Спорт

​Ни Русского дома, ни русского духа

МОК отцепил от Игр в Пхенчхане всех наших спортсменов, кого только смог

​Ни Русского дома, ни русского духа

Почти все известно — от чисел до критериев. Числа не круглые. В Пхенчхан приглашены 169 российских спортсменов (в Сочи-2014 было 225). 111 окончательно остались за порогом олимпийской вечеринки. 46 олимпийских квот, завоеванных по спортивному принципу, отдадут другим странам. По одним подсчетам потеряно 19 потенциальных медалей, по другим все 33. Критериев для фильтрации оказалось 17. Состав «Олимпийских спортсменов из России» (ОСР), как согласно решению МОК следует по-русски называть сборную (в международном варианте — OAR, Olympic athlete from Russia), мог измениться только в сторону уменьшения.

Ну и до кучи. «Русского дома» на Играх не будет — впервые с 1994 года. Правила надлежащего поведения спортсменов и делегации тотально исключают использование российской атрибутики. Ответы на запросы Сергея Устюгова, Виктора Ана, Антона Шипулина, Ивана Букина и других в Международный олимпийский комитет будут иметь вид стандартной отписки. Представителей паралимпийцев России не допустили на заседание исполкома Международного паралимпийского комитета, на котором в уик-энд решали, пускать или нет россиян в Пхенчхан. Как минимум 70 процентов активно реагирующего на происходящее российского населения требуют послать МОК по конкретному адресу, в Пхенчхан ни в коем случае не ехать и организовать альтернативные Игры.

Пока спортивная, и не только спортивная общественность стояла на ушах, Владимир Путин предсказуемо молчал. Невнятные сигналы с очень осторожными формулировками транслировал Дмитрий Песков.

Никто не толкал нас в грязь — мы сами извалялись по самое не хочу. Это важно понять. Не пытались бы действовать внаглую, обманывать и мошенничать — никто бы за спортивную скрепу не зацепился, пусть привлекательный образ олимпийского Сочи очень быстро перекрыли Крым и Донбасс. Томас Бах, которого нынче в Сетях разве что гауляйтером еще не называют, даже в 2015-м приезжал и хвалил Россию за сочинское наследие. Теперь не скоро приедет — похоже, даже футбольным чемпионатом мира не соблазнить.

После провала в олимпийском Ванкувере-2010 отнюдь не новая сентенция «все едят, но не все попадаются» окончательно угнездилась в головах спортивных чиновников. В головах тренеров и спортсменов (не всех, но очень многих) это простейшее объяснение допинговой проблемы поселилось уже давно. Просто нужен был инструмент для микширования второй части сентенции. Идеальную фигуру исполнителя искать и не нужно было: глава Московской антидопинговой лаборатории Григорий Родченков, вовремя уличенный в махинациях, оказался на крючке и готов был порадеть за российский спорт.

Окончательное перерождение ответственных за борьбу с допингом российских служб и произошло в период между Ванкувером и Сочи. Раньше их основной задачей все-таки было «ловить и наказывать», а примерно с 2012 года все большую роль стало играть «ловить и отмазывать». Считать это исключительным изобретением «преступной группы Родченкова» мешает как масштаб махинаций, так и участие в них официальных представителей государства в лице тех же чиновников Минспорта. Зафиксированные контакты — лишь верхушка айсберга, хотя следов заказа на самом высоком государственном уровне пока не отыскать днем с огнем.

Хватило инициативы снизу. Ее инициаторы считали, что они спасают российский спорт высших достижений. На самом деле они его загоняли в такую глубокую яму, из которой выбираться еще не один десяток лет.

Остальное, в том числе сочинская афера, — лишь следствие. Григория Родченкова во всей его красе вырастило, выпестовало и взлелеяло наше родное государство. Без высокого покровительства и поощрения вся его многообразная и обширная преступная деятельность, поле которой только расширялось, была бы невозможной.

В нее были вовлечены (или по крайней мере знали о махинациях) не десятки, а сотни функционеров, спортсменов, тренеров и врачей.

Когда грандиозный обман вскрылся благодаря усилиям самого главного фигуранта, после увольнения успевшего покинуть пределы России, еще существовала возможность перехватить инициативу у обвинителей. Не все из них радовались такому роскошному подарку: я более чем уверен, что тот же Томас Бах был совсем не рад. Но подставилась Россия так, как никто до нее в спорте не подставлялся. Что требовало энергичных действий не столько по разоблачению происков враждебного окружения, но прежде всего для расследования собственных неприглядных дел. Увы — наглядных свидетельств беспощадной борьбы с допингом мир так и не получил. Даже частичное признание вины было буквально выдавлено, но поезд уже ушел. Образ «Страны победившего допинга» к декабрю 17-го обрел устрашающую законченность.

Вот так — через приостановление членства Российского антидопингового агентства, лишение прав легкоатлетов, частичное сокращение олимпийской заявки в Рио-2016, через полное отстранение паралимпийцев — история и докатилась до приостановления членства в МОК Олимпийского комитета России и беспрецедентных мер по отношению к российскому участию в Олимпиаде-2018.

Как водится, главными пострадавшими оказались спортсмены, которых фильтровали посредством мясорубки.

Можно сколько угодно и справедливо возмущаться размытостью критериев, на основании которых один за другим отсеивались российские спортсмены топ-уровня с безупречной репутацией. Один только последний пункт, включающий «дополнительную конфиденциальную информацию, предоставленную ВАДА», говорит о чрезмерном доверии к возможным голословным обвинениям. И если согласно этому пункту хоть один невиновный спортсмен не получил приглашения, то МОК выглядит не в самом лучшем свете, а слово «инквизиция» теперь можно употреблять без кавычек.

Я считал, и буду считать, что последние карательные действия возглавляемой Томасом Бахом организации во многом отвечают принципу «благими намерениями дорога в ад вымощена». Дело даже не в нарушении юридических норм и положений олимпийской хартии, а в переложении ответственности на «чистых» спортсменов. Отделение их от «нечистых» проведено неуклюже и во вред как стартующей через несколько дней Олимпиаде, так и всему олимпийскому движению.

Обнародованные МОК правила надлежащего поведения спортсменов и членов российской делегации в Пхенчхане преследуют цель снизить до минимума сам факт присутствия россиян на Олимпиаде и содержат элементы явного абсурда. Если пригласили только «чистых», то и нагнетать вокруг них атмосферу изгойства вряд ли стоило. То что это предсказуемо вызовет ответную реакцию, в том числе у болельщиков, только создаст дополнительные проблемы во время проведения Игр. Инцидентов с использованием российских флагов и прочей символики вряд ли удастся избежать, а это может послужить достаточным основанием для специальной «смотрящей» комиссии МОК продлить временное отстранение ОКР на неопределенный срок.

Низкопробного патриотизма в стране и без того хватает. Неоднозначность «оздоровительных мероприятий» МОК, на мой взгляд, только усилили его позиции. Снова спортсмены, решившие отправиться в Пхенчхан, — предатели, снова основательная часть населения ждет решительных действий от власти, пока еще не военных. А что — вон, Северную Корею боятся, поэтому и расстелили перед ней ковровую дорожку в Пхенчхан, наплевав на все нормы. Согласно этой логике: боялись бы нас — не загоняли бы в резервацию.

Понятно, почему молчит президент России. Сейчас что бы он ни сказал по поводу участия или неучастия в Играх, обернется против него. Впрочем, Путин еще в декабре предположил, что в Пхенчхан не удастся поехать многим российским лидерам, и страну будут представлять третьи-четвертые номера.

Действительность оказалась еще хуже, но теперь — поздно.

№ 426 / Владимир МОЗГОВОЙ / 01 февраля 2018
Статьи из этого номера:

​Наследие Пушкарева: 4,5 миллиарда долгов и бюджет уровня 2009 года

Подробнее

​На чистые воды

Подробнее

​Люди фронтира

Подробнее