Политика

​Не программа, а сказка

Предвыборные экономические постулаты Алексея Навального очень хороши. Но, качают головой эксперты, почти неосуществимы

​Не программа, а сказка

Вечером в среду, 13 декабря, Алексей Навальный выложил на своем сайте большой массив документов и видео­роликов, которые он сам назвал своей предвыборной программой. В программной статье «Прекрасная Россия будущего» Навальный пишет, что «сейчас наше будущее и наши перспективы съедает коррупция, а также безумные, никому не нужные траты на бюрократический аппарат, пропаганду, войны, поддержку других стран и так далее». Все эти деньги нужно направить на развитие «человеческого капитала» — в первую очередь образование и новые технологии.

Кроме того, Навальный намерен ослабить нагрузку на бизнес в России, а также перераспределить бюджет таким образом, чтобы учителя и врачи получили денег больше, а олигархи — меньше. Чтобы достичь этого, Навальный намерен еще сильнее бороться с коррупцией. В пунктах своей экономической программы политик пишет о необходимости создания специальной структуры по борьбе с коррупцией — это ведомство не должно подчиняться никому, кроме Думы и самого президента. А еще надо усилить наказание за коррупцию, увеличить минимальные зарплаты до 25 тысяч рублей и дать максимальную самостоятельность регионам.

Ну а чтобы санкции не мешали выполнению этих планов, Навальный-кандидат предлагает начать широкие консультации с мировыми странами о снижении напряженности, а также создать общую торговую зону между ЕС и Евразийским союзом. Правда, статус Крыма — ключевой болезненной точки — будет решаться с учетом «права народов Крыма на самостоятельное решение своей судьбы», а со странами Средней Азии и Закавказья Навальный — не в первый раз — предлагает ввести визовый режим. Правда, облегчить при этом процедуры легализации работы мигрантов в России.

Денег всем — и держитесь

В целом программа Навального — это очень большой документ, который создает впечатление проработанной концепции. Как минимум демагогически: семантический анализ текста показал, что почти 63 тысячи символов программы (около 400 предложений) написаны в расчете, скорее, на студентов старших курсов 20–22 лет. Похоже, и искал для своей программы Навальный со сторонниками то, что будет интересно этой категории людей. Правда, в этом и проблема, поскольку ради привлечения аудитории тезисы Навального покрыты «популистским флером», говорит политолог Кирилл Рогов.

«В целом программа мне не кажется популистской, она кажется серьезнее, — говорит Рогов. — В программе есть спорные, на мой взгляд, нормы. Что касается минимального размера оплаты труда — это плохо осуществимая мера, она будет плоха для малого бизнеса. В реальности в ней большой популистский заряд, но вред для экономики будет небольшой, потому что довольно тяжело будет осуществить такой подход». То же самое касается идеи сделать ипотеку в 2%, добавляет политолог: в принципе, определять ставку кредита за счет государственных средств — идея неплохая, но два процента — это ниже инфляции. «Ставка в два процентных пункта плюс к инфляции — это уже более реалистичная задача», — предполагает Рогов.

Популизм присутствует и в других идеях Навального, анализирует заместитель директора «Центра политических технологий» Алексей Макаркин. Такое ощущение, что программа написана для сторонников Навального. «Если у тебя через запятую идет «надо развивать интеграцию на постсоветском пространстве» и «надо вводить визовый режим с государствами Центральной Азии» — придется выбирать что-то одно, — говорит Макаркин. — Но для целевой аудитории, я думаю, это работает. У нас люди хотят, чтобы мы на постсоветском пространстве были сильными и влиятельными, но в то же время чтобы у нас на улицах было меньше мигрантов из Азии. Навальный идет навстречу. Просто есть два запроса, и хочется всем угодить».

Макаркин указывает на то, что Навальный, пытаясь играть с перераспределением денег вокруг бюджета, попадает в классическую ловушку нового политика, рассчитывающего получить доступ к этому перераспределению. «Человек, который приходит во власть, часто понимает, что в бюджете много бессмысленных статей, что сейчас он разберется. Но проходит время, и ты начинаешь понимать, что просто так перераспределить сложно, потому что откуда тогда найти новые источники роста доходов? У кого отбирать? — формулирует политолог. — Если отбирать у силовых структур и отдавать в пользу других граждан, то нужно понимать, что за силовыми структурами стоит огромное количество людей с семьями. Ни один президент не будет идти с ними на конфликт».

От Москвы — самым окраинам

Если убрать невыполнимые в силу своего популизма тезисы, то в программе Навального есть вполне здравые предложения. Например, политик предлагает создать Фонд будущих поколений, в котором будут аккумулироваться средства от обязательного перечисления доли доходов от экспорта природных ресурсов (чем-то это похоже на Норвегию). «Это очень важная большая идея, которая обсуждалась многими экономистами нашей страны в течение долгого времени, — одобряет инициативу Навального Кирилл Рогов. — В частности, Егор Гайдар выдвигал идею такого фонда, в который были бы сведены все принадлежащие государству хозяйственные активы. Это очень важная идея, и на ней надо строить идеологию изменения пенсионной системы».

Но эти предложения становятся менее заметными именно на фоне других, более громких и менее продуманных с виду инициатив. Например, инициативы дать большую (и едва ли не полную) самостоятельность регионам в экономическом смысле — то есть провести децентрализацию экономики. «Налоговая база регионов различается столь чудовищно, что быстрая и легкая децентрализация просто невозможна по техническим причинам, — восклицает экономист Наталья Зубаревич. — Ну давайте, децентрализируйте. Москва станет еще богаче. У нас дикая неравномерность, поэтому изъятие нефтяной ренты всегда будет, и это правильно. Просто не надо забирать у регионов еще больше налога на прибыль. Не надо навешивать на регионы расходные обязательства, которые не обеспечены доходами (имеются в виду «майские указы». — Ред.). Когда идет помощь регионам, нужно это делать не по принципам «кого люблю», а по прозрачным критериям».

То же самое касается и предложения Навального о том, как можно отменить санкции. «Во-первых, есть санкции крымские, и есть донбасские, связанные с Минскими соглашениями (кстати, по поводу Минских соглашений у него вообще ничего не написано), — говорит экономист Евгений Гонтмахер. — Оптимистичный результат с точки зрения Европы: реализуются Минские соглашения — и это означает, что в Донбассе полный суверенитет переходит под Украину, то есть она контролирует границу с Россией. После этого снимается большая часть секторальных санкций, наложенных на Россию». «Дальше останутся крымские санкции, которые персонально введены против конкретных людей, но они будут сняты только после возвращения Крыма под суверенитет Украины», — добавляет Гонтмахер.

«Другое дело, что в рамках процесса возвращения в суверенитет Украины в Крыму может быть инициирован референдум с какими-то вопросами по всей этой территории. Но первое, что требуется на данный момент от России в отношении Крыма, — признать суверенитет Украины. А потом уже вести переговоры, какое будет будущее с Европой. Невозможно вести переговоры с исходной точки, что сейчас это российская территория», — скептично оценивает слова Навального экономист.

В итоге все опять упирается в желание угодить всем без реальной оценки ситуации, качают головами эксперты. Как реализовывать предложения-«мечты» на практике — так и остается непонятным. «Сейчас я вижу довольно значительный элемент скепсиса со стороны экспертов (Наталья Зубаревич открыто назвала экономический базис программы Навального «никаким». — Ред.). Если Навальный хочет иметь какую-то опору в обществе, ему надо опираться и на эту часть людей. А для экспертов такой программы пока недостаточно», — заключает Гонтмахер. Впрочем, очень похоже, что программа сделана не для экспертов, а лишь в качестве предварительной констатации факта о том, какую «прекрасную Россию будущего» все потеряют, когда Навального ожидаемо не зарегистрируют на выборах.

№ 421 / Татьяна ВАСИЛЬЧУК, Вячеслав ПОЛОВИНКО / 21 декабря 2017
Статьи из этого номера:

​Следствие по деду…

Подробнее

​Звезды Альфреда Хейдока

Подробнее

​С новым бюджетом

Подробнее