Здоровье

​«Забота» у нас такая

Детский медицинский автопоезд продолжает работу в Приморье

​«Забота» у нас такая

Колонна детского автопоезда «Забота» колесит по Приморью уже два года. Созданная по инициативе администрации края, высококвалифицированная медицинская бригада выполняет важнейшую задачу — помогает выявлять заболевания на ранних стадиях и проводить профосмотры. Однако главную роль в проекте выполняют не высокотехнологичное оборудование и лаборатория, а, безусловно, врачи. О том, как проходят их рабочие будни, рассказала начмед автопоезда «Забота» педиатр Алена Леонова.

Поезд отправляется

— Алена Михайловна, вы уже не первый год отправляетесь в поездки по краю в составе автопоезда. Чувствуете, поменялось ли отношение людей к вашей работе?

— Конечно, есть разница между тем, как люди его воспринимали в 2015 году — и сейчас. Раньше это было, скажем так, в диковинку. Да и мы изначально работали по приказу № 1346н Министерства здравоохранения. То есть медосмотр у нас должны были проходить определенные категории граждан, и, соответственно, привозили 13 врачей определенных специализаций.

Взрослый автопоезд начал работать примерно на полгода раньше детского, поэтому в районах уже были наслышаны и ждали нас. В первое время приходило очень много людей; мы могли принимать и по 300, и по 350 человек — всем хотелось попасть к нам. Это было тяжело и морально, и физически, но мы старались не отказывать никому. Сейчас это более-менее упорядочилось: народ знает, что мы работаем по конкретным категориям, и просто консультативных любопытствующих стало гораздо меньше.

То есть — подчеркну — мы всегда согласны и готовы идти навстречу всем. И раньше, и сейчас. Но для эффективности работу необходимо было выстроить и правильно организовать, мы ведь не подменяем местные поликлиники и больницы. В налаживании процесса помогли главные врачи медицинских учреждений, которые участвуют в проекте.

Поэтому работа сейчас отлажена: есть четкое понимание, что утром, например, идут малыши, ближе к обеду — средний возраст, и во второй половине дня — подростки. То, что мы ожидали изначально, теперь свершилось. И «Забота» действительно работает не только качественно, но и эффективно.

— Ваша работа очень важная — какую проблему за это время вы определили как одну из главных?

— К сожалению, надо констатировать печальную ситуацию — мы видим, что в крае очень много патологий.

— А какие особенно часто обнаруживаете?

— Много зрительных, ортопедических патологий. В этот раз мы были в Спасском районе, и удивило, что здесь существует своеобразная патологическая направленность по населенным пунктам. Из одного села нам привезли около 25 детей, и у 15 аппарат УЗИ выявил много врожденных сердечных пороков.

В Кронштадтке преобладали неврологические патологии, а у одного ребенка даже случился эпилептический приступ. Ортопедической патологии в этом районе катастрофически много, притом что у них работает доктор соответствующей направленности.

— Вы сказали, что очень глубокие патологии выявляет ортопед, с чем это связано?

— Очень печально в районах дела обстоят со спортом. Вроде при каждой школе есть стадион либо спортивные секции, но чаще всего они платные. Поэтому после уроков дети предоставлены сами себе. В некоторых школах парты и стулья стоят как попало, то есть за осанкой ребенка уже никто не следит. Родители в селах работают целыми днями, им тоже не до этого.

Зато у них там воздух чистый.

— Благодаря автопоезду получается обнаруживать болезни на ранних стадиях?

— Не скажу, что мы стали больше заболеваний выявлять, но в 2015 году мы обнаруживали даже онкологию и болезни крови. У одного мальчика аппарат показал очень низкий уровень гемоглобина, мы даже подумали, что он сломался, но по остальным показателям стало ясно, что у него — лимфогранулематоз. И мы успели обнаружить его на ранней стадии — это то, чем можно гордиться.

Проблема в том, что люди не приходят к врачам, не жалуются на плохое самочувствие, слабость и утомляемость. Это мы выявляем в процессе общения. Например, когда к эндокринологу приходит ребенок с повышенным весом, только за разговорами выясняется, что он плохо запоминает материал в школе, быстро устает — и так, потихоньку врач собирает общую картину.

Колоссальный опыт

— Как строится график ваших поездок?

— Он появляется в конце года и строится по запросу, который составляют главы районов и поселений. Есть спрос — есть предложение. В 2015 году мы только начали объезд районов, в 2016-м расширили график… На 2018 год еще больше поездок планируется.

В каждом населенном пункте автопоезд останавливается на столько дней, на сколько было запрошено. Я каждый раз подъезжаю с вечера и все обговариваю с местными врачами, осматриваю кабинеты, чтобы автопоезд приехал, и мои доктора начали вести прием максимально слаженно и четко, чтобы люди не мерзли в ожидании своей очереди. Все-таки сейчас уже холодно.

— Но все равно попадаются нетерпеливые посетители…

— Иногда ситуация накаляется, посетители начинают ссориться между собой. Тогда мы стараемся уладить конфликты, обернуть все в шутку. Мы им объясняем, что всех до последнего пациента примем, никого не выгоним. Пока они идут, мы будем работать, никуда не денемся.

Конечно, иногда попадаются, скажем так, излишне нервные люди. Общение с ними — тоже часть работы, и, поверьте, не самая простая. Например, как-то нас пытались «уличить» в том, что мы «на них зарабатываем», и требовали, чтобы мы за «эти деньги» проводили им операции. Спрашивают, мол, почему вы это и это не делаете? Но это исключительные случаи, чаще всего наших врачей люди очень тепло и душевно благодарят.

Очень важно донести до людей, что у нашего автопоезда — профилактическая направленность, на выявляемость заболеваний. После осмотра мы пишем в картах, что рекомендовано пациенту, какая у него обнаружена патология, даем направление во владивостокские медицинские учреждения.

— Как формируется медицинский состав автопоезда?

— Основного медицинского состава у нас в автопоезде нет. Поэтому, например, главному врачу нашей поликлиники каждый раз приходится выбирать, кого отправить в командировки, которые иногда бывают настолько тяжелые, что мы за 10 дней можем принять 3000 человек, как это было в Красноармейском и Лесозаводском районах. А в других местах за аналогичное время — 600–700 человек.

Но эти цифры показательны, они говорят о том, что мы работаем не зря, что проект нужен людям: они приходят, интересуются своим здоровьем. Мы стали возить с собой уролога-андролога, потому что важно было посмотреть, как формируются навыки гигиены у девочек и мальчиков в крае, и мы обнаружили множество заболеваний, которые появились на этой почве.

К каждому пациенту нужно находить свой подход: с кем-то беседу проведешь, кого-то поругаешь.

— Чем этот проект нравится пациентам, понятно. А врачей он чем привлекает? Тяжелая работа, нагрузка больше, чем в обычные рабочие дни…

— Конечно, это колоссальная задумка, которая реализуется в рамках государственной программы «Развитие здравоохранения Приморского края» на 2013–2020 годы. В том числе это интересно и для самих врачей: край посмотреть, но главное — набраться опыта. С нами ездят и доктора из частных клиник, и студенты медицинского университета, ведь такую практику больше нигде не получишь. Для сравнения: в день в поликлинике я принимаю около 40 человек, а за тот же промежуток времени на автопоезде, как я уже говорила, от 300 и выше.

Конечно, это работа, мы туда не отдыхать ездим. Еще один плюс проекта для врачей — новые знакомства, обмен контактами. Мы теперь можем консультироваться друг у друга и вне работы на автопоезде. Я теперь знаю, что если кто-то из моих пациентов, например, «не сошелся характером» с кем-то из врачей поликлиники, я могу порекомендовать кого-то из коллег, с которыми познакомилась во время совместной работы над проектом.

Работать в команде

— А как складываются отношения с главными врачами региональных медицинских учреждений? Знаю, что докторам взрослого автопоезда не всегда удается найти с ними общий язык…

— В одном населенном пункте нам дали обследовать только годовалых детей — так распорядился главврач. И медицинским сотрудникам этой региональной поликлиники, в которой мы остановились, запретили нам давать других детей под страхом увольнения. Тогда мы за целый день приняли всего 40 пациентов. Я, конечно, взбунтовалась, потому что так поступать нельзя. Нам не позволили писать в медицинских карточках, и я предложила хотя бы писать вкладыши. Характерно, что сам главный врач не приехал, не познакомился с нами, и я весь медперсонал сама изучила: кто звонил, с кем мы пересекались лично — душевные люди.

— Такие истории часто случаются?

— Нет, конечно, это был нонсенс. Обычно не только главные врачи, но и главы районов приезжают, интересуются, как мы устроились. А здесь — «консультации запретить», «в карточках не писать». Я, конечно, была немного в шоке. Пациенты приходили, интересовались, но карточки им на руки не выдавали, и тогда мы сказали: приходите просто с полисом, потому что мы только так потом можем отчитываться о проделанной работе. Мы писали рекомендации на листах, которые потом наши пациенты могли вложить в карточку. Для меня было странно, ведь это они нас пригласили, еще и заявку написали, что каждый день до 500 детей будет посещать. Мы еще сидели с врачами и думали: «О, боже! Будем работать с утра до ночи!» Размышляли, как их распределить грамотно. А они вообще не пришли. К нам заглядывали родители, которые знали о том, что мы приехали, и спрашивали, можно ли пройти осмотр. Я отвечала, что это не «обязаловка», но касается здоровья их детей, и приходить нужно, чтобы не пропустить серьезные заболевания.

Конечно, печально, что нам такие палки в колеса ставят. Ведь мы приезжаем не каждый месяц, привезли врачей высшей категории и разных специализаций.

— А чего не хватает автопоезду, на ваш взгляд?

— Хотелось бы, чтобы аппарат УЗИ был немного больше и шире, более удобный для осмотра самых маленьких. Еще, наверное, каких-то дополнительных обследований, не только общего анализа крови и мочи. Правда, если сделать лаборатории чуть шире, для этого тогда понадобится дополнительный вагон...

Также я пригласила бы в поездку аллерголога, а вот гастроэнтеролог там не очень нужен: болезни ЖКТ — это прерогатива большого города. У них чаще обнаруживаются какие-то патологии интересные: два ряда зубов или по шесть пальцев. Также нам не хватает психолога в команде, пока мы сами выполняем его функции.

— Куда дальше отправляетесь?

— Сейчас бригада врачей работает в Черниговском районе, потом будет Хороль, Пограничный, Ханка, и завершится работа в Уссурийске в декабре. Пациентам холодно не будет, вагоны утепленные, внутри стоят кондиционеры, в них очень комфортно работать даже зимой. Вот сейчас, в межсезонье, мы мерзли в кабинетах, а в вагонах грелись.

— Некоторые считают, что врачи участвуют в таких проектах ради какой-то прибыли. Насколько это соответствует действительности?

— У нас в команде были такие, кого деньги интересовали больше работы, но надолго они не задерживались. Естественно, наши врачи зарабатывают, мы никого не обижаем. Раньше выплаты шли медленнее, потому что программа была не отработана, еще не было понимания, как это должно выглядеть, но все очень быстро устаканилось.

Недостатка в желающих отправиться в командировки сейчас нет. Это раньше к поездкам относились с недоверием или, скорее, с непониманием, боялись. А сейчас уже сами выбирают, в какой район хотят поехать.

В любом случае мы давали клятву Гиппократа и должны помогать людям в любых условиях, как бы плохо или сложно ни было нам самим. И я очень рада, что в нашей команде работают именно такие, самоотверженные врачи.

№ 413 / Ольга МАРИНИНА / 26 октября 2017
Статьи из этого номера:

​Пока не высохнет Тихий океан…

Подробнее

​Прокурор добавил. Критики

Подробнее

​Хороший знак

Подробнее