Расследование

​Необратимая «хаяттность»

Безумные расходы на отели лоббировали все — от оператора и строителей до депутатов и чиновников Приморья

​Необратимая «хаяттность»

«Потому что деньги своровали», — полпред и вице-премьер Юрий Трутнев емко объяснил, почему до сих пор не достроены самые дорогие гостиницы страны, скандально известные «Хаятты» во Владивостоке. А не своровать не могли. Под это был изначально заточен весь механизм «освоения» денег. И многие не прочь продолжить потрошить дефицитный краевой бюджет: да не оскуднеет казна дающая Приморья.

На хрустальном мосту с сигарой

Когда коммерческий объект строится за бюджетный счет, жди беды и бесконечного удорожания. Потому что именно в этом заключается главный интерес. «Хаятты» выделяются тем, что своровали и «освоили» неприлично много. При начальной оценке инвестиций в 7,5 млрд рублей в общей сложности на строительство гостиничных комплексов во Владивостоке вылетело свыше 18,5 млрд, из которых более 10 млрд — средства краевой казны. Это не считая одобренного в этом году кредита в 1 млрд 200 млн.

Небольшой штрих. Точнее, как «небольшой» — приблизительно на 600 млн. Именно на эту сумму для дорогих гостей будущих отелей шустро закупались, выражаясь языком протокола, «материально-технические ценности». Можете представить: на объектах еще стены из фундамента не выросли, зато в полный рост приобретались предметы «от бинтов до ваты», начиная с салфеток и шампуней и заканчивая сейфами для сигар и кадками с пальмами. Причем, по словам людей знающих, «все там минимум в два раза умножалось». Имеются в виду закупочные цены. Судьба всего этого богатства, столько лет валяющегося на складах, покрыта пылью и мраком. По крайней мере, на запрос депутата Беспалова получен ответ, что в «результате проведения мероприятий имеются промежуточные результаты, а именно: недостача ТМЦ в количестве 521 единицы на сумму 2309,14 тысячи рублей, которая предъявлена хранителю ООО «ЛТВЦ «Юпитер», а также порча ТМЦ в количестве 1300 единиц, ущерб от которой составляет 12 916,9 тысячи рублей». А также «выявлено отсутствие сопроводительных документов от поставщиков, товарных накладных, актов приема-передачи, не всегда надлежащий перевод договоров поставок от иностранных компаний либо их отсутствие». Срок завершения инвентаризации «установить невозможно, но обществом принимаются действенные меры», — успокоили депутата.

На «Хаяттах» удачно совпали интересы лоббистов всех мастей. Включая самого оператора. При согласовании дизайн-проекта в него по наивысшим расценкам «вбивались» строительные материалы и оборудование — от облицовочной плитки до пугающих размерами люстр. Причем все эти роскошные траты «заводились» под определенных поставщиков, а с реальной ценой и производителем — сделано в Италии или Китае — разобраться было сложно. Да никто особо и не пытался. Венцом творения можно считать хрустальный мост примерно в 50 млн, который мог соединить корпуса в «Хаятте» на Бурном. Но тут не выдержал даже гостеприимно распахнутый бюджет — от моста в последний момент отказались.

И вот что интересно: проект с оператором был согласован… только зимой 2016 года. На вопрос, как можно было строить столько лет без согласованного проекта, угрохав миллиарды, эксперты отрасли только изумленно пожимают плечами.

Но зато это дало возможность по нескольку раз «делать и переделывать» одну и ту же работу, успешно «осваивая» деньги из бюджета Приморья.

Аффилированные лица

Первые скандалы вокруг строительства отелей прогремели, когда стало ясно, что к началу саммита АТЭС-2012 их в строй не введут и гостей мероприятия они принять не смогут. Еще за полгода до форума, в марте, в Приморье сменилась власть. Сергея Дарькина на посту губернатора сменил Владимир Миклушевский, которому и выпала честь разрезать ленточки на вводимых в строй ударными темпами и дорогой ценой объектах. Но пятизвездочных отелей «Хаятт» среди этих объектов не оказалось.

Как обычно бывает, после грандиозной стройки последовали уголовные дела и «посадки». Крупнейший местный генподрядчик — компания «Наш дом — Приморье», — занимавшийся постройкой не только гостиничных комплексов, но и многих других объектов, включая игорную зону и бывшую свалку на Горностае, не стал исключением. Уголовному преследованию подверглись ее директор Марина Ломакина со своим супругом Олегом Дроздовым.

Суть обвинений сводилась к тому, что Марина Ломакина заключала договоры с ООО СК «Приморье — Дальний восток», перечисляла аффилированной с ее мужем компании деньги, а та своих договорных обязательств не выполняла и деньги не возвращала, числясь на данный момент крупным должником перед ОАО «Наш дом — Приморье». По версии самой госпожи Ломакиной, СК «Приморье — Дальний Восток» появился на объекте после того, как генеральный подрядчик ЗАО «РАСКО» и турецкий субподрядчик «в одностороннем порядке отказались от выполнения договора и покинули строительную площадку». А требуемые сроки «могли дать только специализированные компании КНР».

— Президент ЗАО «РАСКО» Владимир Розенберг и я доложили о ситуации губернатору Приморского края Дарькину в январе 2012 года. Розенберг признал, что турецкая компания его подвела; денежные средства, чтобы вернуть их «Наш дом — Приморье», «РАСКО» быстро взыскать с турецкой компании не может. Губернатор дал поручение найти вариант замены субподрядчика с учетом цейтнота по срокам, — рассказывает Марина Ломакина. — После обсуждения вопроса с руководством края было принято окончательное решение о начале переговоров с компанией «Сандарт» из Китая, с ООО «Аркада» (подрядчик по театру оперы и балета).

По ее словам, компания Sundart из Гонконга «специализируется на чистовой отделке 5-звездочных гостиниц, ее акции котируются на гонконгской бирже, она известна во всем мире».

— В ходе тендера выяснилось, что цена на отделку, предложенная «Сандартом», ниже аналогичных предложений от компаний из Южной Кореи примерно в два раза, но «Сандарт» не желает заключать прямой договор с НДП, так как боится неплатежей. Они выставили условие — найти компанию, которая может выступить генеральным подрядчиком на объекте, а «Сандарт» будет являться субподрядчиком, — так к работе на объекте, по ее версии, был привлечен «СК «Приморье — Дальний Восток».

Компания «РАСКО», подконтрольная бывшему вице-губернатору администрации Сергея Дарькина Владимиру Розенбергу, освоила свое и удачно обанкротилась вместе с долгами. Но есть основания полагать, что Марина Ломакина слегка, так сказать, лукавила. Даже поверхностное изучение истории ООО «СК «Приморье — Дальний восток» (далее ПДВ) показывает, что эта фирма за пять лет несколько раз меняла владельцев, и до указанных руководителей — директора Александра Злепко и учредителя Игоря Акулича — хозяевами фирмы побывали господа Игорь Радько, Денис Коваленко и Михаил Тулапин. Да и Акулич был вовсе не случайным человеком, а партнером Олега Дроздова по ООО «Первая игорная компания Востока»: Акулич эту компанию возглавлял, а учредителем ее было ООО «Восточный финансовый дом», соучредителем которого был не кто иной, как сам Олег Дроздов! То есть субподрядчик ООО СК ПДВ не был «чужим» для руководства ОАО «Наш дом — Приморье» (НДП). Позже скомпрометированное невыполнением своих обязательств ООО «СК «Приморье — Дальний восток» уступило место компании АО «Технострой-М» из самой Москвы! Вот только эта столичная штучка на 67 % уставного капитала принадлежала все тому же ООО «СК «Приморье — Дальний Восток». Фактически произошла лишь смена вывесок. Сумма долгов превышает 3 млрд (!) рублей. В том числе более 2,5 млрд по договору № 16ГП от 08.09.2011 года. Стоит ли упоминать, что на данный момент СК ПДВ — банкрот?

Эта схема — банкротство должников — стала отработанной при строительстве «Хаяттов». Как и редкое умение руководителей ОАО «Наш дом — Приморье» просто «прощать» долги.

С особым цинизмом

— Истинная причина моего уголовного преследования — скрыть недееспособность вновь назначенных генеральных директоров ОАО «Наш дом — Приморье» завершить готовые на 80 % (на момент моего увольнения) гостиницы в течение уже трехлетнего периода при наличии достаточного финансирования, — утверждала Марина Ломакина в обращении на имя прокурора Приморья Сергея Бессчасного. — Каждый год губернатор Миклушевский обещал завершить строительство. Спустя три года после моей отставки строительство с мертвой точки не сдвинулось. Нужны жертвы, и желательно не из окружения Миклушевского.

После смены власти в крае сменилось и руководство ОАО «Наш дом — Приморье». Компанию возглавил Игорь Ватулин — давний коллега Владимира Миклушевского еще по Московскому институту стали и сплавов. После назначения Миклушевского ректором ДВФУ Ватулин переехал в Приморье. Сначала стал проректором по экономике и финансам нового университета, а потом начал расти по губернаторской линии. И карьера эта весьма показательна.

Если в чем Марина Ломакина абсолютно права, так в том, что смена краевой власти и руководства ОАО НДП всерьез не повлияли на строительство гостиничных комплексов. Складывается впечатление, что гостиницы с готовностью свыше 70 %
в конце 2012 года, рассматривались исключительно как источник денег, которые можно без проблем «осваивать» и присваивать. Иначе трудно объяснить, как вышло, что за четыре года в 2008–2012 годах и за примерно 8 млрд рублей были «с нуля» возведены здания, устроены коммуникации и инженерные сети, а доделка этих зданий растянулась еще на 5 лет и 10 млрд, и завершения пока не видно даже в ближайшем будущем.

Примеры деятельности «эффективных менеджеров» в конце 2016 года приводил тогдашний председатель Контрольно-счетной палаты Приморья Дмитрий Виноградов. «В 2014 году был заключен договор с субподрядной организацией «Стройэнергорезерв» по выполнению работ на объекте на Корабельной набережной. При этом в отношении «Стройэнергорезерва» в 2015 году введено наблюдение, «Приморкрайстрой» подал исковое заявление по включению в реестр требований кредиторов должника на 421,7 млн рублей». Неизрасходованный аванс вовремя не взыскали, и срок давности взыскания по арбитражному иску истек. «Не осуществляется взыскание задолженности с ООО «АйБиЭль-Климат», задолженность которого перед обществом по авансам, перечисленным в счет выполнения работ, завышена на 217 млн 589 тысяч рублей. На дату подписания соглашения сменило название на ООО «Стройинжиниринг». И таких историй, когда долги «уступают и переуступают», а потом «забывают» востребовать — масса, не хотим переутомлять читателя многочисленными цифрами. Только один момент, как официально вознаграждалась эта многотрудная работа: «Помимо заработной платы в размере 258 750 рублей руководителю ежемесячно выплачивается надбавка за повышенную нагрузку 60 000 рублей». Чтобы мы все так жили в нашем общем доме Приморье!

— По данным ОАО «Наш дом — Приморье» на 21.06.2016 года заключены договоры с подрядчиками и поставщиками на общую сумму в 18,5 млрд рублей, 14 выплатили. А работ выполнено на 9 млрд. За два года с окончания предыдущей проверки строительно-монтажных работ выполнено на сумму в 110 млн рублей. А вложено 3,6 млрд, — подвел итог «повышенных нагрузок» Дмитрий Виноградов.

Реакция депутатского корпуса известна. Один из богатейших людей края, специалист в строительстве и недвижимости, он же председатель комитета Галуст Ахоян предложил изменить закон о Контрольно-счетной палате. Согласно поправкам, которые были приняты депутатами Приморья в конце прошлого года, должность председателя контрольного органа может занимать человек при наличии высшего образования по любой, даже не профильной специальности, но «при наличии должного опыта».

И в начале года по представлению экс-губернатора Миклушевского депутаты с особым цинизмом назначили руководителем Контрольно-счетной палаты… Игоря Ватулина. Видимо, учли его «должный опыт» в ОАО «Наш дом — Приморье». В нынешнем году в отчете нового председателя КСП о «Хаяттах» не прозвучало ни слова. Затем и назначали?

Видно как стыдно

Депутатов-бизнесменов Приморья трудно заподозрить в некомпетентности. Поэтому возникают смутные сомнения: почему распорядители краевого бюджета так щедро вливают безумные деньги в бездонные «Хаятты»? На одни только проценты коммерческим банкам по кредитам по итогам прошлого года ушел почти миллиард (!) средств налогоплательщиков, и это без учета согласованного уже в этом году займа 1 млрд 200 млн в банке «Открытие». При этом обслуживание взятого в 2015 году кредита в 1 млрд 900 млн в Сбербанке, в котором заложен недострой на мысе Бурном, сейчас обходится краевому бюджету в 137 млн ежемесячно. Это один детский сад в месяц!

Крупные специалисты в строительстве не могут разобраться, как все устроено? А устроено удобно. Главным субподрядчиком строительства стала известная в крае фирма — ООО «Ремонтно-строительная компания КФК» (далее — КФК). Известная, в том числе, и ситуацией на других значимых объектах, например в онкологическом диспансере, который тоже превратился в скандальный недострой и с которого КФК в конечном счете «ушла». При этом проектировщиком на «Хаяттах» выступает «Архитектон», аффилированный с КФК. То есть сами проектируют, сами исполняют, сами у себя принимают. И все это до недавнего времени проходило экспертизу, про которую сказано в материалах одной из проверок: «Анализ аудиторских проверок показал их несостоятельность, абсолютно формальное исполнение государственных контрактов по проведению аудиторских проверок, более того, за последние два года конкурс «выигрывает» компания ООО «Аудит-эксперт».

Летом прошлого года на стройплощадку на Корабельной набережной приехал Юрий Трутнев, где ему торжественно доложили об очередном переносе сроков сдачи объекта, на этот раз — на май 2017 года (впрочем, к нынешнему ВЭФ «Хаятт» опять не сдали). Полпред назвал положение со строительством гостиницы «фантастическим примером плохой организации работы».

— Вы понимаете, что вы страну подвели? Потому что вот люди приедут к нам в гости, а куда им деться? — спросил Юрий Трутнев у генерального директора компании-подрядчика КФК Владимира Каспина.

— Мне стыдно, — ответил тот на почти риторический вопрос.

Но стыд, как говорится, глаза не выест. При «фантастически плохой организации работы» компания КФК еще известна фантастически хорошими связями с влиятельными политиками в Приморье.

В частности, учредитель этой фирмы Владимир Каспин — давний знакомый, бывший сосед по месту жительства в городе Артеме и одновременно деловой партнер близких авторитетного депутата-единоросса Игоря Чемериса. Например, бывшая супруга депутата, мать его старшего сына Станислава, до сих пор проживающая в Артеме, Ирина Чемерис работает директором фирмы «Полесье» (ИНН 2502040314), учредили которую жены хозяев РСК КФК, Лариса Каспина и Марина Шерстюк.

А старший сын депутата Игоря Чемериса, Станислав Игоревич Чемерис, выступал соучредителем фирмы ООО «Альпари» (ИНН 2502031630) — вместе с Ларисой Каспиной, Вадимом Ковальчуком и Владимиром Марченко. И хотя фирма «Альпари» уже перерегистрирована в столицу, став ООО «Синтезлайн», а учредительство теперь скрыто за цепочкой юрлиц, но факт наличия общих деловых интересов у близких краевого депутата Игоря Чемериса и предпринимателя Владимира Каспина, контролирующего КФК, как говорится, налицо.

А мы потом удивляемся новому дружному голосованию за бесконечные вливания в «Хаятты». И ситуации, когда «Наш дом — Приморье» заключает договор генерального подряда с КППК «Приморкрайстрой», который в дальнейшем реализует главный субподрядчик КФК с другими фирмами. Цитируем: «Первоначально цена договора является приблизительной и составляла 700 млн рублей. Подписанные дополнительные соглашения увеличивают расходы до предела 3 196 164 676 рублей». С 700 миллионов — до более 3 млрд! Действительно, фантастическая организация!

— Тащат деньги из бюджета не стесняясь! — выступая на сессии Законодательного собрания Приморья высказался недавно прокурор края Сергей Бессчасный. И привел примеры, когда все новые миллиарды на «Хаятты» выделяются из дефицитного приморского бюджета, а ряд более важных сфер страдают от хронического недофинансирования. В том числе не хватает денег на закупку лекарств для льготников и питание детей-сирот. От щедрот политиков им предлагается увеличить сумму аж до 182 рублей в день на ребенка. Может, действительно, по совету возмущенного прокурора, некоторым чиновникам и депутатам «сесть на диету»?

Секретные материалы

В распоряжении «Новой во Владивостоке» оказалась копия очень интересного документа — аналитическая записка о «рисках в системе регионального управления», которую направил в августе Владимиру Миклушевскому и в правоохранительные органы теперь уже бывший вице-губернатор Эдуард Портнов. Так как предназначалась она для ограниченного круга лиц, ее содержание кардинально отличается от того, что мы слушали на пресс-конференциях. Факты, приведенные в «секретном докладе» чиновника, который год курировал строительство в крае, просто обескураживают.

Бывший вице-губернатор откровенно называет сложившуюся в крае систему порочной и указывает, что «траектории, по которым годами идут работы на актуальных строительных объектах Приморья, не исправить в ситуации демонстрации отсутствия затянувшихся проблем». В качестве примеров он приводит знаковые по общественному резонансу стройки, среди которых гостиницы «Хаятт», филиал «Эрмитаж», инновационный культурный центр на острове Русском, жилой микрорайон «Снеговая Падь».

— Отсутствие содержательного наполнения и как следствие инфраструктурного обеспечения проекта инновационного культурного центра. До сих пор нет решения о том, что будет находиться в здании. А значит — спроектировать системы жизнеобеспечения и инженерной инфраструктуры объекта крайне затруднительно, — пишет Эдуард Портнов. — Более того, в результате моей рабочей поездки в министерство культуры Российской Федерации выяснилось, что отсутствие финансирования строительства данного объекта с февраля по август 2017 года связано… с отсутствием заявки администрации Приморского края на финансирование данного объекта.

То есть, называя вещи своими именами, сплошной «бардак». То же самое касается других объектов, включая многострадальную Снеговую Падь, по поводу которой бушуют обманутые дольщики.

— Невыполнение обязательств застройщика по передаче жилых помещений участникам долевого строительства жилого микрорайона «Снеговая Падь». Комплекс «Д» с 2014 года ведет казенное предприятие Приморского края «Приморкрайстрой». При этом у данного предприятия нет и не было оборотных средств, механизмов и опыта работы на рынке строительства коммерческой недвижимости. Заключив с физическими лицами 709 договоров долевого участия в строительстве жилья и получив от дольщиков более 1 млрд рублей — при отсутствии собственных, кредитных и иных дополнительных средств на строительство жилых домов и объектов инженерной инфраструктуры комплекса, «Приморкрайстрой» взял на себя абсолютно непосильную ношу по реализации данного проекта.

Спасать, как всегда, приходится за счет бюджета. Эдуард Портнов анализирует ситуацию и по другим долгостроям, среди которых школы и детские сады по краю. «Череда долгостроев в муниципальных образованиях Приморья будет только увеличиваться, если не изменить формулу софинансирования», — пишет он. Для правдивой картины предлагается принять решение «о тотальной инвентаризации жилищного фонда и объектов жизнеобеспечения края». Кроме того, «для целенаправленной реализации государственных программ необходимо сделать прозрачным и взаимодополняющим сотрудничество между подразделениями администрации Приморского края».

— Заходит в тупик и ситуация с кадровым наполнением органов исполнительной власти адекватными и компетентными специалистами. Атмосфера внутри администрации Приморского края становится настолько агрессивной, что демотивирует специалистов всех уровней: нацеленные на результативную деятельность — увольняются; остаются в основном те, кто приспосабливается к любым условиям ради сохранения своего рабочего места, — пишет Эдуард Портнов. Что-то подсказывает, что аналитическая записка крайне не понравилась Миклушевскому.

Особое внимание в докладе уделено «Хаяттам». «Ни одна инженерная система жизнеобеспечения и технологии не закончена монтажем, что приводит к срыву сроков пусконаладочных работ и предоставления фронта для отделочных работ. Причиной этого являются: а) приобретение ранее части материалов, которые по уточненному проекту не востребованы, необходимость переделки части ранее выполненных работ и отсутствие их авансирования; б) бесконтрольность за тратой финансовых средств подрядчиками — со стороны заказчика».

— При строительстве объекта используется модель: заказчик — генеральный подрядчик — генеральный субподрядчик — подрядчики. Организованы службы технического надзора трех уровней по каждому виду работ, — анализирует Эдуард Портнов. — Громоздкая структура управления строительством объекта неэффективна, приводит к низкой исполнительской дисциплине и к увеличению накладных расходов на содержание управленческого персонала (616 млн рублей). Эффективной и прозрачной была бы схема прямых контрактов на выполнение работ между заказчиком и подрядчиками.

Как считает бывший вице-губернатор, единственный выход для прекращения вывода денег из бюджета — «найти инвестора (концессионера) для заключения с ним договора о самостоятельной достройке объекта». К слову, как сообщили «Новой» компетентные источники, именно он «заморозил» взятый в банке «Открытие» кредит в 1 млрд 200 млн «до полного выяснения ситуации». Сам Эдуард Портнов от комментариев отказался, объяснив «Новой» по телефону, что «все, что хотел сказать, уже изложил в аналитической записке».

Разбираться с «рисками в системе» теперь предстоит врио губернатора Андрею Тарасенко. Новый руководитель края заявил в резкой форме, что отказывается продавать отель на мысе Бурном «за бесценок» и снял его с аукциона. Судя по дальнейшим действиям, реализуется та самая модель — поиск инвесторов, которые сами достроят скандальные объекты. Как считают эксперты отрасли, по форме это может произойти за счет передачи бизнес-структурам пакетов акций ОАО «Наш дом — Приморье». Но, указывают специалисты, необходимо решить как минимум две проблемы. Первая — представить потенциальным инвесторам полную и «прозрачную» картину состояния дел, включая долговые обязательства. И вторая — необходима реальная рыночная оценка объектов, которая явно не соответствует уровню понесенных затрат. Ни один инвестор не будет из своего кармана компенсировать «воровство и бесхозяйственность». Для «исправления траектории» и выдан мастерок от Юрия Трутнева.

№ 415 / Виктор БУЛАВИНЦЕВ, Алексей РАСПУТНЫЙ / 09 ноября 2017
Статьи из этого номера:

​Необратимая «хаяттность»

Подробнее

​Пушкарев. Послесловие

Подробнее

​Зов смерти

Подробнее