета, Блока, грузинских романтиков, настоящую классическую литературу.

Добавим от редакции, что почти 40 лет Николай Тимошенко связан с театром. Почти все эти годы (с короткими перерывами — два года срочной службы и два года в драмтеатре Комсомольска-на-Амуре) работает в Приморском академическом краевом драматическом театре имени Горького.

За плечами десятки сложнейших ролей, да и сегодня Николай Петрович активно занят и в действующем репертуаре, и в новых, готовящихся к премьерам постановках.

«Новая газета во Владивостоке» от души поздравляет юбиляра, желает заслуженному артисту России Николаю Петровичу Тимошенко новых сценических высот и творческого долголетия.

№ 396 / Татьяна БАТОВА / 29 июня 2017
Статьи из этого номера:

​На дне. России

Подробнее

​Бурный вопрос

Подробнее

​Трепанг как угроза экологии

Подробнее