История

​Залив долготерпения

Исследовательское судно «Пегас» гидрографической службы Тихоокеанского флота отправляется к берегам Сахалина на поиски… атомных бомб

​Залив долготерпения

В кружке — место падения бомбардировщика

История, о которой пойдет речь, вполне годится для голливудского блокбастера. Впрочем, почему голливудского, когда в ней все наше — дальневосточное, давнее, «сделанное в СССР»?..

Завязка сюжета: 1976 год, холодная война. Юго-восточное побережье Сахалина. Советский стратегический бомбардировщик Ту-95 терпит катастрофу и падает в море в 14 километрах от берега. Советское командование молчит, как будто нет никакого ЧП. Военная тайна! Полет самолета дальней авиации был сугубо секретным. Кроме того, на борту находились две… атомные бомбы, или, по лексике военных, «красные головки».

ЧП у Сахалина обнаружил противник. Крушение ТУ-95 сперва зафиксировали японские станции радиослежения, а затем в ходе поисковой операции советский самолет и его чудовищный груз обнаружила диверсионно-разведывательная подлодка «Грейбек» ВМС США.

Действия американцев были столь успешными, а «улов» из добытых со дна советских военных секретов столь внушительным, что экипаж «Грейбека» чуть ли не поголовно был награжден высокими правительственными наградами США (несколько водолазов-разведчиков получили изрядные дозы радиации и лучевую болезнь, от которой, к счастью, впоследствии излечились), а сама операция была занесена, как образцовая, в анналы американских спецслужб.

Рассекречивание этой невероятной истории произошло в конце 90-х, причем одновременно и с нашей, и с американской стороны. Но если Штаты официально раскрыли свои досье (а что? тут есть чем гордиться!), то мы признали ЧП с самолетом и утечку военных секретов как бы нечаянно. Совсем не желая того.

Если б наши военные, выйдя в отставку, не садились со скуки за мемуары, как сделал это контр-адмирал Анатолий Тихонович Штыров (в том самом 1976-м он служил на Тихоокеанском флоте в должности заместителя начальника управления разведки ТОФ), тайна так и осталась бы тайной. Но Штыров в своей книжке «Морские бывальщины» (1991 г.) рассказал открытым текстом и о катастрофе, и о дерзкой операции «Грейбека», и о своем докладе тогдашнему комфлота адмиралу В. П. Маслову, и о том, как этот никому не нужный доклад срочно лег под сукно.

Штыров первым из «наших» обнародовал ту историю. С тех пор вот уже двадцать лет суперсюжет, подкрепленный американскими сведениями из открытых источников, гуляет по различным изданиям, не говоря про интернет. Одна из последних, самых свежих книжек вышла в 2013 году и называется «Военно-морской шпионаж». Там, в частности, говорится: «Дерзкие подводные разведывательные операции проводили подлодки ВМС США «Хэлибат», «Сивулф», «Грейбек» и «Парче». Эти лодки подняли со дна Охотского моря некоторые элементы конструкции советских крылатых ракет, а в 1967 и 1976 гг. «украли» две мины у острова Русского и подняли две атомные бомбы с советского самолета, который упал в море».

Все это можно было бы рассматривать как очередную вражескую «утку», если б не солидный статус двух авторов книжки. Один — бывший военно-морской атташе посольства США в Москве Питер Хухтхаузен, другой — глава военно-исторического отдела ВМС Франции Александр Шелдон-Дюпле…

Вот такой Голливуд. Впрочем, вся эта история с двумя атомными бомбами на борту рухнувшего в море ТУ-95, наверное, так и осталась бы в мемуарах. Но о событиях 1976-го узнали наконец и на Сахалине. И принялись изучать далекое прошлое столь пристально и активно, что сегодня уже можно сказать: «вредоносный заокеанский миф» о тайном авиаЧП становится реальным фактом прямо на наших глазах.

Вячеслав Федорченко — бывший директор ГУП «Сахалин-геоинформ», ныне частный предприниматель, был первым из сахалинцев, кто заявил, что ТУ-95 и сегодня лежит на дне в заливе Терпения. Там же вот уже несколько десятилетий покоятся и атомные бомбы. По глубокому убеждению сахалинца, американцы, ограничившись секретными документами и системами, их вовсе не поднимали...


Так выглядит РИТЭГ, поднятый со дна


Конечно, после такого Федорченко объявили чудаком. Но он не обиделся и продолжал настаивать: вот координаты точки падения бомбардировщика, вот след излучения от «малоразмерных затопленных объектов, имеющих тепловой потенциал», вот надежный метод их поиска на основе дешифровки космических снимков.

Когда четыре года назад во время моей командировки на Сахалин по заданию «Комсомольской правды» мы познакомились с Федорченко, у него на руках уже была увесистая, в несколько килограммов, пачка бумаг — многолетняя переписка с Минобороны, Минприроды и охраны окружающей среды, Росатомом, Ростехнадзором, местными сахалинскими органами власти…

От Вячеслава Леонидовича было уже не отмахнуться. В бумагах мелькали такие фамилии, как Шойгу, Герасимов, Сердюков, Хорошавин. К тому времени он уже обрел единомышленников в лице группы краевых депутатов и местных общественников. И прослыл известным борцом за радиационную безопасность дальневосточных морей, без устали повторяя, что две атомные бомбы в заливе Терпения — это, конечно, да. Но если бы только это!

Кроме них, бил в набат Федорченко, вокруг Сахалина, у берегов Приморья и в Охотоморье затоплены десятки РИТЭГов — радиационно опасных объектов, служивших флоту энергоносителями в качестве «ядерных батареек», списанных и варварски брошенных в море.

«Чем не Фукусима?» — вопрошали сахалинцы и призывали под свои знамена уважаемых российских экспертов — экологов, и те добавляли жару, поясняя, к примеру, что мощность одной такой «батарейки» (РИТЭГа) сравнима с реактором АПЛ!

Российское военное ведомство и Тихоокеанский флот отвечали на все эти «происки» решительно-«симметрично»: никто ничего не топил, а все, что списано, находится где надо и под полным контролем, а потому требования поднять со дна чреватый глобальной катастрофой утиль абсолютно безосновательны.

Как говорится, шли годы. Настал момент, когда под давлением депутатов и рыбаков флот вынужден был признать, что кое-что все-таки «утонуло». К примеру, еще в 1987 году перевозили РИТЭГ вертолетом, да не довезли до места назначения — уронили опасное флотское имущество в пучину моря у мыса Низкого (юго-восток Сахалина). А десять лет спустя, в 1997 году, так же, с вертолета, близ мыса Марии, на севере острова, уронили второй.

Тут уж грянул скандал, и из переписки с ведомствами дальневосточники узнали, что два утопленных РИТЭГа отнюдь не пустячок: по информации Росатомнадзора РФ, их суммарная радиоактивность — 1,5 млн кюри, что в четыре раза больше того, что было сброшено в виде радиоактивных отходов всеми странами в Мировой океан…

РИТЭГ, утопленный тридцать (!) лет назад у мыса Низкого, не найден до сих пор. Второй, потерянный неподалеку от мыса Марии, гидрографическая служба ТОФ нашла лишь в 2007-м.

Что касается десятков «утилизированных» в дальневосточных морях ядерных «батареек», чья суммарная радиоактивность складывается в новый Чернобыль… Можно, как это до сих пор делали военные, изобразить скульптурную группу из трех обезьян: «Ничего не вижу. Ничего не знаю. Ничего никому не скажу».

А можно вспомнить одно из интервью недавно ушедшего от нас выдающегося ученого-биолога, эколога, членкора РАН А. В. Яблокова, где он в связи с поступившей к нему информацией о таящихся в непосредственной близости от дальневосточных берегов опасных «утопленниках» вспомнил, как «на унизительно выпрошенные у Запада миллионы долларов» Россия проводила дезактивацию другого огромного региона — Балтики и Баренцева моря. «…Собрали сотни две-три этих
радиоактивных монстриков», — сказал тогда Яблоков.

В том же интервью ученый сообщил и о том, что, по его информации, на Севере и Дальнем Востоке России остаются должным образом неутилизированными еще несколько сот РИТЭГов.

«Многочисленные факты несанкционированных действий по разборке РИТЭГов… Акты вандализма… Один РИТЭГ найден на острове Врангеля…Один — отсутствует на месте его штатной стоянки на Чукотке…» Это уже цитата из более чем серьезного источника — открытого доклада правительственного НИЦ «Курчатовский институт».

Еще один тревожный звонок все по той же теме прозвучал несколько лет назад во Владивостоке, на форуме «Природа без границ»: 85 абсолютно безнадзорных РИТЭГов скопилось в морях вдоль приморского побережья…

Ту-95рц — точно такой самолет лежит на дне залива Терпения

И в продолжение всего этого радиоактивного триллера… про рыбу. Выходящий для сотрудников посольства России в Южной Корее русскоязычный журнал «Сеул ньюс» в феврале 2016 года сообщил своим читателям (цитирую): «В части морепродуктов, импортируемых Южной Кореей из России, обнаружено повышенное содержание радиоактивного цезия-137. …В ходе 150 тестов в восьми случаях было выявлено повышенное содержание радиации. Из этих восьми шесть приходятся на ввозимые из России минтай и треску, остальные два — на различные виды рыб из Южной Кореи. Как отметили эксперты, «проблемным сегментом» стали поставки из России, тогда как ранее корейцы ожидали подобных случаев от японских (после Фукусимы. — Ред.) морепродуктов…»

Но вернемся к ЧП с бомбардировщиком ТУ-95 в заливе Терпения. Это происшествие, не говоря уже о наличии двух атомных бомб под боком у Сахалина, в нашей стране никто пока так официально и не признал. В этом мы точно чтим традиции советского прошлого. По данным экологов, с 1950 по 1968 год в мировой прессе сообщалось о 15 американских утерянных с самолетов атомных и водородных бомбах, и ни одной — советской.

Впрочем, сам факт авиакатастрофы официально также никто не исключает. В этом смысле показателен следующий документ.

«О местах нахождения стратегического бомбардировщика в заливе Терпения Охотского моря и космического аппарата в заливе Анива о. Сахалин (еще один обнаруженный Федорченко опасный объект. — Ред.) информация в Минобороны РФ не поступала, — сообщил в своем ответе на запрос министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды Сахалинской области первый заместитель министра обороны РФ В. В. Герасимов. — С поступлением конкретной информации о координатах нахождения указанных объектов будут спланированы работы по обследованию акваторий».

Пока министерство и Тихоокеанский флот «планировали работы», инициативные, озабоченные экологической безопасностью сахалинцы без дела не сидели. Так, месяц назад группа единомышленников отправилась в самостоятельную экспедицию, правда, не в залив Терпения, а к предполагаемой точке затопления одного из бывших флотских РИТЭГов у самых южных берегов Сахалина.

По возвращении в Южно-Сахалинск активисты дали пресс-конференцию, где заявили, что сходили не зря — нашли-таки опасный объект. Списанное и традиционно утопленное флотское имущество, доложили общественники, находится в районе бывшей погранзаставы Кириллово (Корсаковский район острова) на глубине 14 метров на небольшом расстоянии от берега — чуть более километра.

Говорили на пресс-конференции и о будущей экспедиции в залив Терпения, к месту падения советского бомбардировщика ТУ-95. Поисковики рассказали, что космические снимки района бухты Тихая (все тот же залив Терпения) дешифрованы — на них хорошо видны покоящиеся на дне моря три больших куска алюминия — и характерный след от радиации. Сами атомные бомбы будут предъявлены миру, как только на Сахалин придет заказанное спецоборудование, позволяющее вести подводную съемку на глубинах до 60 метров.

Очевидно, видя такую активность, проснулось наконец и российское военное ведомство. В распоряжении редакции «Новой во Владивостоке» оказалась переписка начальника гидрографической службы Тихоокеанского флота Г. Н. Непомилуева с
В. Л. Федорченко и депутатом Сахалинской областной думы С. В. Ивановой.

«Уважаемый Вячеслав Леонидович! В соответствии с планом мероприятий на Тихоокеанском флоте запланированы гидрографические работы в заливе Терпения Охотского моря в период с сентября по октябрь 2017 года, — пишет Непомилуев. — …Прошу Вас сообщить известные Вам координаты затопленных потенциально опасных объектов техногенного происхождения (ОТП) в заливе Терпения».

В письме к депутату С. В. Ивановой начальник гидрографической службы ТОФ еще более откровенен:

«Уважаемая Светлана Васильевна! Прошу Вас изыскать возможность направить по электронной почте или средствами факсимильной связи координаты падения советского самолета ТУ-95 с двумя атомными бомбами».

Я позвонила в пресс-службу ТОФ с просьбой прокомментировать предстоящие события.

— Комментариев не будет! Все комментарии дадим только по возвращении «Пегаса» (одно из гидрографических исследовательских судов Тихоокеанского флота. — Ред.) во Владивосток. — Начальник пресс-службы капитан первого ранга
В. А. Матвеев был предельно краток и информационно скуп.

Но и без пресс-службы ясно: сам факт подобного рейса говорит о том, что никем официально не признаваемая авиакатастрофа более чем сорокалетней давности пусть медленно, пусть со скрипом, но переходит из области фантастики в статус реального факта.

Правда, вряд ли ГИС «Пегас» что-нибудь найдет в заливе Терпения. Судя по письмам Г. Н. Непомилуева, точные координаты падения самолета флоту до сих пор неизвестны.
А В. Л. Федорченко, как его ни просили, данными не поделился, ответив отказом на отказ командования ТОФ взять на борт представителя сахалинцев для участия в историческом рейсе.

Редакция будет следить за событиями и обещает информировать своих читателей о развитии сюжета и результатах поисков в заливе Терпения.

№ 409 / Наталья ОСТРОВСКАЯ / 28 сентября 2017
Статьи из этого номера:

​Залив долготерпения

Подробнее

​Зарядье и Замкадье: «Согласны разжечь немножко?»

Подробнее

​Дума номер пять

Подробнее