Политика

​Товарищ Ким верит в победу

Что стоит за неожиданными угрозами Северной Кореи?

​Товарищ Ким верит в победу

Загадочный господин Ли Чжон Хо бежал из Северной Кореи на капиталистический Юг в октябре 2014 года — о способе и маршруте его исчезновения до сих пор ничего не сообщается. До побега он занимал высокий генеральский пост заместителя начальника секретного «Отдела 39» ЦК Трудовой партии Кореи, который курировал как легальные, так и нелегальные операции по снабжению КНДР иностранной валютой. Ли Чжон Хо ведал там, в частности, поставками за границу угля и морепродуктов — важнейших экспортных товаров Пхеньяна. Мало кто из перебежчиков владеет темой внешней торговли КНДР так детально, как он.

Так вот, господин Ли, проживающий ныне в США, в интервью японским журналистам по электронной почте сообщил на этой неделе, что экономическая ситуация для Северной Кореи поменялась в корне после нового пакета санкций, единогласно принятого 5 августа Советом Безопасности ООН в ответ на очередные ракетные пуски Пхеньяна. Эти меры предусматривают тотальный запрет на закупки в КНДР железа, свинца, руды, каменного угля, морепродуктов. Американцы, разработавшие санкции, утверждают, что их претворение в жизнь сократит на треть доходы Пхеньяна от внешней торговли, которые Вашингтон оценивает в 3 млрд долларов в год.

Однако перебежчик считает, что ситуация еще более серьезная. По его оценке, реальные экспортные поступления в казну КНДР, за исключением небольших доходов от торговли текстилем, составляют не более 2 млрд долларов в год. В то же время потери от новых санкций Совбеза ООН будут достигать, по расчетам специалиста, 1,7 млрд долларов. Иными словами, речь идет о потере почти 80% экспортных поступлений, что может стать неимоверно болезненным ударом. По мнению перебежчика, кое-что, конечно, можно будет компенсировать за счет контрабанды и других действий в обход санкций, но ситуация в любом случае, как считает господин Ли, «качественно отличается от прежней».

Уже через несколько месяцев, полагает беглый эксперт, в КНДР из-за нехватки валюты возникнут острые проблемы с закупками сырья для предприятий, в том числе металлургических, и продовольствия для населения. Шахты, лишившиеся долларов и юаней, не смогут кормить своих рабочих, а отсутствие экспортного сбыта приведет к нарастанию многомиллионной безработицы. Особо болезненный удар, полагает перебежчик, будет нанесен по самой энергичной и живой части северокорейской экономики — тихо легализованному сейчас частному сектору с его мелкими предприятиями и ресторанами, фактически находящимися в личной собственности. Там все основано на расчетах в твердой валюте, и ее исчезновение станет реально душить дельцов свободного рынка.

«Марсы» нацелены на Гуам

Как представляется, Пхеньян не будет мириться с тем, что его экономическая база станет непрерывно осыпаться под тяжестью санкций. Тем более что в последнее время дела в КНДР обстояли почти неплохо — в 2016 году, по расчетам экспертов центрального сеульского Банка Кореи, валовой национальный продукт КНДР вырос на 3,9%. Он оценивается сейчас в 28,6 млрд долларов (больше, чем у Парагвая, но чуть меньше, чем у Камеруна). Но санкции могут положить конец даже столь скромному экономическому буму, а правила поведения правящей в стране династии Кимов требуют на внешние вызовы отвечать неожиданными угрозами.

Именно с этим, судя по всему, было связано беспрецедентное по конкретности заявление командующего Стратегическими силами КНДР: 11 августа он огорошил мир сообщением о том, что к середине месяца вождю страны Ким Чен Ыну будет представлен план удара по району американского тихоокеанского острова Гуам, который расположен на расстоянии чуть более 3 тыс. км от КНДР. Четыре ракеты средней дальности «Хвасон-12» («Марс-12») пролетят это расстояние, как было сказано, за 17 минут 45 секунд — в том числе над японской территорией. После этого они должны ударить по океану на расстоянии 30–40 км от тропического курортного Гуама, пляжи, бары и магазины которого заполняют толпы туристов — в основном из Японии, Южной Кореи, Тайваня. С 2012 года там действует, кстати, система безвизового въезда из России — так что соотечественников на острове тоже немало, особенно с Дальнего Востока.

Но в стороне от туристических маршрутов на Гуаме расположен объект по обслуживанию атомных подводных лодок, и главное, крайне важная для военной стратегии США база ВВС Андерсен. Именно оттуда взлетают американские стратегические бомбардировщики В-52 и В-1, которые периодически выполняют акции устрашения над Корейским полуостровом, отрабатывая тактику нанесения ударов по КНДР. Эти самолеты, как полагают, призваны сыграть важнейшую роль при любом сценарии военной операции Вашингтона против Северной Кореи, вероятность которой повысилась после заносчивых угроз Пхеньяна имитировать ракетную атаку на Гуам для демонстрации своих военных возможностей.

Впрочем, напряженность опасно нарастала и раньше — только в июле КНДР провела два испытания ракет, которые эксперты в США, Южной Корее и Японии считают вполне удачными прототипами межконтинентальных, способных нанести удар по основной территории Америки. Реальным оружием такого рода Ким Чен Ын пока на обладает — видеозапись показала, что во время последнего испытания 28 августа головная часть ракеты, упавшей в море у северного японского островка Окусима, распалась на несколько фрагментов, не выдержав перегрузок при вхождении в земную атмосферу из космоса. Однако американские правительственные эксперты в любом случае находятся под сильным впечатлением от мощного и довольно неожиданного рывка КНДР в развитии ракетных технологий. Большинство полагает, что готовая к использованию межконтинентальная ракета может появиться у КНДР уже в будущем году. Споры идут только о том, когда инженеры династии Кимов сумеют оснастить такие системы надежными ядерными боеголовками.

Трамп обещает «море огня»

Реакция президента США Дональда Трампа на угрозы со стороны Северной Кореи соответствовала его кипучему темпераменту и удивительно напоминала стиль пропаганды Пхеньяна, который регулярно обещает обрушить на головы империалистов и их марионеток «море огня». Хозяин Белого дома после угрозы запустить ракеты по Гуаму просигналил в твиттере, что ответом на нападение станет «огонь и ярость, которых мир еще не видывал». На несколько дней многие на планете реально поверили в вероятность войны — возможно, ядерной. Япония привела в полную боевую готовность свои силы противоракетной обороны — в море вышли боевые корабли, по потенциальному маршруту пролета северокорейских ракет выставили многочисленные наземные комплексы ПРО.

По военной мощи в регионе США несоизмеримо превосходят Пхеньян, однако у того имеется свой могучий козырь: процветающий Сеул, столица Южной Кореи, находится всего в 24 км от линии разграничения с Севером. У этой линии КНДР сосредоточила гигантскую по мощи группировку артиллерии и реактивных установок залпового огня, способную разом обрушить на южан упомянутое выше «море огня» — примерно 9 тысяч снарядов. За первый час атаки может быть сделано до полумиллиона выстрелов. Даже при максимальной скорости отпора такой обстрел приведет к неприемлемым потерям среди мирного населения.

К тому же Пхеньян сосредоточил на демаркационной линии две трети своей миллионной армии, включая отлично натренированный спецназ численностью около 20 тыс. человек. После первого парализующего удара артиллерией он может захватить тот же Сеул и взять его целиком в заложники, что позволит начать торг с американцами с сильных позиций.

Эти факторы заставили США в 1994 году отказаться от военного варианта решения северокорейского вопроса, хотя тогда администрация Билла Клинтона была к этому очень близка. Но сейчас ситуация, возможно, изменилась. Военные эксперты в США и Японии говорят, что первым ударом с привлечением 600 или более «Томагавков» морского базирования можно все же достаточно быстро вывести из строя грозную северокорейскую артиллерию. Одновременно сотни боевых самолетов, включая стратегические бомбардировщики, лишат Пхеньян возможности запускать баллистические ракеты, ликвидируют его ядерные объекты, системы управления.

Шутить с такой мощью товарищ Ким Чен Ын, конечно, не рискнет — он достаточно прагматичен. Страшилка про удар по зоне Гуама была придумана не для начала войны, а для того чтобы после принятия удушающих санкций ООН вновь привлечь максимум внимания к ужасной и непредсказуемой Северной Корее. Это великолепно удалось — в разгар сонного каникулярного августа средства массовой информации всех ведущих стран непрерывно говорили о том, что мир оказался на грани ядерной войны из-за сталинистского диктатора в Пхеньяне и недалекого вспыльчивого шоумена в Белом доме. Представители многих держав высказались о необходимости немедленного поиска мирного решения, а Китай и Россия призвали Пхеньян и Вашингтон пойти на обоюдные уступки.

Киму нужны переговоры на равных

Периодическое нагнетание кризисов — часть рутинной политики династии Кимов, в том числе для внутренней мобилизации. Сейчас по всей Северной Корее идут митинги, демонстрирующие стальную решимость умереть за вождя, почти 3,5 млн молодых членов партии, студентов и школьников подали заявления с просьбой записать их добровольцами и послать на фронт. Это, конечно, компонент шоу — прокормить такую прорву дополнительных солдат Пхеньян просто не сможет. Но на нервных иностранцев подобные сообщения производят пугающее впечатление — как и утечки информации об отзыве послов КНДР из ведущих стран на экстренное совещание в Пхеньян.

Главная цель Ким Чен Ына, как и его покойного отца, — начать прямые переговоры с США как равный с равным. Тем более что в Пхеньяне прекрасно видят — у президента Трампа нет ясной стратегии в отношении Корейского полуострова. Именно поэтому КНДР вначале вызвала искусственный кризис своим заявлением о возможности удара по зоне Гуама, а 15 августа слегка откатила назад. Товарищ Ким, напомним, заявил тогда, что одобряет представленный ему военными план, но пока повременит с его выполнением, дав «безрассудным и тупым янки» время одуматься и пересмотреть свою политику.

Пхеньян надеется, что путем маневров на переговорах он сумеет добиться ослабления удушающих санкций от 5 августа или, по крайней мере, создать условия для их фактического невыполнения. Ну а главная цель — это мирный договор с США, установление дипломатических отношений с Вашингтоном и Токио, полное снятие экономической блокады, признание КНДР в качестве законной ядерной державы.

Переговоры к тому же дают возможность выиграть драгоценное время для окончательного создания ракетно-ядерного потенциала с бесспорной возможностью угрожать Соединенным Штатам. От этой цели Пхеньян при нынешнем режиме не откажется никогда и верит, что рано или поздно добьется своего.

№ 404 / Василий ГОЛОВНИН / 24 августа 2017
Статьи из этого номера:

​Технический сбой в голове

Подробнее

​Цена заповедного моря

Подробнее

​К первому звонку

Подробнее