История

​Забытый адмирал

Пришло время восстановить справедливость в отношении героя обороны Петропавловска-Камчатского адмирала Завойко

​Забытый адмирал

Памятник Завойко во Владивостоке


Сегодня, 27 июля, исполняется 205 лет со дня рождения одного из легендарных защитников российского Дальнего Востока адмирала Василия Степановича Завойко. Единственного, если говорить прямо, из трех ключевых фигур — Муравьев-Амурский, Невельской, Завойко — до сих пор лишенного памятника. Более того, среди жителей Владивостока до сих пор немало людей с «короткой» памятью, сомневающихся в необходимости восстановления исторической справедливости и воссоздании памятника прославленному адмиралу.


По большому счету, Завойко — единственный крупный военачальник, контр-адмирал, который сумел выиграть сражение на дальневосточной окраине страны. До лета 1945 года — молниеносного разгрома Японии в короткой летней войне — ничего подобного никому сделать не удавалось.

Напомним, что в разгар так называемой крымской войны, в августе 1854 года, соединенная англо-французская эскадра подошла к Петропавловску-Камчатскому с целью уничтожить единственный на тот момент реальный вооруженный российский форпост в Тихоокеанском регионе. Значительный перевес и в людях, и в орудиях был на стороне атакующих. Обороной Петропавловска-Камчатского руководил Завойко, под командованием которого на выгодных рубежах было сооружено несколько батарей (из устаревших, правда, по большей части орудий), а из немногочисленных солдат и матросов были сформированы подвижные отряды, прикрывшие наиболее опасные направления.

Соединенная вражеская эскадра предприняла две попытки штурма — 20 и 24 августа, причем если в ходе первой в основном артиллерийской перестрелкой, то во время второй был высажен одновременно в нескольких точках и многочисленный десант, пытавшийся опрокинуть обороняющихся и взять город штурмом. Здесь нет возможности детально описывать сражение; желающие без труда смогут найти подробности в многочисленных источниках. Скажем лишь, что, будучи человеком флотским, Завойко сумел в решающий момент проявить недюжинные полководческие качества, малыми силами разгромив превосходящего противника. В двух боях россияне потеряли 37 человек. Что касается атакующих, то уже после постыдного бегства вражеской эскадры в своем донесении на имя морского министра Завойко писал: «…Всего за время нападения на Петропавловский порт потеря неприятеля составила до 350 человек. Взято английское знамя, 7 офицерских сабель и 56 ружей».

На фоне крымских эта победа нужна была России в тот момент как воздух. Не случайно, получив депешу о виктории, император Николай I немедленно написал: «Камчатскому военному губернатору, командиру Петропавловского и камчатских портов, нашему контр-адмиралу Завойко. В воздаяние начальством засвидетельствованной отлично усердной и ревностной службы Вашей Всемилостивейше жалуем Вас кавалером Императорского и Царского ордена нашего Св. Станислава первой степени, знаки коего при сем препровождая, пребываем к Вам благосклонны».

Год спустя, когда стало ясно, что противник наверняка вернется с большими силами, противостоять которым будет просто нечем, Завойко, выполняя распоряжение Муравьева-Амурского, сумел увести российскую эскадру со всем вооружением крепости, военными силами и большей частью гражданского населения в район Де-Кастри и устья Амура. Попытки англо-французской эскадры настичь и уничтожить его здесь снова ни к чему не привели.

Объективна ли российская оценка петропавловского сражения и последующих событий в районе Татарского пролива? Очевидно, да. Потому что тогда же лондонская Times писала: «Русская эскадра под командованием адмирала Завойко переходом из Петропавловска в Де-Кастри и делом при Де-Кастри нанесла нашему британскому флоту два черных пятна, которые не могут быть смыты никакими водами океанов вовеки».

Современники и наследники прекрасно отдавали себе отчет в значении фигуры адмирала Завойко и в той роли, которую он сыграл, чтобы российский Дальний Восток остался российским. С конца XIX века роль главного форпоста страны на Тихом океане перешла от Петропавловска, а следом Николаевска к Владивостоку. И не случайно первыми памятниками, установленными в городе, основанном военными моряками, стали памятники адмиралам Невельскому и Завойко. (На Сахалине есть город Невельск, на Камчатке — поселок Завойко, где сегодня живут современные защитники отечества — моряки-подводники.)

Закладка памятника адмиралу Завойко состоялась 21 мая 1901 года. Выступая в тот же вечер в Морском собрании, начальник штаба владивостокской крепости полковник Громов с таких слов начал свое выступление: «Являясь наследником Петропавловска, Владивосток, необычайно приумноживший свое наследство, сделавшись первою грозною неприступною крепостью на Дальнем Востоке, по праву должен сохранить память о славном герое Петропавловского боя… Этот памятник, для которого выбрано лучшее место в городе, будет напоминать каждому гражданину, каждому солдату владивостокского гарнизона, что русские никогда не складывают оружия перед противником, как бы последний ни был силен и ни превосходил силами».

Памятник строили по подписке, то есть методом сбора денег добровольных жертвователей; среди первых был и император. Основные средства собрали офицеры Сибирской флотилии и владивостокские предприниматели.

Однако простоял памятник прославленному адмиралу, к сожалению, не долго. Через несколько десятилетий после окончательного прихода к власти большевики скинули Завойко с пьедестала, водрузив на его место памятник одному из героев (по советской версии) Гражданской войны Сергею Лазо.

Честно ли это?

Справедливо ли?

В последнее время все активнее раздаются голоса о необходимости восстановления памятника герою обороны Петропавловска-Камчатского. Обсуждался этот вопрос и на заседаниях президиума владивостокского городского совета ветеранов, и (правда, очень робко) в Морском собрании Владивостока. Однако дальше обсуждений дело пока не пошло, что, честно говоря, представляется несколько странным, учитывая, что тон в Морском собрании по праву задают военные моряки. Многим из них, если не большинству, довелось служить на Камчатке, в том числе и в том самом поселке Завойко.

И все-таки меньше всего хотелось бы уподобляться большевикам, прибегая к бульдозерному методу, то бишь примитивному сносу. Хотелось бы большей цивилизованности, публичного обсуждения, мнения экспертов, депутатов, представителей власти. Очевидно, алгоритм действий должен начинаться с того, что следует определиться с тем местом, куда со всеми соответствующими почестями можно было бы перенести памятник Сергею Лазо, тем более что для определенного числа горожан он по-прежнему является героем Гражданской войны. И их мнение, безусловно, заслуживает уважения.

Революционный, так сказать, корабль «Красный вымпел» тоже изначально назывался «Адмирал Завойко»

Но не менее безусловным является и тот факт, что Лазо стоит на чужом постаменте; от этого никуда не денешься. Как никуда не денешься и от термина «историческая справедливость». Идеологизированное советское сознание, делящее всю историю на «красных» и «белых», все больше уходит в прошлое. На этом фоне вполне закономерно, что из мрака полузабытости появляются несправедливо вычеркнутые в прежние времена из истории масштабные фигуры, чей вклад в освоение и сохранение российского Дальнего Востока абсолютно бесспорен. К их числу относится и легендарный адмирал Василий Степанович Завойко.

Мы восстановили двуглавого орла — как это и было в первоначальном варианте — на памятнике адмиралу Невельскому.

Мы установили на очень выигрышном, если так можно сказать, панорамном месте достойный памятник отцу-основателю Владивостока графу Муравьеву-Амурскому.

Пришло время Завойко.

№ 400 / Андрей ОСТРОВСКИЙ / 27 июля 2017
Статьи из этого номера:

​Академик Юрий Кульчин: России нужны собственные высокие технологии!

Подробнее

​Коридоры свободного порта

Подробнее

​Большая нефтегазохимия

Подробнее