Расследование

​Всего добился

Офицер разбил нос и сломал зуб школьнику за брошенный снежок: дело закрыли за отсутствием состава преступления

​Всего добился

В прошлом году в России приняли закон о декриминализации побоев в семье. Теперь дебоширу, который поколотил жену или ребенка, грозит не уголовное наказание, как раньше, а административное— штраф или арест на несколько суток. В обществе эту новеллу восприняли неоднозначно. Скептики опасаются, что она развязала руки людям, склонным к насилию. Причем не только семейному. Жизнь в России эти опасения подтверждает.

Человек в форме

На Камчатке военные следователи на днях закрыли уголовное дело подполковника Министерства обороны, которого обвиняли в нападении на подростка. «Расследование прекращено в связи с отсутствием состава преступления. Вы же знаете, побои декриминализированы»,— прокомментировали ситуацию информагентству «Кам 24» в пресс-службе военно-следственного управления по Тихоокеанскому флоту.

Резонансный инцидент с участием двух 14-летних школьников и 41-летнего офицера произошел в Петропавловске-Камчатском 19 января прошлого года. Семиклассники на улице играли в снежки. Комок снега случайно попал в проезжающий мимо внедорожник. Из него вышел крепкий мужчина в военной форме. Школьники громко извинились. Однако офицеру этого показалось мало. Он выругался и начал бросать в пацанов куски льда (табельного оружия у него, слава богу, не было), затем подошел к одному из семиклассников, разбил ему лицо в кровь и отшвырнул в сторону. Школьник рухнул в сугроб, а водитель сел за руль и поехал дальше как ни в чем не бывало.

О происшествии сообщили СМИ. Родственники пострадавшего ребенка написали заявление в полицию. Полицейские сначала сомневались, что подозреваемый— офицер. Думали, какой-то хулиган, возможно, психически не вполне здоровый, надел на себя чужую форму. Уж слишком немотивированно выглядел акт агрессии по отношению к подростку со стороны взрослого человека. Оперативникам потребовалось несколько дней, чтобы установить личность владельца внедорожника. Им действительно оказался военнослужащий— подполковник дислоцированного в Петропавловске зенитного ракетного полка Андрей Зайцев.

Материалы проверки передали в военно-следственный отдел по гарнизону Петропавловск-Камчатский. Следователи сначала отказались возбуждать уголовное дело, так как диагноз «перелом костей носа», поставленный гражданским врачом, у подростка, по их данным, не подтвердился. Со временем, после вмешательства депутата Госдумы Константина Слыщенко и прокуратуры, дело по «декриминализированной» статье 116 («Побои») все-таки завели. Правда, как мы теперь знаем, лишь для того, чтобы вскоре снова закрыть— за отсутствием состава преступления. Хотя факт избиения никто не отрицает.

В материалах прокурорской проверки фабулу происшествия описывают так: «Несовершеннолетний Р. попал снежком в лобовое стекло проезжавшего мимо автомобиля «Тойота Ленд Крузер Прадо» под управлением подполковника Зайцева А.Г. Используя данный незначительный повод для совершения дальнейших противоправных действий, подполковник вышел из машины, догнал Р., схватил его за куртку и нанес ему один удар кулаком левой руки в область шеи справа и один удар ладонью левой руки в область носа, причинив телесные повреждения в виде кровоподтека носа и скола эмали первого правого зуба нижней челюсти».

Менее трех ударов

Закрыв уголовное дело человека, напавшего на ребенка, следователь, как я полагаю, поступил в строгом соответствии с буквой закона. Побои, по российскому законодательству, это не менее трех ударов, а подполковник приложился лишь дважды. Вот и получилось, что разбитый нос и сломанный зуб есть, а побоев—нет.

У родителей школьника, конечно, остается шанс привлечь к ответственности агрессивного ракетчика в административном порядке. Но заниматься этим они станут едва ли.

«У меня уже просто нет сил, чтобы продолжать бесполезную борьбу. Сына и так несколько раз вызывали на допросы, очные ставки, экспертизы. Это было огромным стрессом и для него, и для меня. Мы исправно выполняли предписания следователя. Только все оказалось зря. Дело тихо закрыли, даже не известив нас об этом»,— рассказала мне Ксения, мама пострадавшего ребенка.

Следствие, которое, как надеялись в семье подростка, восстановит справедливость, стало для него еще одним испытанием. «Военный нанес моему сыну физическую травму, а следователи— моральную. Боюсь, что залечить ее будет еще сложнее»,— говорит Ксения.

Когда-то и в царской армии, и в советской для подобных ситуаций существовал суд чести. Поступки, недостойные звания офицера, рассматривали сами военнослужащие. Осуждение товарищей по оружию порой действовало на людей сильнее, чем юридическое наказание. Однако сегодня и этот общественный институт не работает. Кстати, со стороны военных никаких официальных комментариев по поводу инцидента с подполковником до сих пор не последовало. Зато неофициальных было предостаточно. На форумах и в социальных сетях анонимы, представляющиеся сослуживцами Зайцева, называют последнего порядочным офицером и человеком. Это, впрочем, уже неудивительно. Когда главного военного полицейского Камчатки задержали с наркотиками, у него тоже нашлись заступники. Они, не стесняясь в выражениях, даже угрожали своим оппонентам. Не остались без поддержки и офицеры, которые в Петропавловске водили солдат на выборы голосовать по чужим паспортам, а потом, когда их разоблачили, сбежали с избирательных участков.

Командование же всякий раз хранило молчание. Видимо, в головах военного руководства все эти преступления, как и побои, давно декриминализированы…

Петропавловск-Камчатский

№ 424 / Владимир ХИТРОВ / 18 января 2018
Статьи из этого номера:

​Мечты на фоне дерьма

Подробнее

​Литература русского Востока

Подробнее

​Возвращение Штирлица

Подробнее