Общество

​Концепции и пустота

Планы правительства по росту населения Дальнего Востока напоминают мантры

​Концепции и пустота

В июне стало известно сразу о двух программных документах, направленных на увеличение населения Дальнего Востока России. Первый — утвержденная распоряжением правительства РФ концепция демографической политики Дальнего Востока до 2025 года. Второй — концепция миграционной политики на 2018–2020 годы, вызревшая в недрах МВД. Изучение обоих документов вызывает массу недоуменных вопросов.

На историческом максимуме, совпавшем с временем распада Советского Союза, население Дальнего Востока превышало 8 млн человек. По состоянию на 1 января 2016 года дальневосточников насчитывалось только 6,2 млн человек, или 4,2 % от общей численности населения России — притом что площадь ДФО составляет свыше трети от всей страны. Численность уехавших, умерших, не родившихся в эти годы дальневосточников измеряется миллионами.

Правительственная концепция направлена «на стабилизацию численности населения Дальнего Востока к 2020 году и на создание условий для его естественного и миграционного прироста к 2025 году». На первом этапе (2017–2020 гг.) планируется «стабилизировать» численность дальневосточников за счет программ поддержки семей при рождении уже первого ребенка, расширения возможных направлений использования «материнского капитала», профилактики заболеваний, популяризации здорового образа жизни и т. п. На втором этапе (2021–2025 гг.) стоит задача обеспечить рост населения. Это планируется делать такими способами, как привлечение молодежи из других регионов России в дальневосточные вузы, переселение соотечественников, проживающих за рубежом (в том числе старообрядцев), приглашение квалифицированных иностранных специалистов и т. п. Концепция предусматривает рост численности населения ДФО к 2025 году до 6,5 млн человек за счет как естественного, так и миграционного прироста. Одна из задач — «создание условий для дальнейшего увеличения численности населения Дальнего Востока до 7 млн человек», но это уже — на неясную перспективу.

Цели, с одной стороны, амбициозны, а с другой — скромны: за восемь лет добиться прироста всего на 300 тысяч человек. Это вам не планы экс-губернатора Приморья Сергея Дарькина превратить Владивосток в 5–7-миллионный мегаполис и тем более не переселение 18 млн человек на Дальний Восток, о чем брякнул однажды экс-полпред президента в ДФО Камиль Исхаков.

Есть, впрочем, заявления и посвежее. В декабре 2016 года на встрече с предпринимателями действующий приморский губернатор Владимир Миклушевский заявил: власти края намерены создать «все условия», чтобы население Приморья увеличилось до 3 млн человек (сейчас — меньше двух). То есть пока целое правительство замахивается на рост населения всего Дальнего Востока на 300 тысяч человек, губернатор спокойно говорит об увеличении числа жителей отдельно взятого Приморья аж на миллион человек, то есть в полтора раза. Или он знает что-то такое, чего не знают в правительстве?

Да и на 2-м Восточном экономическом форуме в том же 2016 году президент Путин ставил куда более масштабную задачу, чем та, о которой сегодня говорит правительство: к 2030 году довести численность дальневосточников до исторического максимума, превысив отметку в 8 млн человек (в СМИ даже звучала цифра в 8,5 млн, но, похоже, дело в том, что кто-то из чиновников или журналистов спутал 8,05 и 8,5). Выходит, теперь 8-миллионную планку заменили куда более скромной? Если раньше речь шла о почти двухмиллионном приросте, то теперь — лишь о 300-тысячном.

Любопытно, как стыкуются между собой все эти цифры и задумывается ли кто-то всерьез над тем, как воплощать озвучиваемые там и тут планы. Или все это — не более чем мантры, то, что называют wishful thinking?

Почти одновременно МВД РФ обнародовало свою концепцию миграционной политики на 2018–2020 годы, предполагающую перенаправление миграционных потоков на Дальний Восток. Необходимость разработки данного документа загадочно объясняется политической нестабильностью в «различных регионах мира», которая усиливает «миграционную подвижность» населения. Означает ли это, что на Дальний Восток массово поедут беженцы из «горячих точек» планеты?

Конкретики в обеих концепциях явно маловато. Где в России «лишние» люди, помимо бессмертной классики? Зачем студенты поедут к нам, а не в Москву? Что до староверов, то они уже не раз обжигались на своеобразном гостеприимстве исторической родины. Кто и зачем поедет на Дальний Восток, где жизнь, начиная с тарифов ЖКХ, куда дороже, чем в центральной России? Чем здесь займутся и где будут жить мигранты из «различных регионов мира»? Или вскоре каким-то чудесным образом наконец заработают в полную силу «дальневосточный гектар», «территории опережающего развития» и «свободный порт Владивосток»?

«Гора родила мышь» — так оценивает утвержденную правительством концепцию кандидат экономических наук директор Азиатско-Тихоокеанского института миграционных процессов Юрий Авдеев. В ней, говорит он, отсутствует главное — концепция как таковая, а планы прироста населения региона на 300 тысяч человек — это «просто ничто». К концепции МВД — тоже вопросы. «Это больше похоже на слоган «Даешь добровольный ГУЛАГ в ХХI веке». Рост численности населения территории — не задача правоохранительных органов. Нужен гражданский орган в правительстве, который мог бы решать задачу наращивания демографического потенциала страны», — считает Юрий Авдеев.

№ 397 / Василий МАКАРОВ / 06 июля 2017
Статьи из этого номера:

​Дальний Восток как отстойник

Подробнее

​Концепции и пустота

Подробнее

​«В относительно устойчивом состоянии»

Подробнее