Политика

​Большая перезагрузка

100 дней Андрея Тарасенко: вопросы, отставки, надежды

​Большая перезагрузка

В 2018 год и Приморье, и Владивосток вступили с новой властью. 12 января исполняется 100 дней, как Андрей Тарасенко занимает пост врио губернатора (скоро он избавится от «врио» — тут осечек не бывает), а в самом конце декабря вступил в должность Виталий Веркеенко — новый мэр Владивостока.

Who is mister Tarasenko: подводные камни и лодки

По сравнению со своими в доску Наздратенко и Дарькиным (да и Миклушевский хотя и москвич, но успел перед губернаторством поруководить ДВФУ) Тарасенко выглядит откровенным варягом, введенным Путиным за руку с черного хода. В Приморье до своего назначения Тарасенко был совершенно неизвестен, невзирая на факт своего рождения в 1963 году во Владивостоке (на который, естественно, сейчас делается акцент — свой, мол, местный). Его биография, доступная в открытых источниках, зияла провалами: в 1985-м окончил в Ленинграде Высшее военно-морское училище подплава имени Ленинского комсомола… — и, видимо, ушел в такую глубокую автономку, что всплыл лишь в 2000 году, возглавив ФГУП «Национальные рыбные ресурсы». Естественно, тут же появились версии о том, что между этими вехами будущий приморский лидер носил либо штатское, либо малиновый пиджак. Но вот сам Тарасенко, появившись во Владивостоке, расставил точки над i: служил на флоте, в том числе в Балаклаве и Камрани, дошел до звания капраза и должности командира подлодки специального назначения. То есть наш, военно-морской. Жена, по его же словам, — «простая женщина», домохозяйка. Что не помешало ей в 2013 году задекларировать дом и яхту «Конкордия» в Испании.

Пробелы в официальной биографии наличествуют и теперь. По крайней мере, из жизнеописания Тарасенко на сайте краевой администрации решительно непонятно, чем он занимался между 1994-м, когда уволился из армии, и 1997-м, когда стал управляющим ЗАО «Вестморепродукт».

В 2002 году экс-подводник окончил Российскую академию госслужбы по специальности «Государственное и муниципальное управление», в 2006-м — Российский государственный социальный университет по специальности «Бухгалтерский учет, анализ и аудит». Руководил Мурманским морским рыбным портом, работал в Счетной палате, Росатоме, Россельхозбанке… С 2013 года — гендиректор Росморпорта. Что интересно, беспартийный.

Другой любопытный момент: согласно сайту dissernet.org, диссертация Тарасенко на соискание степени доктора психологических наук (минуя кандидатскую ступень?!) на тему «Социально-психологические закономерности и механизмы оптимальной деятельности военного руководителя», защищенная в РГСУ в 2009 году, была чуть менее чем полностью списана с диссертации Леонида Лаптева «Оптимизация управленческой деятельности военных кадров» 1995 года. Причем Лаптев выступил «научным консультантом» — так это теперь называется. Впрочем, особенностями чиновничьих диссертаций никого не удивишь, да и кому она, его диссертация, нужна — важнее поступки ее обладателя.

Кадры: незаменимые есть, неприкасаемых нет

Придя к власти 4 октября, Тарасенко начал, что естественно, с перетряски кадров. Оставив работать первого вице-губернатора Усольцева, вице-губернаторов Юрова, Сыромятнова, Сухова, Серебрякова и Портнова, он не продлил полномочия вице-губернаторов Полянского, Степаненко, Ковалева и Бочкарева.

Новым вице-губернатором стала Татьяна Казанцева, работающая директором краевого департамента финансов с дарькинских времен.

Вскоре — в связи с «несоответствием ожиданиям» — куратор строек и долгостроев Портнов был снят и заменен Алексеем Немковым (до того — замгендиректора Росморпорта). На пост вице-губернатора по внутренней политике пришел Дмитрий Братыненко — волжанин, политтехнолог, уже засветившийся в Приморье.

В ноябре отправился в отставку Усольцев — и тут же попал под следствие. Первым вице-губернатором вновь стал опытный финансист Александр Костенко, работавший на этом посту с 2001 года (когда губернатором стал Сергей Дарькин), а в последнее время, при Миклушевском, «сосланный» в депутаты ЗС. Выходит, незаменимые есть.

Руководитель сотрясаемого скандалами КГУП «Примтеплоэнерго» Алена Григорьева была заменена на экс-мэра Балтийска Федора Ярошевича и немедленно, подобно Усольцеву, угодила под следствие. Похоже, силовикам дали карт-бланш, что увязывается как с резким октябрьским докладом прокурора края Сергея Бессчасного в Законодательном собрании, так и со словами президента Путина на декабрьской пресс-конференции о том, что Приморье остается глубоко криминализованным регионом (речь, понятно, не о хулиганстве или уличной преступности). Все недавние и нынешние (а может, и будущие) отставки и задержания, связанные с «Белым домом», можно рассматривать как подлинную, а не показную оценку деятельности экс-губернатора Миклушевского. Так что орден, с которым его в духе византийских традиций проводили в «добровольную» отставку, выглядит странно: по всему выходит, что с задачей декриминализации Миклушевский не справился, если не наоборот.

Вице-губернатором по селу и рыбе Тарасенко назначил Валентина Дубинина — управленца даже не дарькинского, а наздратенковского призыва. Из-за неудовлетворительной подготовки к отопительному сезону снял вице-губернатора Юрова, заменив его бывшим директором питерского ЗАО «ЭнергоПроект» Гагиком Захаряном. Наконец, ввел должность вице-губернатора, ответственного за развитие региона, пригласив на этот пост депутата ЗС Константина Богданенко, который из-за этого отказался от планов бороться за пост мэра Владивостока.

Что касается выборов главы Владивостока (или назначения; но формально это все-таки выборы, только непрямые и невсеобщие — мэра теперь выбирают депутаты городской думы из числа кандидатов, предложенных особой комиссией), то они напоминают целую спецоперацию.

Началось все с того, что Тарасенко сделал одним из своих заместителей Константина Межонова — опытного управленца, успевшего поработать и в городской, и в краевой администрациях, специалиста по вопросам образования. В последнее время Межонов работал и. о. мэра Владивостока и считался компромиссной фигурой. После перехода Межонова из «Серого» дома в «Белый» обязанности мэра исполнял Алексей Литвинов — одна из правых рук опального градоначальника Игоря Пушкарева. Что показательно, пропушкаревские блогеры сразу же начали восхвалять кадровую мудрость Тарасенко. Да и сам врио губернатора о Пушкареве высказался сочувственно: «Не знаю, что он там сделал, для этого есть правосудие. Но считаю, что он мужик грамотный… Взял бы и написал заявление, ушел бы. Победил по правосудию и вернулся». Мессидж был услышан: вскоре после прихода Межонова в замы Тарасенко Пушкарев прямо в тюрьме написал заявление об уходе с поста мэра, коим он формально продолжал числиться, что позволило запустить механизм выборов нового главы города. Одновременно Пушкарев заявил, что в крае «наконец появился грамотный и ответственный руководитель» (шпилька Миклушевскому), а претензии краевого природоохранного департамента к пушкаревскому бутощебеночному заводу чудесным образом сошли на нет. Все это позволяет говорить о некой сделке, что подтвердили декабрьские выборы мэра.

Они прошли под пристальным вниманием краевой власти, несмотря на формальную независимость местного самоуправления от госвласти. Комиссию, ставшую фильтром для кандидатов, возглавил вице-губернатор Братыненко, в нее также вошел начальник департамента внутренней политики «Белого дома» Ясевич. После удивительно (если не сказать подозрительно) единодушного голосования депутатов мэром стал уроженец Дрездена Виталий Веркеенко, известный в качестве главы холдинга «Сумотори» и комплекса «Приморское кольцо». Литвинов остался на должности первого вице-мэра. Так что можно говорить и о преемственности, и об обновлении, учитывая, что Веркеенко во власти раньше замечен не был, если не считать короткий период руководства департаментом проектов и стратегического развития Приморского края. На первом брифинге Веркеенко сообщил, что усилит международное направление, вернется к пушкаревской идее ВКАДа, попробует сделать Владивосток полицентричным в целях борьбы с пробками, займется коммуналкой, парками, общественным транспортом.

Сравнительно гладкие выборы мэра и снятие напряженности вокруг «Серого дома» пока можно осторожно назвать одним из первых успехов нового губернатора.

Теперь Приморьем руководит сборная из людей Наздратенко, Дарькина, Миклушевского и самого Тарасенко. Интересно, что даже непримиримые коммунисты к кадровой политике Тарасенко отнеслись с пониманием. Так, руководитель краевой КПРФ Анатолий Долгачев заявил, что назначения в «Белом доме» расценивает как удовлетворительные, назвав в связи с этим Костенко и Межонова. И добавил, что с уходом Миклушевского в партии облегченно перекрестились даже атеисты.

Благие намерения: дороги, норки, цены

Что касается некадровых решений нового губернатора, то пока можно говорить скорее о пожеланиях и обещаниях.

Тарасенко заявил, что не намерен продавать скандальный «Хаятт» на Бурном (который и так никто не хотел покупать), а будет искать соинвестора и достраивать. С одной стороны, это пересмотр политики Миклушевского, с другой — те же грабли: не станет ли «соинвестором» многострадальный приморский бюджет?

Обратил внимание на ряд других строек (в первую очередь краевой онкологический диспансер).

Пообещал решить проблемы футбольного клуба «Луч-Энергия» и уже нашел новых спонсоров.

Поставил перед главой Росгосцирка вопрос о передаче здания Владивостокского цирка, за ремонт которого платит краевой бюджет, в собственность Приморья.

Заявил о необходимости разработки «специальной модели» по предотвращению стихийных бедствий: «Мы боремся постоянно с какими-то наводнениями в крае. Ну сколько это уже можно терпеть?»

Возмутился состоянием дорог на Славянку и Большой Камень. Пообещал заняться и Владивостоком: «В городе пробки огромнейшие. Непродуманное движение». Может, Тарасенко и Веркеенко наконец упразднят «пушкаревскую карусель» — одностороннее движение в центре, напоминающее засасывающий водоворот?

Пообещал Владивостоку в 2018 году большую парусную гонку, сопряженную с очередным ВЭФом.

Объявил войну высоким ценам на все, заявив, что 30-процентная накрутка торговых сетей — это слишком.

Решил создать в Лазовском и Хасанском районах зверосовхозы по разведению норок (хорошо забытое старое), открыть в Хасанском же районе филиал «Артека»…

Правда, стоит оговориться, что и идея с «Артеком», и идея с передачей цирка, оказались откровенно фейковыми и были старательно минимизирована в информационном пространстве.

100 дней — срок сравнительно небольшой, в течение этого периода еще продолжается адаптация, происходит погружение в проблематику. Но очевидно, что врио губернатора Тарасенко, сколько бы он ни планировал проработать в Приморье, взял с места в карьер. А почти одновременная смена руководителей города и края позволяет говорить о большой перезагрузке, результаты которой станут видны несколько позже.

№ 423 / Егор КУЗЬМИЧЕВ / 11 января 2018
Статьи из этого номера:

​Большая перезагрузка

Подробнее

​Вас тут не стояло

Подробнее

​Мертвецы в лодках

Подробнее