Расследование

​Прощай, Славянка?

Центр Хасанского района из «жемчужины Приморья» может стать угольным складом

​Прощай, Славянка?

В который раз во всей остроте становится вопрос: что первично — конституционное право граждан России на благоприятную окружающую среду или сиюминутные выгоды конкретных предпринимателей? Что важнее: кратное увеличение транзитного грузопотока портов (сулящее в теории рост бюджетных отчислений, новые рабочие места и доходы населения) или благополучие того же населения в дальнесрочной перспективе? Возможно ли сочетать прогресс в виде новых портовых терминалов с сохранением чистого воздуха, чистого моря, рек и лесов? Возможно. Но — дорого и невыгодно. И хоть трава не расти…

Еще совсем недавно, в начале нынешнего года, главным центром напряженности в связи с деятельностью портовых терминалов по перевалке угля стал город Находка. В его портах уголь переваливали давно, но и Находкинский морской торговый порт, и порт Восточный, на которые приходились основные объемы перевалки, изначально были приспособлены к обработке этих видов груза, поэтому их деятельность не вызывала особых нареканий со стороны местных жителей. Исключение составляли моменты, когда рост объемов угля мог привести к затовариванию площадок для хранения или простою вагонов, с которых при определенных погодных условиях угольная пыль попадала в жилые массивы города. Но в последние годы прямо в находкинской бухте, в черте города, перевалкой угля занялось предприятие «Терминал Астафьева», расположившееся на территории бывшей жестяно-баночной фабрики, где прежде выпускали тару для рыбных консервов. И оттуда угольную пыль сезонные ветра понесли на жилые кварталы, что не могло не повлечь массовых протестов местных жителей.

Эти протесты с разной степенью интенсивности происходили в течение последних пяти лет — люди слали жалобы во все возможные инстанции: в транспортную прокуратуру города Находки, краевую природоохранную прокуратуру, Роспотребнадзор, а также, в первую очередь, местным властям, городским и краевым. На проблему угольной пыли в городской черте обратили внимание и экологические организации, ведущие мониторинг и отмечавшие подобные проблемы во Владивостоке, когда перевалкой угля занялся рыбный порт и угольная пыль стала накрывать близлежащие улицы в Первомайском районе. Но в случае с угольной пылью в Находке краевые власти и контрольные органы заняли весьма странную позицию.

Так, изначально уже бывший, а в тот момент еще начинающий губернатор края Владимир Миклушевский выступал против перевалки угля открытым способом и возмущался тем ущербом окружающей среде, который наносят угольные терминалы. И эта его позиция была вполне объяснима — какой же нормальный человек одобрит ситуацию, когда черная пыль покрывает все вокруг, проникает в жилые помещения, школьные классы, палаты больниц, группы детских садов?

Однако со временем Владимир Миклушевский пересмотрел проблему под другим углом. И счел, видимо, что если за счет перевалки угля происходит пополнение казны, то людям можно и потерпеть временные неудобства. А когда в начале нынешнего года протесты в Находке вспыхнули с новой силой (да и как же им было не вспыхнуть и не усилиться, если власти и контрольные органы никаких мер с прошлого раза не предприняли?), то ответом на выступления находкинцев стали заявления краевых властей, что митинги в городе якобы инспирированы «в политических целях», направлены на «дестабилизацию обстановки перед выборами», а то и вовсе на «дискредитацию государственной власти».

Говоря проще, людей, протестующих против угольной пыли, из года в год засыпающей их жилища и социальные объекты в районах города, выставили чуть ли не экстремистами. А их конституционное право на благоприятную окружающую среду просто игнорировали. Не помогло даже обращение школьника из Находки, Андрея Боли, прозвучавшее во время «прямой линии» Владимира Путина: поручение-то президент дал, но вот выполнять его никто не спешит до сих пор, рапортуя лишь «для галочки» об «установленных датчиках», но умалчивая, что за превышение норм вредных веществ в атмосфере виновные платят смешные для их оборотов, копеечные штрафы.

Краевые чиновники, депутаты, политики, общественники и журналисты также разошлись во взглядах на «угольную» проблему. Одни считали и выражали мнение, что находкинцы действительно преувеличивают свои проблемы, другие же поддерживали протестующих и требовали принятия действенных мер по ограничению открытой перевалки угля.

В том числе и средства массовой информации подавали проблему по-разному: акцентируя внимание либо на вреде людям от угольной пыли в городской черте, либо же, наоборот, на перспективах развития угольного терминала, на принимаемых стивидорными компаниями мерах по предотвращению разноса пыли, на их социальной значимости и на их добрых и полезных для всего города делах.

Объясняется этот феномен просто: основным предприятием в Находке, засыпавшем город пылью, стало ОАО «Терминал Астафьева». А контролирует его Руслан Кондратов, весьма влиятельный бизнесмен, бывший депутат Госдумы, поддерживавший тесные отношения с губернаторами Сергеем Дарькиным и сменившим его Владимиром Миклушевским, когда последний со своими приближенными даже совершал вертолетные прогулки с пикниками на принадлежащие Кондратову охотничьи угодья в селе Отрадном Михайловского района, близ Уссурийского заповедника.

Очевидно, именно внушительная фигура известного бизнесмена с его политическими связями на высоком уровне заслоняла проблему угольной пыли от взоров прокуратуры и Роспотребнадзора. А помогала им в «невидении» общественная организация «Народная экспертиза» — организованная в стенах бизнес-группы Руслана Кондратова под началом его сотрудницы Ирины Горобец, возглавляющей департамент общественных связей. Так что посторонних там не жаловали: сами пылили, сами с пылью боролись, сами себя за это хвалили и сами же себя «контролировали».

Но, как известно, аппетит приходит во время еды. И вот уже компания «Тихоокеанский балкерный терминал», подконтрольная Руслану Кондратову, планирует строительство площадок для складирования угля и портового терминала по перевалке угля в поселке Славянка Хасанского района — с аппетитом у господина Кондратова, видимо, полный порядок. Активные протесты местных жителей ничуть не обеспокоили ни самого Руслана Кондратова, ни экс-губернатора Владимира Миклушевского, который обеспечивал ему свое покровительство и политическое лобби его бизнеса. Однако целесообразность этого проекта выглядит весьма сомнительной по целому ряду причин.

Главной из этих причин является перспектива развития Хасанского района Приморья как центра экологического туризма: в нем расположены заповедники, «Земля леопарда», базы отдыха с пляжами — наиболее востребованные у местных и приезжих отдыхающих, — а также транзитные пути в сопредельные Китай, КНДР и морское сообщение с Республикой Корея.

Кроме того, Хасанский район является перспективным центром развития аквакультуры и береговой переработки водных биоресурсов, выращенных «морскими фермерами», там уже выращивают трепанга, моллюсков, а также имеются нерестовые реки лососевых. И все это богатство, существовавшее веками и способное еще долгие годы работать на край и его жителей, ставится под угрозу ради перевалки угля? По сути, ради сиюминутной прибыли стивидорных компаний, ориентированных на переменчивую конъюнктуру рынка энергоносителей, где спрос на уголь может изменяться вместе с ценой?

Скажем, если перевалка угля — столь выгодное и, главное, перспективное дело, как это преподносят лоббисты Кондратова и Ко, то почему бы им не сделать серьезных вложений в этот бизнес? Не построить мощный терминал для закрытой перевалки с соблюдением всех норм экологической безопасности? Пустынных бухт на побережье Приморья хватает, в том числе вблизи от железнодорожных путей и автомагистралей, но не в заповедных краях. Например, площадка под строительство завода сжиженного газа, предлагавшаяся местными экологами Газпрому как альтернатива бухте Перевозная, — места там вполне достаточно для крупных портовых сооружений.

Но почему-то стивидоры, подчеркивающие выгоду от перевалки угля через Приморье, не стремятся вкладываться в такое строительство. Может быть, потому что сами не уверены в долгосрочной выгоде этого бизнеса и стремятся лишь воспользоваться ростом спроса на уголь и возможностью его экспорта в течение ближайших лет, а потом — хоть потоп? Ведь закрытая перевалка угля — дело дорогостоящее, оборудование для терминалов требует очень серьезных вложений, привлечения кредитных средств под проценты, тогда как выгода не гарантирована и сам бизнес сопряжен с высокими рисками конъюнктуры мирового рынка.

При таком раскладе бизнес-структурам с их бенефициарами достанутся прибыли, а жителям Приморья — экологические последствия в виде засоренного угольной пылью морского побережья и акватории, вреда морской и прибрежной флоре и фауне, не говоря уже о тех последствиях, которые достанутся на долю людей и никем достоверно не прогнозируются, хотя в Находке, по заявлениям местных общественников, уже отмечен рост заболеваний онкологией в засыпаемых угольной пылью районах…

Нынешний исполняющий обязанности губернатора Приморья Андрей Тарасенко просто вынужден будет столкнуться с социальными аспектами проблемы проекта угольного терминала в поселке Славянка: накал страстей у местных жителей высок и обещает стать еще выше в преддверии выборов поселкового главы в декабре нынешнего года. Конечно, можно и подождать, пока полпред и вице-премьер Юрий Трутнев лично возьмется за эту проблему и уволит, например, главу краевого департамента природных ресурсов, как уже уволил руководителя лесного департамента края. Но, так или иначе, проблему решать надо и придется: приносить в жертву бизнесу целый перспективный район края недопустимо — даже если это бизнес самого Руслана Кондратова.

№ 412 / Виктор БУЛАВИНЦЕВ / 19 октября 2017
Статьи из этого номера:

​Прощай, Славянка?

Подробнее

​Владивосток попал на деньги

Подробнее

​Приморье под крылом малой авиации

Подробнее