Расследование

​Черные души

Несмотря на успешно раскрываемые преступления и суровые приговоры «черным риелторам», в Приморье продолжаются убийства людей с целью захвата их квартир

​Черные души

Юридически грамотные убийцы

В Приморском крае за последние два десятилетия было немало громких уголовных дел по деятельности «черных риелторов», самыми громкими из которых стали т. н. дело «банды Плюхи» в начале нулевых и «дело Басманова-Власенко». Объединяют эти дела не только убийства людей, но и личности фигурантов. В банде, лидером которой признали Альберта Плюху — профессионального художника, спеца по подделке документов, — все прочие участники были силовиками: оперативник КГБ-ФСБ, экс-боец СОБРа МВД, экс-опер ОБЭПа и участковый, а также старший следователь прокуратуры края Сергей Шпилев, осужденный лишь за то, что предпринимал действия по укрывательству преступлений банды. В итоге Альберт Плюха получил пожизненный срок, будучи признан виновным в трех убийствах, а его подельники — бывшие и действующие силовики — отделались куда более мягкими приговорами и все давно на свободе. Несмотря даже на то, что последней их жертвой стал сотрудник транспортной прокуратуры, друг Шпилева.

Второе резонансное дело — «банды Басманова — Власенко», где первый — бывший опер МВД, а второй — рецидивист, и еще два участника, Салават Бикташев и Сергей Черненко — действовавшие сотрудники МВД. В этом деле в общей сложности семь жертв, однако поживиться убийцы с их пособниками сумели лишь одной захваченной квартирой, тогда как с остальными им «не свезло»: в одном случае подвел фальшивый паспорт, из которого прямо в регистрационном центре выпала вклеенная фотография, а в эпизоде, ставшем для банды последним, бдительность проявили соседи и родственники отца с сыном, убитых из-за квартиры на ул. Нейбута.

Всего же подобных дел только в Приморье раскрывают по нескольку в год. Считая лишь те, где «черные риелторы» не ограничиваются мошенничеством и подделкой документов, а совершают убийства законных владельцев недвижимости. Примерами таких дел также являются дело банды в составе Александра Гузюкина, Сергея Антонова, Владимира Паламарчука, Антона Сновидова, Натальи Калининой и Татьяны Гарсеванидзе, которым в убийстве трех человек с целью захвата и продажи их жилья помогали Михаил Жигирь и Михаил Тучин — оба сотрудники МВД. Другим примером может служить дело банды в составе Дмитрия Соколова и его подельников, Кулешова, Даянова и Кислика, где последний был оперативником наркоконтроля. В конце 2012 года эти «черные риелторы», заполучив паспорт наркозависимого гражданина Самойлова, который им предоставила его сожительница, тоже наркозависимая, переклеили в паспорте фотографию и получили доверенность на право распоряжения принадлежащей Самойлову квартирой. После чего Самойлова убили, закопав труп в лесу, хотя изначально планировали лишь «гуманно» посадить Самойлова за наркотики…

Алкоголь опасен для жизни

Другие города Приморского края, где цены на недвижимость ниже, чем во Владивостоке, тоже не миновала деятельность «черных риелторов».

Так, в конце 2014 года в городе Уссурийске был убит Дмитрий Поздняк, злоупотреблявший алкоголем. Мотивом убийства стала двухкомнатная квартира, позднее проданная бандой за 2 150 000 рублей. Во главе преступной группы стоял местный житель Виктор Галущак, с которым «работали» Татьяна Путинцева и Татьяна Колесникова, подделывавшие документы, а «силовой блок» составляли Евгений Люберец, Николай Тринев (оба ранее неоднократно судимые) и Роман Карташов. Но «заложил» их всех несовершеннолетний, к которому в село Воздвиженку убийцы привезли Поздняка, где его и убили, а труп утопили в озере. Для бандитов и мошенников не стало препятствием даже то обстоятельство, что Поздняк, проживавший в квартире своей покойной матери, не удосужился оформить на себя права наследства и собственности на жилье, в чем ему «помогли» убийцы, спаивая жертву, ссужая деньгами и оказывая мелкие услуги…

Подобный же случай — с таинственной смертью алкоголика из-за унаследованного жилья — был в Уссурийске и в конце 2009 года. В том случае за убийство был осужден сводный брат жертвы, но его вина вызвала обоснованные сомнения не только у защитников в суде, но и у общественности. Потому что кроме осужденного Игоря Косача с убитым Олегом Сауцким плотно контактировали по поводу его жилья еще двое граждан — некие М. и Щ. Контактировали настолько тесно, что помогли нотариально оформить наследственные права на квартиру, хотя срок на принятие наследства истек, а на жилье мог претендовать и сводный брат Сауцкого Игорь Косач. В итоге из-за поданного Косачем иска квартира оказалась под судебным арестом, что помешало «черным риелторам» ею завладеть. Хотя М. и Щ. по делу проходили лишь свидетелями, уверяя, что на квартиру не претендовали, а помогали Сауцкому ее оформлять совершенно бескорыстно.

И вот какое совпадение: накануне этих событий житель Лесозаводска Щ. некоторое время работал в тамошнем медцентре — с отделением для стационарного лечения алкоголиков, наркозависимых и психбольных, где мог получить доступ к персональным данным пациентов. Вскоре же после событий с загадочной смертью алкоголика Олега Сауцкого этот Щ. поступил на службу не куда-нибудь, а в МВД!

Важную роль в обвинении и осуждении Игоря Косача сыграл и небезызвестный сыщик из краевого отдела по раскрытию особо тяжких преступлений против личности (бывшей ОРЧ-4, известной как «отдел на Карбышева») Сергей Шашков: он с его сотрудниками задержали Косача в день судебного процесса из-за прав на квартиру, а в дальнейшем добились от него подписания «явки с повинной». И хотя изложенные в этой «явке» обстоятельства не соответствовали выводам судмедэкспертов и протоколу осмотра трупа Сауцкого — как говорилось в материале газеты «Арсеньевские вести» со ссылкой на адвоката Н. А. Рассказову — Игорь Косач был осужден. Примечательно и то, что главным свидетелем обвинения Косача выступил его сосед, Владимир Л., родной брат которого, Олег Л., в то время отбывал срок за убийство, раскрытое также отделом Сергея Шашкова, и Шашков был не только хорошо знаком с обоими братьями Л., но и имел возможность при расследовании дела Косача влиять на позицию свидетеля Л. через его брата.

Без стражей закона

Впрочем, во многих делах о преступлениях групп «черных риелторов» сотрудники МВД участвуют если не прямо, то косвенно. Либо в форме пассивного бездействия, не реагируя на сигналы и жалобы — ведь обычно «черные риелторы» проводят свои «операции» не в одночасье, а неделями обхаживая жертв, и часто их возня вызывает подозрения соседей или близких намеченной жертвы, — либо в форме прямого пособничества, «крышевания» преступников, которые от уверенности в безнаказанности наглеют и звереют.

Так, в середине сентября в суде Приморского края закончился обвинительным приговором очередной процесс над бандой «черных риелторов», состоявшей из местных жителей Алексея Кондратьева, Алексея Чухрия и Эдуарда Сахуриева. Ее лидер Кондратьев, ранее судимый и отбывавший срок за мошенничество, выйдя на свободу, принялся за старое, и в течение 2013–2015 годов обманом выудил из карманов доверчивых граждан около двух миллионов рублей, выдавая себя за сотрудника МВД, появляясь в форме с погонами подполковника полиции и обещая купить японские подержанные автомобили по ценам существенно ниже рыночных.

А в начале 2013 года этот мошенник, с помощью Чухрия и Сахуриева, смог организовать похищение и убийство 76-летнего пенсионера Евгения Д., которому сам был должен 400 тысяч рублей, а после убийства пытался присвоить и продать его квартиру — и помешали преступникам лишь активные действия сына жертвы.

Но примечательно, что ранее судимый мошенник легально владел оружием и попадал под административную ответственность за нарушение правил его хранения; в 2009-м он был лишен водительского удостоверения, но продолжал ездить за рулем, в чем был уличен; а также в отношении Кондратьева в этот период поступали заявления о мошеннических действиях, однако реакции на это не было вплоть до начала 2015 года, когда Алексей Кондратьев с подельниками были задержаны и признались не только в убийстве Евгения Д., но и в других преступлениях. Кондратьев — в нескольких эпизодах мошенничества, а его подельники — в нападении на сторожа воинской части и хищении у него карабина с патронами...

В итоге суд приговорил Кондратьева к 14 годам лишения свободы, а его подельников — к 13 годам каждого с отбыванием в колонии строго режима. Но очевидно, что если бы на заявления потерпевших о действиях матерого жулика была своевременная реакция, то его следовало бы привлечь заново еще в 2011 году, и тогда Евгений Д. имел бы шанс умереть своей смертью, а не быть забитым черенком лопаты, молотком и задушенным шнуром от автомобильного компрессора «для верности».

Отрадно, когда в результате добросовестной работы следователей СК России и сыщиков МВД законное возмездие настигает преступников. Но прискорбно и даже страшно, когда в ходе расследования вскрывается неприглядная роль сотрудников силовых ведомств в активном или хотя бы пассивном пособничестве мошенникам и даже убийцам. Часто «за кадром» следствия и судебного процесса остаются и другие фигуранты дел — юристы, нотариусы, чиновники регистрирующих органов, социальных и медицинских учреждений, нередко содействующие преступникам. И все это в совокупности создает предпосылки для дальнейшего «процветания» изуверского бизнеса «черных риелторов».

№ 410 / Виктор БУЛАВИНЦЕВ / 05 октября 2017
Статьи из этого номера:

​Сигналы, которые не хотели услышать

Подробнее

​Оккупация и протекторат

Подробнее

​Бюджет и дисциплина

Подробнее