Расследование

​Это была казнь. В ночь на 26 января в Грозном расстреляли десятки людей

Тайно, без предъявления обвинений. Публикуем имена 27 погибших. Список — не полный

​Это была казнь. В ночь на 26 января в Грозном расстреляли десятки людей

На протяжении многих лет «Новая газета» регулярно публиковала сведения о массовых расправах в Чечне. Мотивы, по которым преследовались жители республики, были самыми разными. В начале апреля «Новая газета» опубликовала факты, свидетельствующие о массовых преследованиях, пытках и убийствах жителей Чечни по мотиву их гомосексуальной ориентации. В связи с огромным международным давлением от правоохранительных органов России впервые (и то — с трудом) удалось добиться проведения доследственной проверки по фактам внесудебных казней в Чечне. И это уже было невероятным достижением.

20 апреля мы передали следствию персональные данные двух человек, по сведениям газеты, убитых в ходе антигейской кампании в Чечне. С прояснения судьбы именно этих людей и началось наше журналистское расследование.

Все сведения об убитых по мере их поступления мы передавали следствию для проверки. Также мы передали в Следственный комитет России анонимные свидетельства выживших жертв, содержавшихся в секретных тюрьмах и переживших ужасные пытки. Эти свидетельства позволяли следователям самостоятельно установить персональные данные жертв, что, по информации «Новой газеты», сделать удалось.

Заместитель руководителя управления ГСУ СК РФ по СКФО по расследованию особо важных дел Игорь Соболь, который проводил проверку, намеревался встретиться с жертвами и попытаться убедить их дать объяснения. Однако проверкой Игорь Соболь занимался всего две недели, а потом его совершенно неожиданно назначили на новую должность. И проверку поручили другому следователю. Именно после рокировки официальное расследование перестало быть активным и заняло предсказуемую позицию: раз жертвы преступления сами не обращаются с заявлениями, то и преступления не было.

Позиция Москальковой

Мы предполагали такой исход. Именно молчание живых жертв, до смерти запуганных неограниченными возможностями чеченских силовиков, — главный аргумент следствия в ответ на все обращения о нарушениях прав человека в Чечне.

Поэтому кроме фамилий убитых геев, мы передали следствию список из 20 с лишним жителей Чечни, задержанных с конца декабря 2016 года и, по нашим данным, убитых в январе этого года. Эти люди были задержаны в ходе нескольких спецопераций, проведенных в Чечне после 17 декабря 2016 года. Им не предъявлялось никаких официальных обвинений. В отношении этих людей, как, собственно, и в случае с геями, скорее всего, было принято решение о ликвидации. И приказ был приведен в исполнение.


СПРАВКА

17 декабря 2016 года группа молодых людей совершила нападение и убийство знакомого полицейского. Нападавшие угнали машину полицейского. В ходе погони они сбили на этой машине сотрудника ДПС. Все нападавшие были уничтожены, в том числе трое задержанных.

По данным сайта «Кавказский узел», они были расстреляны в больнице Грозного. ПЦ «Мемориал» позднее косвенно подтвердил насильственную смерть этих людей, получив официальные ответы на свои запросы.

После этого по всей Чечне начались массовые задержания, также были проведены две превентивно-показательные контртеррористические операции.


Все данные о, как мы полагаем, убитых жителях Чечни были переданы не только следствию, но и высокопоставленным чиновникам. В том числе Уполномоченному по правам человека России Татьяне Москальковой.

Татьяна Москалькова. Фото: РИА Новости

В своих обращениях мы особо оговаривали: вот — предположительно убитые по подозрению в гомосексуализе, вот — по совсем по другому мотиву. (Скорее всего, по подозрению в экстремизме, хотя утверждать это мы не можем — именно потому, что никаких официальных обвинений не предъявлялось и достаточных данных для предъявления обвинений у чеченской полиции также не было.) «Никто и ни при каких обстоятельствах не может быть подвергнут насилию, унижению и тем более лишению жизни», — публично заявила тогда Татьяна Москалькова и передала наше обращение в СКР для проверки.

6 июля стали известны предварительные результаты проверки, которую Следственный комитет России ведет уже более двух месяцев. Уполномоченный по правам человека России Татьяна Москалькова сообщила о реакции СКР на свой запрос: «Я получила такой ответ, который говорит, что ими не установлены факты, подтверждающие насильственные действия, в связи с тем, что у них отсутствуют конкретные данные по этим гражданам».

Татьяна Николаевна имела все основания поставить в этой истории жирную точку, как поступали до нее многие высокопоставленные чиновники. Но Москалькова в этой ситуации заняла принципиальную позицию. «Поскольку в моем запросе и в том письме, которое я переслала от «Новой газеты», содержатся фамилии людей якобы погибших, то проверка на этом не считается законченной, и я попрошу написать уточняющий ответ по тем фамилиям, которые перечислены в письме», — заявила Татьяна Москалькова.

В комментарии агентству ТАСС Татьяна Николаевна также сказала, что в списке, который ей передала «Новая газета», «указаны только фамилии, имена, больше данных нет». Москалькова выразила надежду, что «следственные органы смогут побеседовать с автором статьи, получить у него дополнительные данные о годе рождения, о месте захоронения, о родственниках, о бывшем месте проживания». Дело в том, что в ходе общения со следователем, проводящим проверку, мы передали более полные данные, позволяющие идентифицировать людей из списка и установить их судьбу. На тот момент мы располагали информацией о месте жительства этих людей и датами их рождения.

Одна январская ночь

Передав список официальному следствию, мы не остановили собственное расследование и продолжили параллельно выяснять, что случилось с этим людьми.

И поскольку у нас нет больше уверенности, что новый следователь, проводящий проверку, захочет общаться с журналистами «Новой газеты», мы решили опубликовать все, что нам известно об обстоятельствах их исчезновения.

После 17 декабря прошлого года в Чечне начались массовые задержания людей. В начале январе в Грозненском, Курчалоевском и в Шалинском районах Чечни были проведены спецоперации, в ходе которых проходили массовые задержания. Задержанные, однако, никак не оформлялись официально, им не предъявляли обвинение, а вместо этого — поместили в подвалы и подсобные помещения отделов полиции. Задержания продолжались до конца января, всего, по данным газеты, было задержано около 200 человек.

«Новая газета» тщательно отслеживала эти события и неоднократно писала о судьбе задержанных. Так, 12 января мы публиковали фамилии задержанных после спецоперации в Курчалоевском районе. Часть людей из этого списка были «легализованы» только 20 февраля. Это значит, что формально арестованы они были только через полтора месяца после фактического задержания. Этим людям были предъявлены официальные обвинения в незаконном обороте оружия (ст. 222 УК РФ), единицам добавили 208 УК РФ (участие в незаконном вооруженном формировании).

Мы полагаем, что за полтора месяца незаконного содержания у этих людей под давлением были получены признательные показания, часто являющиеся в Чечне единственным доказательством вины. В этом легко убедиться, подняв уголовные дела, которые расследует сейчас следственное управление Следственного комитета Чечни. Доказательством незаконного полуторамесячного задержания, которое на самом деле с точки зрения закона нивелирует все так называемые признательные показания, может быть опубликованные 12 января на сайте «Новой газеты» фамилии 22 задержанных 9—10 января.

При сопоставлении этих данных выяснилось, что шесть человек, задержанных 9—10 января, значатся в списке предпологаемых убитых, который мы передали в СКР.

Список «с пометками»

В ходе журналистского расследования мы смогли получить от источника в МВД по Чечне список задержанных в январе жителей. Мы также смогли соотнести задержанных со следующими населенными пунктами Чечни:

  • Шали (28 человек),
  • Курчалой (9 человек),
  • Цоци-Юрт (11 человек),
  • Майртуп (6 человек),
  • Герменчук (3 человека),
  • Комсомольское (1 человек),
  • Автуры (2 человека),
  • Старая Сунжа (4 человека),
  • Сержень-Юрт (2 человека),
  • Белгатой (1 человек).

Сравнив этот документ со списком предполагаемых убитых, переданным в СКР «Новой газетой», мы выяснили судьбу еще 21 человека, которые были задержаны и впоследствии, по нашим данным, убиты. Самое большое количество задержаний было в Шалях, адреса жителей Шалей из списка нам удалось установить. Но все попытки узнать что-либо о судьбе этих людей натыкались на невероятный страх наших собеседников. Один из них, сотрудник городской администрации Шалей, панически отказался знакомиться с фамилиями установленных нами шалинцев и сказал:

«Все, кого задержали в Шалях в январе, — их больше нет. Не ищите».

Всего на данный момент нам известно уже о 27 предполагаемо убитых (см. список «Новой газеты» в конце материала), хотя, по нашим сведениям, речь вообще может идти о 56 жителях Чечни. Все эти люди были задержаны в разное время (нам удалось установить даты задержания тринадцати задержанных — 9, 10, 21, 24 января). Однако дата смерти, по нашей информации, у всех этих людей — одна. Ночь с 25 на 26 января.

В эту ночь все задержанные содержались в Грозном на территории дислокации полка патрульно-постовой службы полиции имени Героя России Ахмат-Хаджи Кадырова, который возглавляет полковник полиции Аслан Ирасханов. В это время на территории ППСП им. А. Кадырова, по свидетельству родственника одного из жертв, влиятельного чеченского чиновника, сумевшего выяснить обстоятельства исчезновения задержанных, находились:

  • первый заместитель министра МВД по ЧР Апти Алаудинов
  • командир СОБРа «Терек», начальник личной охраны главы Чечни Абузейд Висмурадов (кличка «Патриот»)
  • командир ППСП им. А. Кадырова Аслан Ирасханов
  • и начальники ОМВД РФ по Чечне тех районов, в которых были зарегистрированы задержанные

По имеющейся у нас информации, задержанных в эту ночь расстреляли и развезли по различным кладбищам, в том числе христианским, и закопали в наспех вырытых могилах (некоторые места захоронений известны «Новой газете»).

Тщательное изучение списков задержанных приводит к выводу, что решение о внесудебной казни принималось централизованно и, как ни странно, спонтанно. Впрочем, именно так и принимаются ключевые решения в сегодняшней Чечне.

Это следует хотя бы из анализа документа, который нам передали из МВД по ЧР. Он представляет собой типичные фототаблицы, которые используются всеми полицейскими и составляются, видимо, по единому шаблону (можно предположить, что чеченские полицейские ведут учет своих «неофициальных» действий согласно общепринятой в МВД России практике). Фотографии, очевидно, делались сразу после задержания, причем не в официальных отделах полиции. Многие задержанные прикованы наручниками к шведской стенке или вообще к батарее, характерной скорее для подвального помещения. Напротив некоторых фотографий сделаны отметки, причем, видимо, в разное время. Если нет никаких пометок, то это означает, что задержанный был отпущен. Пометки, содержащие номера уголовных статей, означают, что задержанный впоследствии был привлечен к уголовной ответственности. Эти пометки делали в одном и том же столбце фототаблиц — после персональных данных каждого задержанного.

То есть до какого-то момента у задержанных было две опции: либо быть отпущенным, либо — привлеченным к уголовной ответственности. Но потом на полях списка задержанных появились отметки, которые вообще никак не согласуются с полицейской целесообразностью. Это — «плюс» и «минус». «Плюс» чаще всего стоит там, где фигурируют уголовные статьи. «Минус» может означать только одно. Ликвидация.

Мертвые говорят

Подчеркнем. Несмотря на то что нашу информацию подтвердили два источника (в следственном управлении Следственного комитета по Чечне и в администрации главы Чечни), мы не можем утверждать, что в ночь с 25 на 26 января в Чечне произошла беспрецедентная по своим масштабам даже для Чечни внесудебная казнь.

Но мы можем настаивать на возбуждении уголовного дела, в рамках которого проверить эти факты не так уж и сложно. Во-первых, мы дали Следственному комитету России больше чем достаточно фактов о личных данных жертв. Во-вторых, эксгумация и посмертное судебно-медицинское исследование трупов вполне способно выявить следы пулевых ранений — они остаются на костных останках навсегда. Установить личности предполагаемых убитых тоже легко — для этого у родственников жертв надо забрать образцы ДНК для проведения сравнительного анализа. В отличие от ситуации с преследованием геев, когда семьи жертв, хоть и под давлением, но принимали активное участие в репрессиях, в данном случае родственники задержанных по подозрению в экстремизме будут содействовать следствию. Далеко не все к тому же знают об истинной судьбе своих близких. Многие еще надеются на то, что задержанные вернутся домой живыми. Своих пропавших в январе близких люди ищут до сих пор, приходят в полицию, спрашивают.

В ответ уже много месяцев слышат одни и те же отговорки: «может, они уже в Сирии где-нибудь», «сами должны следить за своими родственниками, чего вы от нас хотите». В лучшем случае людям говорят: «Придет время — узнаете».

Своими неоднократными и теперь уже публичными обращениями в Следственный комитет России мы пытаемся донести до руководства страны и следствия доказательства, оставляющие мало сомнений в существовании в Чечне активной практики внесудебных казней. Мы уверены, что именно многолетнее попустительство такой практике сделало возможным массовые преследования геев в Чечне. И если эту практику, наконец, жестко не пресечь, в следующий раз мы столкнемся с еще более вызывающим преступлением, чем убийство людей только по причине того, что кто-то счел неприемлемой их сексуальную ориентацию.

Мы публикуем эти факты потому, что государство в лице уполномоченных правоохранительных органов не оставило нам выбора. Два месяца мы надеялись на сотрудничество, которое в самом начале было эффективным. Сегодня уже очевидно, что Следственный комитет России сдает позиции по этой ситуации ровно так, как он сдал их по делу об убийстве Бориса Немцова. Именно поэтому мы публикуем список тех, кто, по нашим данным, стал жертвами возможно самой страшной внесудебной казни в Грозном. И теперь следствию, которое ссылается на отсутствие живых заявителей, придется иметь дело с особыми свидетелями.

Потому что только мертвым в Чечне бояться больше нечего.

Список «Новой газеты»

  1. Абдулмежидов Адам Исаевич, 27.05.1987 г.р.
  2. Абумуслимов Апти Хасанович, 06.02.1989 г.р., г. Шали, улица Школьная, 16.
  3. Абдулкеримов Сайд-Рамзан Рамзанович, 25.03.1990 г.р., зарегистрированный по адресу: село Курчалой, улица Дохтукаева, 18.
  4. Алимханов Ислам Алиевич, 07.06.1998 г.р.
  5. Абубакаров Адам Джабраилович, 05.05.1995 г.р.
  6. Бергаев Исмаил Шадидович 19.08.1998 г.р.
  7. Дасаев Адам Ильясович, 16.06.1988 г.р., г. Шали.
  8. Джабаев Зелимъхан Хизирович, 18.12.1993 г.р.
  9. Ильясов Адам Хусейнович, 22.09.1997 г.р.
  10. Лугаев Ризван Саид-Хамзатович, 13.09.1987 г.р., г. Шали.
  11. Маликов Ризван Агданович, 01.06.1990 г.р.
  12. Мускиев Мохма Турпалович, 19.07.1988 г.р., зарегистрированный по адресу: село Цоци-Юрт, улица Новая, 10.
  13. Мусханов Темирлан Ахмадович, 28.04.1986 г.р. г. Шали, улица Чичерина, 2.
  14. Оздиев Усман Вахаевич, 24.12.1989 г.р., зарегистрированный по адресу: г. Шали, улица Грозненская, 39.
  15. Рашидов Доку Ибрагимович, 30.05.1995 г.р.
  16. Сириев Магомед Мусаевич, 23.02.1993 г.р.
  17. Солтахманов Исмаил Эзер-Алиевич, 30.03.1994 г.р., зарегистрированный по адресу: село Майртуп, улица Нурадилова.
  18. Сулейманов Магомед Арбиевич, 03.01.1987 г.р., г. Шали, поселок Кавказ, дом 8, квартира 4.
  19. Тучаев Ахмед Рамзанович, 23.02.1987 г.р., г. Шали, улица Школьная, 30.
  20. Хабуев Хамзат Слаудинович 14.02. 1993 г.р.
  21. Хакимов Альви Асламбекович, 16.11. 1992 г.р.
  22. Хамидов Шамиль Ахмедович, 14.11.1986 г.р.
  23. Цикмаев Аюб Султанович, 02.04.1984 г.р., село Герменчук, улица Молодежная.
  24. Шапиев Муслим Исаевич, 28.11.1989 г.р., зарегистрированный по адресу: г. Шали, улица Кутузова, 12.
  25. Эскарбиев Сайхан Вахамсолтович, 23.05.1992 г.р.
  26. Юсупов Сахаб Исаевич, 19.01.1990 г.р.
  27. Юсупов Шамхан Шайхович, 17.06.1988 г.р., зарегистрированный по адресу: село Курчалой, ул. Советская, 11.
№ 398 / Елена МИЛАШИНА / 13 июля 2017
comments powered by Disqus
Статьи из этого номера:

​ГЛОНАССова пробка

Подробнее

​Леопарды, с которыми лично знаком

Подробнее

​«Прощай, прощай, прости, Владивосток…»

Подробнее