Экология

​Страсти по гектару

Новые поправки в закон о «дальневосточном гектаре» могут привести к конфликтам и всплеску браконьерства

​Страсти по гектару

Открытие дополнительных территорий для оформления «дальневосточного гектара» может привести к целому ряду негативных последствий, считают экологи.

Напомним, с октября в соответствии с подписанным президентом Путиным пакетом поправок в соответствующий закон «под раздачу» попадут территории Роснедра, защитные леса и охотничьи угодья. По данным краевой администрации, только в Приморье доступными дополнительно станут 400 тысяч гектаров. Использование защитных лесов, подчеркивают в приморском «Белом доме», будет ограничено: здесь будут запрещены рубки и добыча полезных ископаемых, капитальное строительство, ведение сельского хозяйства (за исключением сенокошения и пчеловодства). Сенатор от Приморья Людмила Талабаева, при участии которой разрабатывались поправки, сообщила, что закон предусмотрит обязанность рекультивации нарушенных земель в случае, если договор прекратится из-за нарушений земельного и лесного законодательства.

Однако экологи опасаются, что поправки приведут только к росту злоупотреблений. Напомним, еще несколько месяцев назад информационная система Надальнийвосток.рф позволяла претендовать на получение гектара прямо посреди заповедников. После вмешательства природоохранной общественности недоразумения были в основном устранены, но теперь обозначились новые угрозы. Наибольшие опасения связаны с Приморьем: именно здесь, а не на Чукотке или в Якутии, наблюдается ажиотаж с желающими получить бесплатную землю.

— Мы считаем, что закон о «дальневосточном гектаре» — сырой. Да, регион надо заселять, но нужно четко прописать, где можно вести хозяйство, а где нельзя, — заявил директор Амурского филиала Всемирного фонда дикой природы (WWF) России Петр Осипов на Школе экологической журналистики, на днях в 11-й раз прошедшей в Хасанском районе (ее организаторы — WWF России и центр «Амурский тигр», участники — победители и лауреаты дальневосточного конкурса природоохранной журналистики «Живая тайга»).

Один пример: большая часть инфраструктуры, имеющейся в охотничьих угодьях, не стоит на кадастровом учете. Масса пасек в Приморье де-юре не существует. Если на соответствующей территории дадут «дальневосточные гектары», неизбежны конфликты. Другой пример: человек получает гектар, заявив о намерении построить какой-либо объект, вырубает лес, но ничего не строит. Через несколько лет землю у него заберут — и только.

— А ведь с гектара можно нарубить того же дуба на очень хорошую сумму, — говорит Осипов. — Боюсь, нам придется опять в ручном режиме, как это уже было с попытками оформления земли в заповедниках, работать с администрациями регионов.

Новые опасности могут подстерегать и «брендовых» краснокнижных хищников Приморья — тигра и леопарда. По словам директора дальневосточного филиала центра «Амурский тигр» Сергея Арамилева, залог сохранения тигра — предотвращение и своевременное разрешение конфликтных ситуаций между зверем и человеком. Если же на «дальневосточных гектарах» начнется разведение оленей, маралов, свиней и коров, это приведет только к увеличению количества конфликтных ситуаций.

— Маленькое свиноводческое хозяйство в хлеву — это одно. Олени, отгороженные от леса сеткой-рабицей, которая для тигра или леопарда вообще не препятствие, — совсем другое, — говорит Арамилев. — Нужна надежная система охраны, которая бы не позволяла одним животным вылезти наружу, а другим — попасть внутрь, в том числе «электропастух» по всему периметру.

Иначе не исключено, что счастливые обладатели гектаров начнут попросту отстреливать тигров, бродящих по соседству, чтобы не потерять свой бизнес. Лучше всего заниматься животноводством не в лесу, а в пределах населенных пунктов или сельхозугодий, которых в Приморье хватает. Ведь на каждый участок инспектора не поставишь, да и искренни в своих заявлениях далеко не все претенденты на землю.

— Если человек берет гектар в тайге в 30 км от населенного пункта, чтобы выращивать там овес на продажу, мы понимаем, что это неправда. Да, он засадит весь гектар овсом, но только для того, чтобы вести незаконную охоту на всех животных, которые туда придут, — говорит Арамилев. — Мы не против «дальневосточного гектара», но мы за то, чтобы он использовался по назначению. Новые очаги нахождения людей в лесу будет очень трудно контролировать. Да и структуры, которая бы следила за целевым использованием участков, нет.

№ 401 / Василий МАКАРОВ / 03 августа 2017
Статьи из этого номера:

​Не уподобляйтесь!

Подробнее

​Страсти по гектару

Подробнее

​Сокровища горной страны

Подробнее