Политика

​Шпионские игры в команде

Редкость не в том, что ЦРУ передало ФСБ информацию о террористах, а в том, что об этом рассказали по телевизору

​Шпионские игры в команде

В воскресенье, 17 декабря, наш президент сказал спасибо американскому: ЦРУ по партнерским каналам сообщило нашим оперативникам информацию, позволившую задержать в день звонка троих подозреваемых — дагестанца, ингуша и таджика. Центр «Э» МВД (противодействие экстремизму) считает, что они как минимум готовили теракты. Утверждается, что они поддерживали связи с Кобцом и Ефимовым, арестованными ФСБ 14—16 декабря в составе группы из семи человек и обвиняемыми в подготовке взрыва в Казанском соборе Петербурга. Все трое арестованных по американской наводке утверждают, что оружие и взрывчатку им подбросили.

Путин сообщил Трампу, что информация главного противника наших спецслужб «оказалась достаточной для обнаружения, розыска и задержания преступников» и пообещал немедленно сообщить про террористов в США, если что узнает. История сотрудничества разведок и контрразведок разных стран столь же древняя, сколь и сами спецслужбы. Такое взаимодействие даже ведущих между собой активную тайную борьбу ведомств вовсе не фантастика — были бы реальные взаимные интересы по конкретным поводам и, главное, выгода.

Эти совпадения в оперативной работе редки, взаимные «сливы» — эпизоды. Ведь главной проблемой в совместной борьбе даже против врага рода человеческого является не столько взаимное недоверие (хотя и его довольно), сколько закон номер один, свято исполняемый всеми спецслужбами мира, — защита негласных источников. Это люди, являющиеся, наряду с техническими средствами получения информации, их главным инструментом.

В мае Трамп в самом общем, обезличенном виде передал Лаврову информацию «Моссад», что запрещенная в РФ ИГИЛ делает на территории Сирии бомбы в виде батареек для ноутбуков для проноса в самолеты.

«Моссад» осудил эту утечку и предположил, что информация может быть передана Ирану. Никто не знает, в чьи самолеты попали бы эти взрывающиеся ноутбуки — это важнейшая при организации работы аэропортов по всему миру информация. Казалось бы, почему не поделиться ею с немногочисленными странами, стоящими на острие атак террористов (а Россия, несомненно, входит в их число)?

Позднее в СМИ попала утечка: за три месяца до разговора Трампа с Лавровым два израильских вертолета через Иорданию доставили на территорию Сирии группу спецназа «Сайерет Маткаль» и нескольких сотрудников технологического отдела службы внешней разведки «Моссад». Они-то и перехватили аппаратурой технической разведки информацию о производстве взрывающихся батареек. Острота реакции Израиля на утечку в этих обстоятельствах непонятна — в действительности сама идея с ноутбуками ничего нового спецслужбам Ирана не дает.

Но вполне возможно, что и вся история с высадкой группы технической разведки — всего лишь операция прикрытия источника «Моссад». Не было никакой высадки или была, но совсем с другими целями, а был в условной палатке лаборатории ИГИЛ посреди пустыни один-единственный источник, завербованный или внедренный «Моссад», который и передавал ценную информацию. Понятно, что после такой расшифровки террористы поднимут на дыбу всех жильцов той палатки, заодно и израильского разведчика. В таких обстоятельствах понятна и тревога израильтян, и резкая официальная реакция.

В 80-е КГБ СССР постоянно поддерживал связь с коллегами недружественных спецслужб, для этого были свои каналы. И если конкретный участник террористической организации, попавший к нам как аспирант по межвузовскому обмену (а в действительности залегший на дно после объявления в розыск на родине), отказывался давать подписку о сотрудничестве с последующей передачей на связь советской разведке на Ближнем Востоке, его вполне могли сдать. Например, в «Мухабарат» Иордании, классического полицейского государства, или в отдел тайных операций Службы общей разведки в Каире, в зависимости от того, откуда он приехал. Именно конкретные интересы ситуации толкают на такие шаги, но стратегическое сотрудничество невозможно по указанным причинам (чужие источники никто особо не бережет — не свое, не жалко) даже в рамках одного военного союза.

Дело борьбы за идеалы террористического «Халифата» ширится со времен афганской войны СССР, сегодня этот феномен охватил весь мир. Исламский террористический интернационал сформировался, и ложная политкорректность не должна затушевывать этот факт. Трамп и Путин, как я понимаю, в этом едины.

Откуда американские спецслужбы узнали о группе возможных террористов в Петербурге? Еще 30 лет назад все было не так. Сегодня же террористы свободно перемещаются повсюду, поддерживающие их сообщества возникают в диаспорах на всех континентах. Вместе с ними перемещаются и источники, внедренные в ячейки спецслужбами развитых государств, попутно знакомясь с соратниками в разных странах.

Одновременно технический прогресс позволил спецслужбам контролировать удаленные связи людей без учета границ и расстояний. И если ЦРУ (новому директору Помпео Путин передал отдельное спасибо) знает логин, пароль мессенджера и технические характеристики смартфона — они читают сообщения объекта разработки сегодня в Дамаске, завтра в Москве или Новом Орлеане. Разумеется, террористы пытаются использовать самые примитивные средства связи, выдающие во внешний мир минимум информации, но перемещение сим-карты от соты к соте фиксируется неизбежно и частая смена карт и провайдеров – не панацея.

В этой всемирной каше информация о планах террористов может дойти до нужного адресата (в нашем случае — ФСБ или Центра «Э» МВД РФ) самыми затейливыми путями. Безалаберный сотрудник АНБ, нарушив все служебные инструкции, разрабатывал вирусы против террористов прямо у себя дома. Антивирус Касперского на его компьютере определил это как вирусную угрозу и занес в базу изучения в Москве. Израильские спецслужбы в Тель-Авиве случайно обнаружили это, анализируя коды «Касперского» в своих интересах, и настучали в Лэнгли. А там отлучили компанию Евгения Касперского от продаж в государственные органы США. И все это по проводам. Таков современный мир террора и антитеррора, где все взаимодействуют как бы на расстоянии вытянутой руки. И действительно, вполне возможно, что важная информация для ЦРУ в следующий раз окажется на Лубянке.

В этой истории гораздо важнее публичность, разглашение факта звонка Путина, использовавшего помощь ЦРУ для сглаживания глобального противостояния, нарастающего между США и Россией по всем фронтам. И надо помнить, что поступок Трампа – его добрая воля, могли бы и промолочать. Что ж, политики, они такие — используют все, что под ноги попадется. Но это другая история.

№ 421 / Валерий ШИРЯЕВ / 21 декабря 2017
Статьи из этого номера:

​Следствие по деду…

Подробнее

​Звезды Альфреда Хейдока

Подробнее

​С новым бюджетом

Подробнее