Спорт

Спустить флаги. И играть

Россия не выступит на Олимпиаде, «чистые» спортсмены стали жертвами большой политики, а виновные даже не извинились. Почему надо участвовать

Спустить флаги. И играть

Мне больно и стыдно. За страну, не сумевшую за два года честно разобраться в самой себе и защитить своих спортсменов. За Международный олимпийский комитет, который решил применить принцип коллективной ответственности, смешав в одну кучу чистых и нечистых. За наших и не наших политиков, которые давно сделали спорт разменной монетой в своих играх. За все то, что привело 5 декабря Россию к позорному столбу, олимпийское движение к глубочайшему кризису, а российское общество к углублению раскола.

Вердикт, отстранивший Олимпийский комитет России и лишивший российскую делегацию права участвовать в Олимпиаде в Пхенчхане, оставил право на участие «отдельных спортсменов под нейтральным флагом» — с рядом ограничений, которые могут быть расценены и российскими властями, и большой (если не большей) частью населения как унизительные для страны.

Значит, отказ в виде бойкота — возможен. Значит, есть угроза тотального выпадения России из олимпийского движения со всеми вытекающими.

Увы, последствия не удосужился не просчитать никто.

Собственно, хороших вестей из Лозанны с заседания МОК мало кто ждал — тенденция последних дней осени не предполагала, что случится чудо, и Россия обойдется теми наказаниями, что уже понесла после слушаний комиссии Дениса Освальда, которые еще продолжаются. Но решающий удар должен был быть нанесен комиссией Самуэля Шмида, рассматривавшей предполагаемую вину государства в допинговом подлоге под названием «Сочи-2014». Слова Шмида на пресс-конференции уже после принятого решения прозвучали как приговор: «Мы никогда не сталкивались с манипуляциями такого масштаба».

Дальше выступал и отвечал на вопросы президент МОК Томас Бах. По мере знакомства с вердиктом можно было загибать пальцы.

  • Пригласить российских спортсменов индивидуально при соблюдении строгих условий. Они смогут участвовать в индивидуальных и командных соревнованиях под именем OAR — Olympic Athlete from Russia.
  • Запретить пребывание в Пхенчхане чиновникам Минспорта РФ.
  • Отстранить экс-министра Виталия Мутко и его заместителя Юрия Нагорных от всех будущих Олимпиад.
  • Вывести экс-председателя Оргкомитета Сочи-2014 Дмитрия Чернышенко из координационного совета Олимпиады-2022 в Пекине.
  • Приостановить членство в МОК президента ОКР Александра Жукова.
  • Оставить за собой право налагать санкции на других должностных лиц.
  • Обязать Россию возместить расходы на расследования «допингового дела» в размере 15 миллионов долларов.

Это далеко не все, но самое главное — восстановление Олимпийского комитета России в правах возможно только в том случае, если все условия будут соблюдены как спортсменами, так и должностными лицами.

То есть в случае объявления бойкота, или нарушения ограничений, наложенных на спортсменов, во время Игр, приостановление деятельности ОКР будет продлено. Участие в церемониях открытия и закрытия, равно как государственная символика и исполнение гимна во время церемонии награждения, естественно, исключаются.

Жертвами могут стать как все несостоявшиеся российские олимпионики, так и их часть. Трудно рассчитывать на то, что российская власть легко позволит им самостоятельно принимать решение об участии или неучастии в Играх. Заявления о недопустимости участия в Олимпиаде в нейтральном статусе раздавались уже неоднократно и со всех властных уровней. Разрешить — значит, проявить слабость, смириться с унижением и согласиться с обвинениями, которые российская сторона считает и неправомерными, и противоречащими общепринятым юридическим и этическим нормам. Не удивлюсь, если все, кто решится пойти против течения, услышат и о «предательстве».

Как бы то ни было, тяжелейший вопрос встает не только перед ответственными лицами. На него не так просто ответить даже тем, кто склонен к демократичному решению. Я бы сказал, что

с учетом всех обстоятельств и последствий отказа, как бы ни было тяжело, все же стоит сказать индивидуально-усеченному участию «да».

Отстаивать права спортсменов в Спортивном арбитражном суде, бороться против несправедливости в гражданских судах можно, но это займет месяцы, если не годы. А Олимпиада — вот она, через два месяца. Для кого-то главная и единственная в жизни.

Мне крайне несимпатична личность экс-руководителя Московской антидопинговой лаборатории Григория Родченкова. Меня убеждают далеко не все его обвинения. Меня коробит, что в его несомненно подлинном дневнике-2014, который тоже вошел в доказательную обвинительную базу обеих комиссий, нет ни намека на раскаяние.

Но нынче насылающая на голову перебежчика кары власть сама его и взрастила, и продвигала, и награждала. И тут российской стороне крыть нечем. Как нечем крыть то, что придуманная и раскрытая Родченковым схема допингового форсажа на финише Олимпиады-2014 не стала предметом пусть частичного, но признания.

Тактика «ничего не было» оказалась бездарной, уведение в тень виновных (а они так или иначе есть!) отнюдь не добавило положительной динамики процессу, а российская изобличающая двойные западные стандарты риторика осталась прежней.

Иезуитское начало в итоговом вердикте МОК — присутствует. Наказание, на мой взгляд, оказалось неадекватным степени доказанности обвинений. Чистые спортсмены, среди которых могут оказаться и пожизненно дисквалифицированные (их уже 25, а будет больше) могут стать жертвами большой игры, в которой спорт лишь инструмент. Их драму ощущать невыносимо. Мне не жаль чиновников, я давно смирился с потерей сочинской скрепы, но представить, что спортсмены выброшены за олимпийский порог, не могу и не хочу.

И еще. Российских нравов наказание подобного рода не исправит. Власть как захочет, так его и использует. Народ в массе своей пошлет Игры вместе с инстанциями подальше. Ожесточение, которого и без того хватает, станет трендом.

Это не прогноз.

№ 419 / Владимир МОЗГОВОЙ / 07 декабря 2017
Статьи из этого номера:

​Природа надзора

Подробнее

​Попытка экоцида

Подробнее

​«Хаятты» или жилье для сирот?

Подробнее