Расследование

​Край абсурда

Настоящая охрана природы в Приморье заменяется чиновничьим безумием

​Край абсурда

Лоция Японского моря, залив Находка. Отмечена свалка грунта в районе острова Лисий


«Идиоты вообще очень опасны, и даже не потому, что они непременно злы (в идиоте злость или доброта — совершенно безразличные качества), а потому, что они чужды всяким соображениям и всегда идут напролом, как будто дорога, на которой они очутились, принадлежит исключительно им одним».

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин, «История одного города»

Гениальность, как известно, проверяется временем; Салтыков-Щедрин потому и велик, что спустя полтора века после опубликования его проза звучит так, как будто написана сегодня утром.

Впрочем, давно замечено и другое: сама жизнь порой подбрасывает такие сюжеты, до которых не додумается ни один автор, пусть даже и самого острого ума.

Взять, к примеру, историю, которая тянется без малого полтора года и по степени абсурдности не просто затмевает воображение, но и дает довольно ясное представление о том, как сегодня устроены чиновничий и госаппарат и как выглядит механизм принятия тех или иных решений — вплоть до, прости господи, судебных.

…В 2016 году компании «Мазда-Соллерс» понадобилось провести дноуглубительные (скорее, даже дноочистительные) работы возле своих причалов в кутовой части бухты Золотой Рог. Если еще точнее, то главным заказчиком работ было ООО «Пасифик Лоджистик», являющееся главным транспортным оператором для «Мазды-Соллерс». Главным подрядчиком становится владивостокское ООО «Международная судоходная компания» («МСК»). Последняя выполняет проект, но за неимением технических средств приглашает в качестве исполнителя работ Восточное управление (осуществляет хозяйственную деятельность в морских портах Находка и Восточный) Дальневосточного бассейнового филиала ФГУП «Росморпорт», которое располагает едва ли не единственным на бассейне действующим универсальным земснарядом «Аквамарин». Важная деталь: согласно договору субподряда именно на ООО «МСК» была возложена ответственность за оформление всех необходимых для производства работ документов.

27 ноября 2016 года «Аквамарин» приходит в Золотой Рог и начинает работу: поднимает на борт 850 тонн смеси донного грунта с морской водой (близко к предельной грузоподъемности) и вывозит на свалку грунта, расположенную возле острова Лисий вблизи Находки.

Уже 2 декабря на борт судна поднимается старший госинспектор Тихоокеанского морского управления (ТМУ) Росприроднадзора Сергей Переверзев и составляет по полной форме Акт осмотра судна, в котором указывает, что «…27 ноября «Аквамарин» принял на борт <…>, а 29 ноября сбросил 850 тонн на свалке грунта (выделено мной. — А. О.) в точке с координатами 42.45 с.ш., 132.54 в.д. При осмотре обнаружено, что трюм пуст, борта трюма загрязнены илом, на дне трюма имеются остатки ила. В ходе осмотра отобраны образцы проб ила». Переверзев также подчеркивает в Акте, что разрешительных документов на сброс грунта на судне не обнаружено.

Отобранные образцы проб передаются в ФГБУ «Тихоокеанская дирекция по техническому обеспечению надзора на море», которое вскоре выпускает экспертное заключение: «…на дне трюма находится незначительное скопление илово-супесчано-галечного грунта. Выводы: пробы ила соответствуют 5 классу опасности» (самый низкий из возможных, практически неопасный. — А. О.).

С этого момента начинает вращаться бюрократическая машина. Уже в декабре того же, 2016 года ТМУ Росприроднадзора выписывает ФГУП «Росморпрорт» административный штраф в размере 200 тысяч рублей. В этом месте начинается юридическая казуистика, потому что можно долго выяснять: «Росморпорт» ли за это должен отвечать или ООО «МСК» — компания, которая обязана была все оформить надлежащим образом. Но в любом случае стоит признать, что повод для придирки есть: отсутствие разрешительных документов (или их заверенных копий) вполне позволяет впаять «административку».

Однако дальше начинается полноценный театр абсурда. К делу подключается Находкинская транспортная прокуратура, которая уже 23 февраля 2017 года подает исковое заявление к «Росморпорту» на сумму 77 миллионов 759 тысяч 945 рублей. Одновременно возбуждается уголовное дело по факту загрязнения морской среды и на «Аквамарин» накладывается арест (до сих пор не снят) как на вещественное доказательство. С точно таким же заявлением 1 июня того же года выступает и ТМУ Росприроднадзора — сумма иска совпадает до копейки, что, впрочем, неудивительно, потому что оба исковых заявления построены на одних и тех же, разработанных в Минприроды методичках расчета ущерба.

Судебные слушания (по преимуществу предварительные) ни шатко ни валко тянулись более полугода, а в феврале уже нынешнего, 2018 года, рассмотрев дело по существу практически на единственном заседании, примерно за три часа (включая совещание и оглашение) судья Фрунзенского районного суда г. Владивостока Наталья Юсупова вынесла решение: требование истца удовлетворить в полном объеме. (Чисто для справки: свое решение судья Юсупова выносила за закрытыми для журналистов дверьми, что немедленно заставило вспомнить об известном декабрьском решении Верховного суда РФ, в котором весьма недвусмысленно выражалось недоверие судейскому корпусу Владивостока. Но это, очевидно, тема для отдельного разговора.)

Давайте здесь немного отвлечемся от темы и вспомним, кто в течение почти года после начала разбирательств являлся генеральным директором ответчика, ФГУП «Росморпорт»? Докладываю: нынешний врио губернатора Приморского края Андрей Тарасенко. Его заместителем по строительству был нынешний вице-губернатор Алексей Немков, его заместителем по безопасности (в том числе, очевидно, и юридической) был также нынешний вице-губернатор Андрей Ларин. Правильно ли я понимаю, что вынесенное судебное решение является и их поражением тоже?

…Я, как и многие другие нормальные люди, являюсь убежденным сторонником жесткого экологического законодательства и самых строгих мер по охране наших водоемов. Так что тут, казалось бы, и возрадоваться экологическому сердцу. Но что-то не дает этого сделать.

Хотя и предварительные действия ТМУ Росприроднадзора, и судебное решение г-жи Юсуповой стали поводом для ряда публикаций в местных СМИ, преимущественно на сайтах информагентств; интонация в них была исключительно «экологически-правдорубская» — вплоть до того, что на острове Лисий растут краснокнижные деревья, а какие-то негодяи рядом свалку устроили…

Поскольку с глубиной расследования у многих коллег дело обстоит, к сожалению, не блестяще, придется разъяснить более детально.

Не секрет, что в мореплавании никак не обойтись без таких штук, как морские карты, лоции, всевозможные пособия, которые имеются на каждом судне. Так вот на всех этих картах, лоциях в заливе Находка, у острова Лисий, черным по белому написано: «свалка грунта».

Оно, конечно, нехорошо, наверное, — вот так вмешиваться в дела природы. Но рудники, шахты и заводы мы не закроем, и в пещеры, надо полагать, не вернемся. В мире нет ни одной морской страны, которая не определяла бы возле своего побережья специальные районы для свалки грунта — в противном случае встанет любое гидростроительство, в первую очередь сооружение и расширение портовых мощностей. Куда вывозился грунт при строительстве порта Находка? А при строительстве Восточного? Ответ очевиден. Тем более что на сегодня свалка грунта в районе Лисьего фактически является единственной в южном Приморье, которая на настоящий момент используется по назначению (всего же у наших берегов нанесено на карты 11 свалок). Более того, по информации «Новой во Владивостоке», в ближайшие годы при сооружении новых терминалов в Восточном на свалку к Лисьему будут вывезены миллионы (так! — А. О.) тонн донного грунта. А ведь есть еще Большой Камень со строящейся суперверфью и целый ряд других проектов, связанных с развитием новых и наращиванием существующих портовых мощностей.

Все это вещи — понятные, казалось бы, любому разумному, адекватному человеку. В качестве иллюстрации приведу пару документов. 25 марта 2016 года Федеральная служба по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзор, т.е. прямое руководство приморских структур) выдает — и направляет, естественно, копию в ТМУ — «Разрешение № 67М на захоронение донного грунта, извлеченного во время дноуглубительных работ». Разрешение это выдано ООО «МЭСОС», расположенное во Владивостоке на улице Адмирала Фокина, 8, буквально по соседству с ТМУ — ирония жизни, так сказать. Данным документом разрешено извлечение грунтов в акватории морских портов залива Петра Великого. Общий объем — внимание! — 6 500 000 кубометров, или 11 635 000 тонн. Разрешенные характеристики — пески, супеси, илы и глины. (Ничем не напоминает приведенное выше экспертное заключение?) Район захоронения: западная часть залива Находка, к юго-востоку от острова Лисий, координаты — те же самые, что фигурировали во Фрунзенском суде. Периоды работ — май-ноябрь 2016–2018 годов. В месяц разрешено сбрасывать более полумиллиона тонн; где уж там хилому «Аквамарину». Занятен пункт № 11 этого документа: «ТМУ Росприроднадзора обеспечить контроль за выполнением требования законодательства РФ в области охраны окружающей среды».

Уж эти обеспечат, будьте спокойны…

Другой документ: 26 декабря 2017 года (судебное рассмотрение, арест судна — все это в разгаре) опять же Федеральный Росприроднадзор выдает ФГУП «Росморпорт» «Разрешение
№ 123М на захоронение донного грунта в объеме 9021 кубометр, 12 719 тонн». Извлекать грунт предполагается в порту Восточный у причала № 7, сваливать — все по тому же известному адресу. В документе прямо указан исполнитель — самоходный грейферный земснаряд «Аквамарин». Традиционный пункт: ТМУ обеспечить контроль…

Земснаряд «Аквамарин»

А я вот думаю: если за 850 тонн ТМУ Росприроднадзора и Находкинская транспортная прокуратура предъявили иски на 77 миллионов, то какими будут возмещения ущерба морской среде за 11 миллионов тонн грунта? Класс опасности грунтов точно такой же, район свалки тот же самый. Какие миллиарды исковых требований с готовностью удовлетворит суд в очередной раз? У нас же по Конституции единое правоприменение?

Ну а теперь о главном. Я бы, наверное, понял свирепость действий и жесткую принципиальность местного Росприроднадзора, если бы там же, в Находке, не проистекала в течение нескольких последних лет перманентная катастрофа, связанная с перевалкой угля. Он, кстати, относится к другой, более высокой, 4-й категории опасности. Любопытствующие могут навести справки: какие штрафы выписывает Росприроднадзор стивидорным компаниям, засыпающим город и бухту Находка углем? Думаю, вы будете сильно разочарованы: только «административка», 100 тысяч рублей, редко больше…

Боюсь даже предполагать, с чем связана такая неприкрытая избирательность в подходах, хотя некоторые версии, конечно, просятся на ум.

В минувшем декабре прокурор Приморского края Сергей Бессчасный проводил большое совещание, посвященное итогам года экологии и деятельности соответствующих надзорных органов. И при всех, говоря о Находке, публично «вломил» местному Росприроднадзору — за беззубость. Хотя с отчетностью там сейчас, наверное, все хорошо — иск на 77 миллионов выиграли, не шутки!..

Другой вопрос: устоит ли это решение в апелляционных и кассационных инстанциях? А вот за этим будем внимательно смотреть. Потому что как-то не честно получается. И еще вопрос: а в случае, если решение устоит, то каким образом 77 миллионов рублей пойдут по целевому назначению на восстановление ущерба, которого нет?

№ 432 / Андрей ОСТРОВСКИЙ / 15 марта 2018
Статьи из этого номера:

​Край абсурда

Подробнее

​«Летчик» над тайгою

Подробнее

​«Берег здоровья», стела горняков и сквер Любви…

Подробнее