Расследование

​Перед кем вы опрадываетесь?

Следствие и суд в России – даже не единственная корпорация, а семья. Поэтому такой низкий процент оправдательных приговоров – 0,36

​Перед кем вы опрадываетесь?

Давайте сразу договоримся, что мы не будем сравнивать теплое с зеленым. Потому что когда доморощенные спецы начинают сравнивать современную российскую статистику оправдательных приговоров с тем же показателем в США, Японии или в Европе, получается чепуха. Еще большая чепуха получается, когда сравнивают нынешний процент с оправданиями «при Сталине».

Сравнивать можно только сравнимое. То есть нас с нами. Да, на этой неделе Верховный суд обнародовал свежие данные по приговорам. Доля оправдательных продолжает падать, сейчас это 0,36%. Год назад было 0,43, в 2014-м — 0,54. То есть количество оправданий снизилось довольно сильно, особенно если учесть, что в общую статистику попадают и решения по делам частного обвинения (без прокурора, здесь оправдательных приговоров в три раза больше), и решения, впоследствии отмененные. В этом месте не слишком вдумчивые публицисты приводят избитую цитату из старой книги М.В. Кожевникова «История Советского суда»:

«В 1935 г. число оправдательных приговоров, вынесенных народными судами РСФСР, составляло 10,2% к общему количеству привлеченных к уголовной ответственности лиц,

в 1936 г. — 10,9%,

в 1937 г. — 10,3%,

в 1938 г. — 13,4%,

в 1939 г. — 11,1%,

в 1941 г. — 11,6%<…>

в 1942 г. — 9,4%,

в 1943 г. — 9,5%,

в 1944 г. — 9,7%

и в 1945 г. — 8,9%».

Цифры, конечно, впечатляют. Однако они не включают в себя приговоры, выносимые «тройками», и вообще невозможно сравнивать разные юридические принципы и судебные системы, а они у нас по факту разные. Так называемые «Особые совещания» («тройки») были де-юре выведены из судебной системы, и в 1937 году они вынесли 0,03% оправданий (полагаю, что в основном сексотам). Нельзя сравнивать нынешнюю систему и с дореволюционным гуманизмом: в начале XX века 40% подсудимых были оправданы судом присяжных, ну так это суд присяжных, это особая вещь, у нас тоже процент оправданных доходил до 20% уже в новейшие времена. Правда, оправдательный приговор суда присяжных отменяется в 800 раз чаще, чем обычное решение.

Нельзя сравнивать нашу статистику ни с Японией (там 1% оправданий, но это совсем ничего не значит, их система запутана и требует отдельной диссертации для объяснения), ни с Нидерландами, например (10% оправданий), ни с Великобританией (20%), ни с США (там вообще неясно, как считать: оправдывают 20% из тех, кто не стал сотрудничать со следствием, но сотрудничают со следствием 97%, и здесь оправданий столько же, сколько и у нас. А у нас на особый порядок идут две трети подсудимых).

Поэтому давайте не будем вздыхать ни о прошлом, ни о заграничном, а посмотрим строго на себя.

Доля оправдательных приговоров сократилась в последние несколько лет вдвое. И изменился подход к оправданиям: граждан, обвиненных в коррупционных преступлениях, суды оправдывают вдвое чаще, чем остальных. Среди злоупотребляющих служебным положением — 2,1% оправданных, среди превышающих служебные полномочия — 1,6% (в 2015-м аж 2,9%), среди обвиняемых в служебном подлоге — больше 3%.

Ну ладно, российские суды склонны оправдывать социально близких — если их дело вообще доходит до суда. Вот нам обычно говорят: а ведь низкий процент оправдательных приговоров свидетельствует о качестве работы следствия и прокуратуры. Дела, которые рассыпаются в судах, до них просто не доходят.

И вот это самое главное вранье.

Качество работы для системы не важно. Все, что она делает, — воспроизводит саму себя, оправдывая свою необходимость и свое финансирование.

Вот скажите, когда вы платите штраф за превышение скорости, например, с которым вы согласны, — вы обращаетесь в суд? Нет, не обращаетесь, — только если хотите оспорить. Это административное правонарушение, и вы согласны понести наказание. А вот выход на митинг (административное нарушение) — это суд, вызов свидетелей, просмотр видео, адвокаты, заседания, апелляция, кассация… И тот же самый штраф. Что бы ни говорили свидетели, что бы ни показывали видео- и фотоматериалы, какие бы доводы ни приводили свидетели — судья доверяет только показаниям сотрудников полиции. Не проще ли сразу прислать вам квитанцию? Это сделает ровно та же полиция. Но нет.

Имеет ли такой процесс отношение к установлению истины, торжеству закона и справедливости? Ни в малейшей степени. А как проходят другие процессы, по другим делам? Да точно так же. Установлением истины здесь интересуются меньше всего. Интересуются процессом как таковым. И вот почему.

Давайте покажу на примере Республики Чувашия. Сегодня население Чувашии 1 млн 235 тысяч человек, 15 лет назад было 1 млн 300 тысяч. 15 лет назад вся юстиция республики помещалась в Доме юстиции в Чебоксарах в здании, построенном на излете СССР. Там умещались: Московский, Ленинский, Калининский суды города Чебоксары, Верховный суд республики и Минюст. Сбоку была пристройка, где сидела вся республиканская прокуратура в полном объеме со всеми ответвлениями. Сейчас у Минюста новое здание. Еще одно новое здание — у выделенной из Минюста Службы судебных приставов. Отдельно стоит здание Московского районного суда; отдельно, конечно, Верховный суд Чувашии. В Доме юстиции остались только два райсуда, Ленинский и Калининский, и места не хватает им катастрофически. Прокуратура республики переехала в новое здание (все — специально построенное), и там уже ей не хватает места.Напомню, что в 2007 году из прокуратуры выделили СК, и у него теперь тоже свое здание, свой отдел кадров, бухгалтерия, водители и уборщицы. В этом году штат прокуратуры увеличили с 51 до 54 тысяч человек, и это только прокуратура. Вдумчивый наблюдатель при наличии пропуска мог бы погулять по коридорам прокуратуры, следственных отделов и управлений и, конечно, судов.

Почитать таблички на дверях. Не только в Чувашии, конечно, — где угодно. Что увидит вдумчивый наблюдатель? Правильно — чередующиеся фамилии. Одни и те же. Папа прокурор, мама в департаменте Верховного суда, сын в прокуратуре, дочка помощником судьи, замуж за следователя собирается.

Каста. Это — каста.

Вы что, хотите, чтобы мама завалила работу зятя и ему не дали звездочку и премию? Или чтобы папа не утвердил обвинение? Или чтобы дочка доросла до судьи и не прислушалась к мнению папиного коллеги-обвинителя, на руках которого она играла в куклы и теребила его пшеничные усы?

Сердца у вас нет, вот что. А статистика — ну что статистика? Ну было 0,5% оправданий, теперь 0,36%. Стремящаяся к нулю величина. Вы хотите, чтобы вас оправдали? А не надо было до суда доводить. Вот есть папа, вот есть зять. Всё в семью. А к маме не лезьте. Мама карает по всей строгости закона тех, кто не понимает всей гармонии нашего мироустройства.

…Кстати, вы обратили внимание, что все суды во всех краях и областях обнесены нынче красивыми дорогими заборами? Хотя в суды вроде бы до сих пор не лез никто, раньше без заборов жили. Так вот, ни один руководитель заборостроительной компании никогда не привлекался к суду.

А в некоторых судах (например, в Свердловском областном) в вестибюлях развешаны портреты заборостроителей с подписью золотом — «Наши инвесторы».

Так что давайте не будем сравнивать с Японией. Лучше сравним долю харакири среди обвиненных в коррупции чиновников.

№ 403 / Ольга РОМАНОВА / 17 августа 2017
Статьи из этого номера:

​Брусчатка — оружие обогащения?

Подробнее

​Обыкновенный монополизм

Подробнее

​100 тысяч квадратных метров в год

Подробнее