Политика

​Зарядье и Замкадье: «Согласны разжечь немножко?»

Навальный пообещал отменить приморцам все налоги

​Зарядье и Замкадье: «Согласны разжечь немножко?»

Митинг Алексея Навального во Владивостоке был интересен не столько тем, что он скажет (это более-менее понятно и его сторонникам, и противникам), сколько градусом полицейского маразма, если вспомнить недавние «игры в казаки-разбойники» в связи с открытием в приморской столице штаба Навального. Но обошлось все довольно прилично — без мордобоя и «винтилова».

Митинг прошел у Дома молодежи. Выстроились огромные очереди: полиция пропускала людей, досматривая (не очень тщательно) их сумки. Народу было много. Оценки численности варьировались в диапазоне от 700 (начальник управления мэрии по взаимодействию с чем-то и исполнению чего-то) до 4000 человек; трудно сказать точно, но, похоже, не меньше двух тысяч.

В течение первого часа митинга не работала телефонная связь, а микрофоны то и дело глючили (то ли кто-то включил глушилки, то ли причина — в обилии людей с гаджетами).

Навального представили как кандидата в президенты России, хотя не очень понятно, как он намерен выдвигаться на этот пост с учетом своего уголовного дела. В последнее время Навального порой сравнивают с молодым Ельциным, можно вспомнить и популизм молодого Жириновского; по крайней мере, обещания гость раздавал не скупясь, используя свои излюбленные приемы: «Поднимите руки те, кто…» и коллективные «да» и «нет» в ответ на какие-нибудь вопросы. «Согласны разжечь немножко?» — был один из таких вопросов.

Про владивостокского школьника Семена Голубовского, на которого началось давление из-за значка в поддержку Навального, последний заявил: «Эта история впечатлила всю страну!» Потом позвал на сцену самого Семена, и тот сказал всем: «Не бойтесь!»

По словам Навального, власть утверждает, что во Владивостоке средняя зарплата — 50 тысяч; хотя и полтинник — «нищенская зарплата», но и это — «наглое вранье»: на самом деле — меньше. Придя к власти, Навальный пообещал не только повысить уровень жизни, но и разогнать Роскомнадзор, чтобы блогеров не сажали за лайки, сократить численность полиции (а оставшимся поднять зарплату и выдать квартиры, если они будут работать нормально) и «прекратить все войны». Крым назвал «нерешаемой проблемой», но дал понять, что передача Крыма Украине, равно как и Курил Японии, уже невозможна. Признал, что приватизация крупных предприятий прошла несправедливо, но отменить ее тоже нельзя, поэтому нужно ввести компенсационный налог. Церковь пообещал не трогать, но пусть она не «командует Следственным комитетом» и не занимается «мракобесием».

Навальный уверенно играл на противоречиях между столицей и регионами. По его словам, в армию не берут парней из Чечни и Москвы, потому что у москвичей есть деньги на откуп. Назвав армию «налогом на бедность», Навальный пообещал отменить призыв.

— Москва, как паук, высасывает все деньги, поэтому регионы не развиваются, — заявил Навальный, приведя пример московского парка Зарядье, который обошелся в сумму, превышающую годовой бюджет Владивостока. Для развития Приморья, считает он, нужны экстраординарные меры: «В Приморье с учетом того, что это регион по населению небольшой, из которого бегут люди, нужно прекратить вводить новые налоги типа «ГЛОНАССа» и освободить от налогов тотально всех, то есть сделать регион реальной свободной экономической зоной».

Во Владивостоке принято «топить» или за Пушкарева, или за Миклушевского (предполагается, что поддерживающий мэра должен критиковать губернатора, и наоборот). Навальный поступил радикальнее, атаковав обоих. В ходе митинга он вспомнил между прочим, скандал с «Электронным университетом» еще в догубернаторские времена Миклушевского. А на вопрос о Пушкареве ответил: «Власть во Владивостоке и в Приморье в последние годы — это исключительно просто бандиты, по-другому не скажешь. К сожалению, здесь не было другой, просто бандиты и жулики. Поэтому к Пушкареву у нас ни малейших нет теплых чувств».

Митинг Навальный завершил словами о том, что он станет первым честным человеком, который придет к власти в России. После этого состоялся двухминутный подход к прессе, на который почему-то пустили не всех присутствующих журналистов, ссылаясь на необходимость предварительной аккредитации. Это несколько смазало впечатление от «самого открытого политика».

№ 409 / Сергей ПАВЛОВ / 28 сентября 2017
Статьи из этого номера:

​Залив долготерпения

Подробнее

​Зарядье и Замкадье: «Согласны разжечь немножко?»

Подробнее

​Дума номер пять

Подробнее