Общество

​Наследие Пушкарева: 4,5 миллиарда долгов и бюджет уровня 2009 года

А Владивосток ждет начала московского уголовного процесса по делу бывшего мэра

​Наследие Пушкарева: 4,5 миллиарда долгов и бюджет уровня 2009 года

Сегодня, 1 февраля, исполняется год и восемь месяцев с того дня, как 1 июня 2015 года в рамках расследования уголовного дела по подозрению в совершении финансовых преступлений в администрации Владивостока был взят под стражу бывший мэр города Игорь Пушкарев.

На всю страну были показаны тогда известные кадры, как его ведут к самолету в наручниках, с заломленными руками и наброшенном на голову капюшоне. Именно эти кадры и стали тогда во многом камертоном складывающегося общественного мнения.

В России ведь, по определению, жалеют сирых и убогих. И вид человека, который вроде бы не числится в списках маньяков или серийных убийц, но которого «принимают» как озверелого уголовника, конечно, вызывал тогда определенную оторопь. К слову, именно в те дни «Новая во Владивостоке» писала о том, что если следствие хотело добиться от населения, как правило, злорадно комментирующего аресты коррупционеров, сочувствия к арестанту, то лучшей мотивации трудно было бы придумать. Я, признаться, и сегодня считаю, что показательная жестокость задержания и конвоирования была совершенно избыточной.

Сочувствия к подследственным добавляли в течение всех этих 20 месяцев и еще несколько факторов. Это, конечно, в первую очередь затянувшиеся следственные действия, сопряженные с бесконечными продлениями сроков досудебного содержания под стражей в тюрьме двух основных фигурантов — собственно г-на Пушкарева и его подельника, руководителя МУП «Дороги Владивостока» Андрея Лушникова.

Это и активная дорогостоящая медиазащита бывшего мэра, развернувшаяся как в социальных сетях, так и на страницах и в эфире многочисленных СМИ, аффилированных с семейным бизнесом клана Пушкаревых (вообще-то федеральный и пока еще действующий Закон и СМИ прямо запрещают вмешательство владельцев в редакционную политику, но кто же будет обращать внимание на такую мелочь). Это и суд в Москве, лишивший владивостокцев возможности наблюдать за интересным судебным шоу по разоблачению коррупционных схем в стенах мэрии Владивостока. Местные СМИ не смогут направить в Москву своих корреспондентов на длительный срок (процесс явно продлится не один день и даже, скорее всего, не один месяц), а наши московские коллеги вряд ли проявят к этой истории пристальный интерес; все-таки Пушкарев — не Улюкаев и не Белых, не того калибра фигура. Так, мелкий проворовавшийся провинциальный чиновник…

И тем не менее и «коллективный Пушкарев», и его защита великолепно — надо отдать им должное — пользуются совокупностью всех вышеозначенных фактов, создавая и пестуя на наших глазах миф о неутомимом борце за счастье горожан, о честнейшем (представляете: в убыток себе и семейному бизнесу работал!) и бескорыстнейшем руководителе, пострадавшем исключительно из-за столкновения с всевластным на тот момент губернатором Приморья Владимиром Миклушевским. Как великое благо подается и факт добровольной отставки с поста мэра после полуторагодового маневрирования.

Тезисы, мягко говоря, спорные: сомневаюсь, что в стране найдется хотя бы один губернатор, способный диктовать свою волю Следственному комитету, Генпрокуратуре и Верховному суду. Не говоря уж о том, что Миклушевский давно не губернатор; да и когда был губернатором — вряд ли ему нужен был скандал такого масштаба. Если говорить о финансовом ресурсе, то по этой части — если бы, конечно, была такая малейшая возможность — Пушкарев, очевидно, был в состоянии «закрыть» любые вопросы. Что же касается «добровольной», так сказать, отставки, то, полагаю, даже начинающий политик догадывается, что лучше уйти самостоятельно, чем по судебному решению…

Дело здесь, однако, не в Миклушевском, не в личных отношениях и не в финансовых ресурсах. Дело в фактах, напомнить о которых мы, я думаю, имеем полное право — именно «Новая газета во Владивостоке» еще в ноябре 2015 года, более чем за полгода до ареста Пушкарева, первой опубликовала подробное расследование под названием «Кого закатают в асфальт?».

Оно было основано на решении УФАС по Приморскому краю, которое стало итогом длившегося около года расследования по делу № 214/08-2014, возбужденного по признакам нарушения администрацией города Владивостока антимонопольного законодательства. В свою очередь, само дело было возбуждено на основании материалов, переданных осенью 2014 года в Приморское УФАС из краевого УФСБ (вх. № 66 от 25.09.2014 г.).

Не повторяя тот текст целиком, напомним, чтобы, так сказать, освежить память, его основные тезисы. УФАС установило, что с начала 2011-го по июль 2015 года муниципальными заказчиками, отвечающими за содержание жилого фонда, городских территорий и дорог, было проведено 426 закупок на общую сумму 8,95 миллиарда рублей, что вполне сопоставимо с годовым бюджетом Владивостока. По результатам проведенных торгов МУП «Дороги Владивостока» 135 раз было признано победителем, и с ним были заключены муниципальные контракты (договоры) на общую сумму 7,14 миллиарда рублей (80 % от всех заказов); при этом в большинстве торгов МУП «Дороги Владивостока» являлось просто единственным участником.

При этом в качестве основного поставщика для МУП «Дороги Владивостока» выступало ООО «ДВ-Цемент», поставляющее продукцию (инертные строительные материалы), производимую ОАО «Спасскцемент», ОАО «Теплоозерский цементный завод», ОАО «СКАЦИ», ОАО «Владивостокский бутощебеночный завод», ОАО «Дробильно-сортировочный завод», ООО «Трилитон». Все эти компании находились под управлением ООО «Востокцемент» и входили в одну группу юридических лиц, принадлежащих семье Пушкаревых.

Параллельно в ходе расследования, проведенного чекистами и антимонопольщиками, выяснились и другие схемы, позволявшие отсекать «ненужных» потенциальных участников муниципальных торгов. Так, в течение последних нескольких лет перед саммитом АТЭС, когда соответствующие материалы требовались в больших объемах и когда все подряд закатывалось в асфальт, действовало требование 30-процентного обеспечения контрактов (уже позже оно было снижено до
10 %). Суммы такого обеспечения достигали десятков миллионов рублей, что, естественно, было под силу далеко не всем участникам торгов. Но собственно и у МУП «Дороги Владивостока» со свободными средствами тоже было не густо, поэтому здесь применялся нехитрый трюк. В некоторых случаях применялись договоры поручительства, причем поручителями регулярно выступали компании, принадлежащие семье Пушкаревых: так, только в 2012 году ОАО «Спасскцемент» трижды выступило поручителем муниципального предприятия на общую сумму около 100 миллионов рублей. В других случаях предоставлялась банковская гарантия. Внимание: вишенка на тортик! Как утверждалось в переданных в УФАС материалах УФСБ по Приморскому краю, большинство представленных МУП «Дороги Владивостока» банковских гарантий были поддельными. Игорь Сергеевич об этом не знал? Ну конечно же нет, ну конечно, кто бы мог подумать?..

Если это — предоставление фальшивых финансовых документов при выполнении государственного или муниципального заказа (то бишь освоении бюджетных средств) не является уголовным преступлением, то, очевидно, я являюсь профессиональным испанским летчиком.

Можно вспомнить и о ряде других деталей, свидетельствующих о… как бы так помягче сказать… фантастически неэффективном использовании и без того скудных бюджетных средств. Так, например, в тех крайне редких торгах, где принимали участие несколько компаний, начальную цену удавалось уменьшить (а для этого и существуют торги и конкурсы) на сумму от 10 до
25 %. Там же, где монопольно царствовало МУП «Дороги Владивостока», а это 80 % закупок, контракт заключался по изначальной (максимальной) цене или с крайне незначительным снижением (0,5–1 %). Все это, повторюсь, происходило под непрерывные жалобы тогдашнего градоначальника Игоря Пушкарева на катастрофическую нехватку средств в городском бюджете…

Именно на этом фоне из УФСБ Приморского края в УФАС было направлено письмо от 19.11.2014 г.
№ 78/4/1, включающее в себя следующий пассаж: «С целью постоянного сбыта строительных материалов группой компаний ООО «Востокцемент», получения последними максимальной прибыли руководством администрации города Владивостока созданы условия для освоения МУП «Дороги Владивостока» практически всего объема бюджетных средств, выделяемых на ремонт, строительство и содержание дорог города в рамках муниципальных контрактов».

И еще одна цитата. Заканчивая ту, ноября 2015 года, публикацию (тогда еще и думать никто не мог, что скоро Пушкарев окажется на нарах), «Новая во Владивостоке» писала: «Масштабы коррупции, творившейся во Владивостоке в течение семи лет не то что при попустительстве, а, как считают в краевых УФАС и УФСБ, с прямой подачи главы города Игоря Пушкарева, еще только предстоит оценить. Общую сумму антимонопольщики называть не стали, однако все собранные материалы вместе со своими выводами решили передать в правоохранительные органы, которым и предстоит теперь выступить в роли оценщиков».

…Полгода спустя Следственный комитет сделал первый шаг. Теперь дело за судом. Владивосток же остается в полнейшем коллапсе. Сегодня бюджет города — 9 миллиардов рублей, это ровно столько же, как было и в 2009 году, то есть почти 10 лет назад. Это — к вопросу о любимой чиновничьей формуле «бюджет развития». Видимо, наращивать бюджет у главы времени не было, все силы уходили в асфальт. Но стагнация — не самое худшее; как рассказал на минувшей неделе журналистам новый глава города Виталий Веркеенко, коммерческие долги администрации Владивостока на сегодняшний день составляют почти 4,5 миллиарда рублей, и каждый год нужно платить еще 500 миллионов процентов по ним. Вот оно — наследие мэра Игоря Пушкарева, команда которого практически в полном составе осталась в стенах «Серого дома». Говорят, что, несмотря на недавно избранного нового главу администрации, многие ниточки по-прежнему остаются в руках московского арестанта.

В любом случае интересно будет посмотреть, как защитники будут доказывать его честность и невиновность в суде.

Ждать, впрочем, осталось недолго — увидим. А как справедливо говорил герой Владимира Высоцкого, чей юбилей с такой помпой был отмечен пару дней назад, Глеб Жеглов: «Вор должен сидеть в тюрьме»…

…Ну, а злые языки тем временем говорят, что если «расторговка» какая-то и идет, то только по одному поводу: удастся ли в этих условиях Пушкареву сохранить свою цементно-строительную бизнес-империю?

№ 426 / Андрей ОСТРОВСКИЙ / 01 февраля 2018
Статьи из этого номера:

​Наследие Пушкарева: 4,5 миллиарда долгов и бюджет уровня 2009 года

Подробнее

​На чистые воды

Подробнее

​Люди фронтира

Подробнее