Культура

​Китаист, чемпион, учитель…

7 декабря исполнилось 100 лет со дня рождения дальневосточного писателя, переводчика, востоковеда Георгия Пермякова (1917–2005)

​Китаист, чемпион, учитель…

ОТ РЕДАКЦИИ. Георгий Пермяков — фигура поистине легендарная. Уроженец Никольска-Уссурийского, он в детстве попал в Китай. Жил в эмигрантском Харбине, где выучил несколько языков. С 1939 года работал в Генконсульстве СССР в Харбине — преподавал китайский и японский, выполнял переводы. Был связан с советской разведкой. В августе 1945-го Пермякова арестовали японцы, и спас его только приход советской армии.

Вскоре Пермяков попал в Хабаровск, на «спецобъект 45» — лагерь для японских генералов и маньчжурских министров. Пермякова прикрепили к последнему китайскому императору Пу И, ставшему при поддержке японцев главой Маньчжоу-го и в 1945-м арестованному советскими военными. Георгий Георгиевич служил его переводчиком, обучал русскому языку и истории ВКП(б). Трижды низложенного монарха, ставшего марионеткой японцев, Пермяков считал фигурой трагической. Пу И просил, чтобы его оставили в СССР, но после прихода к власти Мао Цзэдуна императора все-таки отправили в Китай, где он провел несколько лет на «перевоспитании». Пу И вместе с Пермяковым (первый как свидетель, второй как переводчик) участвовали в Токийском и Хабаровском трибуналах против японских военных преступников. На последнем процессе судили 12 человек (начиная с главкома Квантунской армии генерала Ямада), причастных к разведению бацилл холеры, чумы, сибирской язвы и т. д. и испытаниям их на людях (харбинский «отряд 731» и другие «фабрики смерти» в Маньчжурии). Подсудимых приговорили к различным срокам заключения, но в 1956-м вернули в Японию. А ряд преступников, в том числе глава «отряда 731» генерал Исии, вообще избежали суда (Исии успел уехать в Японию, где попал к американцам и стал с ними сотрудничать в обмен на жизнь и свободу).

В Хабаровске Пермяков преподавал восточные языки, писал фантастические повести под псевдонимом «Г. Ланин» («Синий тарантул», «Красная маска», «Остров алмазов» — последний вышел с предисловием знаменитого фантаста Ивана Ефремова), изучал биографию Арсеньева, писал о природе и истории Дальнего Востока. Многое не опубликовано до сих пор. Так, в архиве Пермякова хранится рукописный иллюстрированный этнографический словарь Китая, составленный императором Пу И. Сегодня специально для «Новой во Владивостоке» о Пермякове вспоминает издатель Александр Колесов, друживший с Георгием Георгиевичем и опубликовавший в альманахе «Рубеж» его документально-художественные повести «Император Пу И. Пять лет вместе» и «Отряд 731».

Георгий Георгиевич Пермяков. Писатель, полиглот, разведчик… Этому поистине грандиозному человеку сегодня исполнилось бы 100 лет. Мне посчастливилось общаться с ним недолгих пять лет — в начале 2000-х, вплоть до его кончины в декабре 2005 года.

Нас познакомил и подружил альманах «Рубеж». Долгие годы Пермяков зарабатывал на жизнь преподаванием китайского и японского языков, которые он знал досконально, и оставил после себя большую армию благодарных учеников. Среди них есть известные люди. А в последние годы Георгий Георгиевич жил анахоретом, почти ни с кем не общаясь, и все свое время отдавал творчеству. Поэтому мне не сразу удалось найти его адрес. Но когда я отправил Пермякову в Хабаровск первые номера нашего альманаха, то сразу же получил от него восторженное письмо на пяти машинописных страницах. У нас завязалась бурная переписка, о чем свидетельствуют несколько толстых папок пермяковских эпистолярий, хранящихся в моем архиве.

Причем буквально в каждом своем письме Георгий Георгиевич фонтанировал какими-то новыми творческими замыслами и одаривал меня небольшими воспоминаниями о знаменитых литераторах-харбинцах Арсении Несмелове, Борисе Юльском, Валерии Перелешине… С ними он тесно общался в Харбине в 1930–1940-х годах. И о последнем китайском императоре Пу И… Георгий Пермяков был личным переводчиком Пу И в 1945–1950 гг., когда император содержался на секретном объекте в Хабаровске, и участвовал вместе с ним в знаменитом Токийском процессе в 1946 году, на котором Пу И давал свидетельские показания против Японии.

Я часто гостил у Пермяковых в их небольшой квартире на окраине Хабаровска и в начале 2002 года уговорил-таки Георгия Георгиевича написать для «Рубежа» документальную повесть о Пу И. Пермяков, как всегда, с жаром принялся за работу и так увлекся, что перерабатывал текст целых 13 раз. Писателю хотелось, чтобы повесть была не только интересной и насыщенной информацией, но и увлекательной для читателя. У него даже была выработана своя теория на этот счет. Из-за этого нам пришлось на год отложить выход нашего альманаха-ежегодника. Повесть «Император Пу И. Пять лет вместе» вышла в 2003 году в «Рубеже» № 4 и сразу стала сенсацией. А в следующем номере мы напечатали его «Отряд 731» о японском бактериологическом оружии. За его секретными разработками на окраине Харбина разведчик Георгий Пермяков лично следил в 1945 году.

К тому времени Пермяков был автором нескольких книжек, вышедших в Хабаровском книжном издательстве. Одна из них была посвящена В. К. Арсеньеву. Георгий Георгиевич поведал мне, что в начале 1950-х он успел собрать свидетельства почти 50 человек, близко знавших Арсеньева. А потом нашел в Новосибирской области старшего брата знаменитого путешественника — Анатолия Клавдиевича Арсеньева и на портативной американской машинке с перепаянным русским шрифтом, на которой он печатал со скоростью разговорной речи, записал его устные воспоминания о Владимире Клавдиевиче…

Всякий раз, общаясь с Георгием Георгиевичем, я не переставал поражаться его энергии и работоспособности, столь не свойственной не только его, но и моим ровесникам… Однажды он подвел меня к своему маленькому незастекленному балкону и, указав на настил из толстых досок на полу, торжественно произнес: «Саша, своей физической формой и ясностью ума я обязан этой постели, на которой я круглогодично сплю уже более 40 лет. Правда, когда наступают лютые амурские морозы, мне приходится надевать тулуп, шапку и валенки».

А чего стоит одна только эта фотография 1937 года. На ней 20-летний атлет запечатлен в Харбине, на берегу реки Сунгари. Георгий Георгиевич прислал мне ее в одном из писем и собственноручно написал на обороте: «Пловец, гребец, 10-борец, снайпер, японист, китаист, танцор, конькобежец-чемпион, боксер, кэтчист, учитель, студент». И рядом в углу, едва заметно, приписка карандашом: «Плечи 130 см. Грудь 113 см. Бедро 59 см. Локоть 32 см».

№ 420 / Александр КОЛЕСОВ / 14 декабря 2017
Статьи из этого номера:

​Большой «кидок»

Подробнее

​Последствия столкновения

Подробнее

​Китаист, чемпион, учитель…

Подробнее