Расследование

​Трепанг как угроза экологии

Нет границ для абсурда чиновничьих решений

​Трепанг как угроза экологии

Приморские чиновники саботируют федеральные программы развития аквакультуры под предлогом охраны природных памятников в акватории бухт Хасанского района — по их мнению, восстановление в этих бухтах популяций трепанга и моллюсков несет экологическую угрозу, а перевалка угля в порту Посьет — безвредна для окружающей среды.

На юге Хасанского района, в самых курортных местах Приморья, близ поселка Посьет, расположены бухты Новгородская, Экспедиции и Рейд Паллада, издавна признанные природными памятниками. Прежде в этих водах было изобилие моллюсков и трепанга, но активная деятельность браконьеров в течение последних 25 лет значительно «проредила» популяцию этих деликатесных водных биоресурсов, дорогостоящих и валютоемких, на которые у зарубежных потребителей имеется устойчивый высокий спрос.

Еще двадцать лет тому назад проблема браконьерского хищнического промысла и сбыта контрабандой за рубеж трепанга и гребешка вызывала серьезную озабоченность не только экологов, но и властей Приморского края. Ведь бухты залива Посьета являлись колыбелью аквакультуры в СССР, именно отсюда шло развитие данной отрасли. И с 1997 года в крае вновь стали разрабатывать ряд программ по развитию «морского фермерства» с целью искусственного разведения ВБР (водных биоресурсов) — трепанга, моллюсков, ламинарии, поскольку эта отрасль пришла в глубокий упадок, из которого аквакультуру сейчас всеми силами тянут на подъем с федерального уровня, приняв соответствующие законы и программы. Но…

…Москва — город хоть и нашенский, но очень уж далеко от Приморья. А здешним деятелям зачастую и Москва не указ: не зря полпред президента России в ДФО Юрий Трутнев был вынужден высказываться о саботаже на краевом уровне важнейших программ развития. И вот пример, как нельзя более конкретный: давно и успешно действующие предприятия по развитию марикультуры, тех самых «морских фермеров», много лет работавших без каких-либо серьезных нареканий, буквально объявили несущими угрозу памятникам природы и поставили их деятельность под запрет!

***

В частности, ИП Жарков Е. А., ООО «Гиперион», ООО «АкваТехнологии плюс», использующие по договору пользования рыбоводные участки (РВУ) в районе Посьета, в частности РВУ № 4-Хс (м), 15-Хс (м), № 16-Хс (м) в бухте Новгородская, РВУ № 11-Хс (м) в бухте Рейд Паллада, работают там с 2005 года — подтвердив право на свои участки на конкурсе в 2010 году, вложив капитал в воспроизводство трепанга и гребешка, ежегодно выпуская молодь на свои РВУ с целью последующего изъятия выращенной товарной продукции согласно своим обязательствам по договору. Заключенному именно между пользователем и государственной структурой — Приморским терруправлением Росрыболовства — на пользование рыбоводным участком.

Договоры были перезаключены в 2016 году в связи с изменениями в законах, при этом всем, включая департамент природных ресурсов АПК, было известно, где именно расположены участки и какая на них ведется деятельность. Но позиция департамента природных ресурсов внезапно изменилась на противоположную — после решения о расширении границ порта Посьет.

В минувшем году при очередном выпуске на участке молоди составлялся акт выпуска сотрудниками территориального управления Росрыболовства по Приморскому краю, и эта деятельность была абсолютно законной. А сегодня то же ПТУ Росрыболовства в лице тех же самых сотрудников, которые составляли в прошлый раз вышеупомянутый акт, а именно К. А. Гарбушина (начальника отдела аквакультуры) и Д. М. Кима (его заместителя) запрещает очередной выпуск молоди трепанга в акваторию бухт на участках № 11-Хс (м), № 14-Хс (м), № 15-Хс (м), № 16 Хс (м) под тем предлогом, что «…деятельность по разведению объектов аквакультуры в границах морских памятников природы (в т. ч. бухтах Новгородская, Экспедиции, Рейд Паллада) относится к действиям, вызывающим нарушения естественного состояния водных объектов…».

Говоря проще, разведение трепанга в бухте-памятнике (которую и памятником-то сделали ради сохранения ее морских обитателей, да вот не уберегли от браконьерского грабежа), по мнению чиновников краевого департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды, а также Приморского терруправления Росрыболовства, якобы стало вдруг вредить сохранности самой бухты?! Более того, ранее не вредило, что подтверждали многочисленные проверки и о чем, в частности, пишут специалисты ФГБНУ «ТИНРО-Центр» в письме (исх. № 01-30/1897): «…ООО «Гиперион» на РВУ № 16-Хс (м) и ООО «АкваТехнологии плюс» на РВУ № 15-Хс (м) занимаются выращиванием трепанга дальневосточного пастбищным способом. Молодь трепанга выпускается на дно в естественную среду обитания. За период работ в бухтах <…> по мониторингу искусственно созданных поселений трепанга не отмечено негативного влияния на водные биоресурсы и среду их обитания».

***

На что ссылаются чиновники, запрещающие деятельность предприятий аквакультуры? Их основным аргументом является решение исполкома краевого Совета народных депутатов № 991 от 1974 года, которым за частью акваторий в бухтах Новгородская, Экспедиции и Рейд Паллада закреплялся статус памятников природы, отнесенных к особо охраняемым природным территориям (ООПТ), наряду с государственным биосферным морским заповедником. Согласно этому «древнему» документу площадь природного памятника в трех бухтах составляет 300 га (вся акватория данных бухт — около 20 000 га), в акватории памятников природы запрещается деятельность, могущая повлечь загрязнение воды, в т. ч. дноуглубительные работы, вырубка деревьев на побережье, «а также другие действия, вызывающие нарушение естественного состояния водных объектов». Ни слова об аквакультуре в данном решении крайисполкома от 1974 года не было и нет. Но чиновники департамента природных ресурсов и ПТУ Росрыболовства внесли в толкование этого документа слова «хозяйственная деятельность», которых в оригинале документа нет, и, ссылаясь на эту «самодеятельность», стали запрещать работу компаний аквакультуры. То есть в трактовке должностных лиц структур администрации Приморья и краевого Росрыболовства разведение трепанга вдруг стало вредить состоянию бухт! А с «нелегкой руки» краевых чиновников такая формулировка перекочевала в Минприроды РФ, где их политику поддержали, не вникая ни в суть, ни в текст решения № 991 от 29.11.1974 года.

Понять такую логику трудно. Объяснить — банальным формализмом, когда чиновники в Москве из одной бумаги в другую переписывают формулировки, не понимая их смысла, еще можно, а принять — нельзя. Потому что должностные лица государственных органов власти, контрольных ведомств должны в рамках своих обязанностей работать на развитие экономики, улучшение социальной обстановки в регионах. А по факту вместо поддержки полезного дела — блок, шлагбаум, запрет под совершенно надуманным предлогом.

***

Показательно, что буквально два года назад теми же инстанциями положительно решился вопрос по смещению границ акватории морского порта Посьет в сторону их расширения. И расширения — в сторону тех самых ООПТ, памятников природы. Но морской порт, где происходит перевалка угля открытым способом, где требуются дноуглубительные работы, строительство гидротехнических сооружений, то есть те действия, которые прямо запрещались старым решением краевого исполкома за номером 991, сумел получить одобрение и Минприроды РФ, и местных структур! Против выступали экологи и местные жители, но Минприроды России и администрация Приморского края в лице губернатора, при активном участии департамента природных ресурсов ПК, решили вопрос и отстояли решение в суде: границы порта были расширены, планируемые работы согласованы, а функция охраны памятника природы передана самому порту Посьет. Что противоречит действующему законодательству России, но чиновники на это закрывают глаза. Выходит, по логике чиновников Минприроды РФ, департамента природных ресурсов АПК и других заинтересованных лиц деятельность порта, куда заходят крупнотоннажные суда и где переваливаются экологически опасные сыпучие грузы, да еще и проектируются гидротехнические и дноуглубительные работы, не вредит состоянию водных памятников природы, а разведение трепанга — вредит?

Странно, как с таким подходом должностных лиц руководство Приморского края может рассчитывать на реализацию инвестиционных проектов в сфере аквакультуры, о которых в феврале нынешнего года говорил полпред президента РФ в ДФО, первый вице-премьер правительства России Юрий Трутнев:

«У нас такой отрасли, как аквакультура, на Дальнем Востоке нет, но есть нечасто выдающийся шанс создать новую отрасль. Для того чтобы это сделать быстро и эффективно, надо применять все меры стимулирования... Мы посмотрим, как это лучше сделать технологично, но смысл очень простой — любой человек, который заходит в аквакультуру, создает новые предприятия, может стать резидентом территории опережающего развития… Любой человек, который вкладывает деньги в развитие экономики Дальнего Востока, должен пользоваться льготами», — подчеркнул вице-премьер.

Но какой же инвестор рискнет капиталом для выкупа с аукциона участков, создания производственной береговой инфраструктуры, зная, что по прихоти чиновников может в любой момент столкнуться с запретом дальнейшей производственной и коммерческой деятельности, нарваться на административные штрафы или даже на уголовное преследование?

Вот в этих вопросах разобраться бы надлежащим образом нашим блюстителям закона — изучив досконально первоисточники в виде документов советской эпохи, соответствие их современному федеральному законодательству и обоснованность принимаемых решений. Ведь природные памятники регионального значения в бухтах Новгородская, Экспедиции и Рейда Паллада расположены в море, акваторией которого краевые власти распоряжаться не вправе, поскольку морские воды находятся в ведении федеральных структур. И лишь прояснив вопрос с позиций современных федеральных законов, принимать решения, влияющие на работу предприятий приоритетной для края отрасли.

№ 396 / Виктор БУЛАВИНЦЕВ / 29 июня 2017
Статьи из этого номера:

​На дне. России

Подробнее

​Бурный вопрос

Подробнее

​Трепанг как угроза экологии

Подробнее