Спорт

​России — нет, а люди — есть

Прошедший чемпионат мира по легкой атлетике показал, что, оказывается, побеждать можно и без патриотического сопровождения, а праздновать — без патриотической эйфории

​России — нет, а люди — есть

Юлия Левченко, Мария Ласицкене, Камила Лицвинко. Фото: РИА Новости

Конечно, 19 российским спортсменам на лондонском чемпионате мира по легкой атлетике куда комфортнее было бы с привычной атрибутикой, при флаге и гимне, но нейтральный статус не помешал Марии Ласицкене во второй раз взять золото, а пятерым ее коллегам завоевать серебряные медали. Если что и есть положительного в продолжающейся изоляции российской легкой атлетики, то именно эта возможность увидеть ее состояние в беспримесном и ничем не отягощенном виде.

Было бы преувеличением заявить, что вся Россия с замиранием сердца следила, как горстка ее посланцев отважно боролась с произволом коварных международных организаций. Больше того — немалая часть российского населения отнюдь не одобрила решение двух десятков спортсменов согласиться лететь в Лондон в статусе нейтральных участников, без малейших намеков на страну, которую они так или иначе представляют.

Рассуждали просто: страна их вскормила, дала возможность расти и развиваться, повышать мастерство, и если по сомнительным поводам дискредитируют государство, то и прогибаться перед «злодеями» нечего, поблажки от легкоатлетического ведомства Себастьяна Коэ — лишь изощренная форма унижения, не более того. В общем, прозябать — так всем.

Вменяемая часть аудитории склонялась к тому, что в выступлении под нейтральным флагом нет ничего унизительного, и в сложившихся обстоятельствах лучше сохранить в боеспособном состоянии хотя бы элитную группу спортсменов. Век на беговой дорожке и в прыжковом секторе короток, перерыв в год уже ставит под сомнение удачное продолжение карьеры, а два года неучастия в международных стартах фактически ставят крест на амбициях. И это не только крушение мечты — порушено будет немало судеб, не говоря уже про общий ущерб для российской легкой атлетики.

Для государства ничего не стоило запретить этим отдельным «предателям» даже думать о возможности участвовать в чемпионате мира. Спортсмен высокого уровня — человек подневольный, он представляет страну, соответственно интересы страны ставит выше своих личных интересов. Но дело могло дойти до того, что представлять страну на достойном уровне через год-другой было бы уже некому. И спортивное начальство (очевидно, с одобрения начальства не спортивного) при оформлении нейтрального статуса — а каждая просьба оформлялась индивидуально — заняло позицию невмешательства, по сути, согласившись с таким вот постепенным выводом российской легкой атлетики на мировую арену. Когда столько всего дружественного в мире потеряно, не хочется окончательно терять еще и спорт. Ну пусть хотя бы так.

Конечно, такой выход из положения был внове для всех участников действа. В первую очередь, конечно, — для самих спортсменов. Как таковой делегации в Лондоне не было и не могло быть. По форме — каждый сам за себя, представляешь опять же только себя, безотносительно к стране. Никаких намеков на российскую атрибутику, что грозило дисквалификацией, про гимн тоже все были предупреждены — в случае необходимости в честь победителя должен был прозвучать гимн Международной федерации легкой атлетики (ИААФ). В одном случае он понадобился.

Маша Ласицкене (бывшая Кучина) после блестящей победы в прыжках в высоту и награждения вполне искренне сказала, что во время исполнения гимна ИААФ не чувствовала ничего. Но, положа руку на сердце, что лучше: пережить этот некомфортный момент, стоя на верхней ступеньке пьедестала почета, или вовсе не побывать лучшей высотницей мира, став вровень с мировой рекордсменкой Стефкой Костадиновой и еще двумя обладательницами двух мировых титулов? Ответ, думаю, очевиден.

Золото Ласицкене, до этого по­беж­­дав­шей на всех (!) этапах «Бриллиантовой лиги», досталось по праву в очень жесткой борьбе с украинкой Юлией Левченко и представительницей Польши Камилой Лицвинко. До главной разборки этой «большой тройки» отвалились триумфаторши Олимпиады в Рио-де-Жанейро. А Ласицкене, в отличие от оставшихся конкуренток, сбила планку на высоте 199 сантиметров. Это был кульминационный момент захватывающего действа, и честь и хвала 24-летней спортсменке, что ей все-таки покорились победные 203 сантиметра, и последовала даже попытка установить национальный рекорд.

Форма одежды может быть «никакой», не указывается и принадлежность к стране, но фамилии говорят сами за себя, и все собиравшиеся на олимпийском стадионе зрители прекрасно понимали, кого представляют барьерист Сергей Шубенков или прыгунья в длину Дарья Клишина. Из всех наших серебряных призеров чемпиону мира-2015 Шубенкову пришлось, наверное, тяжелее всех — год без стартов для барьериста чреват потерей лучших качеств, дающих преимущество перед грозными соперниками. Но уступил барнаулец только очень быстрому ямайцу Омару Маклауду, что можно считать с учетом всех обстоятельств выдающимся достижением спортсмена и его личного тренера Сергея Клевцова.

С одной стороны, в связи с беспрецедентностью ситуации особое давление «нейтралы», конечно же, испытывали. С другой стороны, они были избавлены от накачек «группы сопровождения», без которых ни один российский чиновник обойтись не может. То есть в каком-то смысле все 19 человек при всей не­обычности ситуации были свободны от излишнего пресса. Вернее сказать — пресс был, но другой. И, похоже, меньше всего его испытывала Дарья Клишина.

Клишиной, в единственном числе представлявшей в Рио всю российскую легкую атлетику, на Олимпийских играх досталось по полной от недоброжелателей. Да и без этих передряг талантливая спортсменка за последние годы ничего не завоевывала. Живущая в США «красавица без титулов» в течение шести лет не могла достичь отметки в семь метров, и всякий раз оказывалась за пределами тройки призеров. И вот в Лондоне — прорвало, причем до золота не хватило каких-то двух сантиметров. Нейтральный статус не помешал Клишиной показать результат, способный перезагрузить не блещущую достижениями карьеру.

При всех «но» решение согласиться на условия ИААФ обернулось положительным итогом и для спортсменов, и для российской легкой атлетики, и для всего российского спорта. Изоляция оказалась прервана, пусть официально на индивидуальном уровне, а в качестве еще одного положительного момента можно упомянуть еще и то, что за медальным общекомандным зачетом на этот раз мы следили разве что пробросом. В десятку сверхмалым составом вошли — ну и ладно. Зато конкурировали и даже пробивались в призеры — честно.

К 18-летнему уроженцу Удмуртии Сергею Широбокову, ставшему серебряным призером в ходьбе на 20 км, не было вопросов про допинг, несмотря на «славу» саранской школы ходьбы. Аплодисментов удостоился и 20-летний Данила Лысенко, ставший вторым в престижнейшем финале в прыжках в высоту. А еще одна серебряная награда — у 23-летнего метателя молота Валерия Пронкина.

А не было бы этого усеченного для России чемпионата мира в Лондоне — в чем бы мы нашли подтверждение того, что не все потеряно? Лишь бы снова не заболтали прорыв, в котором государство сыграло минимальную роль, а название его на официальном уровне даже не упоминалось.

Слова «Россия» не было, а люди — есть. В этом и состоит главный для нас итог чемпионата мира.

№ 403 / Владимир МОЗГОВОЙ / 17 августа 2017
Статьи из этого номера:

​Брусчатка — оружие обогащения?

Подробнее

​Обыкновенный монополизм

Подробнее

​100 тысяч квадратных метров в год

Подробнее