Политика

​Владивостокские депутаты: кто же их выбрал?

Результаты выборов поставили под сомнение саму идею «народных избранников»

​Владивостокские депутаты: кто же их выбрал?

В день выборов на городских избирательных участках было немноголюдно

На минувшей неделе во Владивостоке окончательно завершилось главное политическое действо года — начала полноценно функционировать свежеизбранная дума краевого центра.

Интрига начала закручиваться ранней весной, когда стартовала кампания по подготовке к внутрипартийным праймериз «Единой России». Собственно, цена этих праймериз особого секрета для внимательных наблюдателей не составляла: люди, в принципе в них не участвовавшие, впоследствии оказывались на топовых позициях в партийных списках. То же самое касалось и некоторых позиций по округам.

Тем не менее звучащие с самого верха призывы о необходимости обновления и омоложения партийных и управленческих элит вызывали желание присмотреться к потенциально новым фигурам, потому как тасование одной и той же колоды избирателям (опять же потенциальным), похоже, порядком надоело. И начало кампании по подготовке к праймериз некоторую интригу все-таки сулило: началось реальное столкновение мнений и позиций, появилась работа у политологов, эксперты начали подсчитывать шансы тех или иных соискателей. Однако даже эта слабо выраженная интрига была в корне убита за неделю до внутрипартийного голосования, когда под явным давлением (чьим именно — не раскрыто до конца до сих пор) приняли решение не участвовать в праймериз общественники, участники программы «Приморью — достойную жизнь» Владимира Николаева, пользующиеся вполне реальной поддержкой.

Сопровождалось все это появившимися в публичном пространстве заявлениями о «недопуске темных личностей» и о том, что власть хотела бы видеть других кандидатов. Которые, как выяснилось 10 сентября, оказались не сильно интересны избирателям. Но хотелось бы понять, почему в депутаты не могут идти общественные деятели, спортсмены, управленцы, за чьими спинами поддержка тысяч людей?

Если речь идет непосредственно о Владимире Николаеве, то все, что официально предъявило ему в свое время государственное обвинение, это хулиганство (о чем во время выборов 2004 года полпред президента в Дальневосточном федеральном округе Константин Пуликовский заметил, что, дескать, ничего особенного, с кем такого в молодости не бывало) и превышение должностных полномочий (неправомерная милицейская охрана), которое позже сняли ввиду абсурдности обвинения. Сам же Николаев давно не участвует в политике и выборах и не единожды заявлял (в том числе и на страницах «Новой во Владивостоке»), что желания такого нет: чтобы помогать развитию города и края, чины не нужны.

Если же речь о кандидатах, которые принципиально решили сняться из-за грязи в свой адрес, то называть их «темными личностями» даже неловко. Среди них были уважаемые люди, детские тренеры, общественники, активно работающие с населением по самым «горячим» темам: ЖХК, развитие детского спорта, комфортность придомовых территорий. Такие как заслуженный работник рыбной промышленности Владимир Леонов, куратор социальных программ фонда ВВН Дарья Райчук, директор санатория «Амурский залив» Олег Матусевич и т. д.

Могло бы, конечно, показаться, что те майские решения остались малозаметными. Отдача, однако, случилась спустя 3,5 месяца, когда состоялись уже не праймериз, а полноценные выборы. Электорат, как известно, голосует ногами. Именно это и произошло 10 сентября, когда, по мнению ряда профессиональных аналитиков, экспертов и политтехнологов, прошли самые примитивные и позорные выборы во Владивостоке за всю современную историю. Население города показало свое отношение к этим выборам и действующей модели демократии, попросту их игнорировав. Партия власти в очередной раз потеряла несколько мест в городской думе, а явка на выборах составила 12,5 %. Меньше не было. А если исключить предварительное голосование, то цифры становятся просто смешными. Проголосовало 12 с половиной тысяч досрочников — удивительная «маргинальная» активность! Причем если досрочников исключить, то, как справедливо указывает один из лидеров местных коммунистов Артем Самсонов, представители КПРФ получили бы 14 мест против 13 у единороссов: «бездосрочные» результаты показывают, что еще как минимум в пяти округах партия власти могла бы потерпеть поражение.

Удивляться трудно. Нормальные выборы предполагают реальную политическую конкуренцию. Как говаривал полвека назад товарищ Мао, «пусть расцветают 100 цветов, пусть соперничают 100 школ». Но если выборы откровенно «сушатся», если «нужный» результат достигается массовой и не всегда трезвой «досрочкой» (без нее, к слову процент проголосовавших вообще был бы близок к арифметической погрешности), а элементы подкупа избирателей в той или иной форме достигают феерических масштабов, то трудно ждать электоральной активности от населения.

Фактически судьба Владивостока в руках тех, кого избрали 8 % жителей. И решать, кто будет новым главой, — тоже им.


Петр ХАНАС, политконсультант:

— Явка на выборы — вопрос традиции и политической культуры. Авторитарные режимы требуют от граждан пассивности, а демократические режимы требуют от граждан участия. Явка — явление многогранное и зависит от многих факторов: в первую очередь от уровня выборов — то ли мы выбираем главу города, то ли президента; во вторую — от того, какой мы орган власти выбираем — коллективный или персональный. Дума Владивостока — орган коллективный. На выборах в коллективный орган явка избирателей всегда несколько ниже, чем на выборах персональных — главы города, губернатора, президента. Вы думаете, я про политику? Пока еще нет.

Муниципальные депутаты — это не про политику. Это в первую очередь про ЖКХ, парковки, социалку, чистые подъезды, ровные зеленые газоны, образование и медицину. Вроде бы все жители города стремятся к комфортным условиям жизни, но на эти выборы, попросту говоря, забили.

Почему голосуют и почему не голосуют? Ответив на вопрос «почему голосуют?», мы поймем, «почему не голосуют». Обратимся к электоральной истории города.

Просмотрев итоги выборов за последние 20 лет и отбросив совмещенные выборы (дни, когда одновременно выбирают, например, депутатов Государственной думы и депутатов Законодательного собрания), можно сделать вывод о том, что явка на выборах чудным образом коррелирует с тем, кто находился у власти в городе на тот момент. Так, средние явки при Юрии Копылове составляли 17 %, при Владимире Николаеве 35 %, при Игоре Пушкареве 18 %.

Могу сказать с полной ответственностью, поскольку имел отношение к выборам в период правления Владимира Николаева, что он имел четкую и ясную позицию, направленную на повышение активности населения и включение его в социально-экономическую жизнь города. И по сей день люди вспоминают программы главы «Мой дворик», «Чистый город», «Спортивный Владивосток» и многие другие. И самое удивительное — они и сегодня продолжают работать — уже в рамках благотворительного фонда ВВН. Кстати сказать, партия «Единая Россия» на выборах в Законодательное собрание Приморья имела самый высокий результат во Владивостоке именно при Николаеве — 40 %.

Хочется отметить то, что очень многое в политике зависит от персоналий, от позиции лидера и его желания создать нормальные условия жизни населения. Избирательные кампании — часть социальной жизни города. Власть, получившая большинство на выборах, ответственна не только за настоящее, но и за будущее, используя кредит доверия в своей деятельности, что очень важно, поскольку влияет на социальную напряженность на территории и перспективность планов по реализации социально-экономической политики.

Вообще политика — это некая надстройка над социально-экономическим базисом, без которой этот базис не может развиваться. Никакие механизмы опережающего развития (ТОР и свободный порт Владивосток) не имеют смысла, если их не поддерживает население. Ни одна из поставленных целей: улучшение качества жизни, уменьшение миграционного потока, создание привлекательности территории для инвесторов — не может быть решена без решения основной политической задачи.

Явка не является показателем законности или легальности выборов. Это, прежде всего, показатель того, как относится население к действенности того или иного органа власти. И показатель того, как сама власть способна актуализировать данный уровень выборов. Отсутствие актуальных месседжей, идей, программ и позиций приводит к оторванности избирательного процесса от социальной действительности. В результате — непонимание и нежелание участвовать в выборах.


АЛЛА БЕРЕГОВАЯ, общественный деятель, ветеран труда:

— Мне впервые стало по-настоящему страшно за будущее Владивостока. Пришла на выборы, а за кого голосовать — непонятно, я этих фамилий никогда не слышала. На предварительное голосование «Единой России» шла, зная, что отдам голос человеку, благодаря которому у нас во дворе и детская площадка в свое время появилась, и спортивная, и еще много помощи жильцам, внимания. Причем не перед выборами весь этот цирк, а уже сколько лет за общественной работой наблюдаем. И вот прихожу, а фамилии нашего кандидата в бюллетене нет — мне потом объяснили, что его заставили сняться. Теперь, оказывается, честные, благие дела для горожан — не для депутатов. Обидно: кому город-то доверять? Этим мальчишкам, которые ничего не то что для Владивостока — для собственного микрорайона не сделали? С нашего подъезда голосовать ходили пара человек, не верит больше никто ни в «Единую Россию», ни в выборы. А ведь этих депутатов называют «народными избранниками», только кто ж их выбрал?

№ 409 / Собст. инф. / 28 сентября 2017
Статьи из этого номера:

​Залив долготерпения

Подробнее

​Зарядье и Замкадье: «Согласны разжечь немножко?»

Подробнее

​Дума номер пять

Подробнее