Политика

​100 дней человека из Дрездена

Три «медовых» месяца Виталия Веркеенко: багульник, Нептун и фабрика счастья

​100 дней человека из Дрездена

31 марта исполнилось 100 дней, как Владивостоком руководит Виталий Веркеенко. Это первый мэр, избранный не населением, а депутатами гордумы. Первый мэр, родившийся за границей — в Дрездене. Первый мэр, владеющий английским и японским. Первый мэр, который, похоже, в социальных сетях пишет самостоятельно.

Негатив еще не успел накопиться. 45-летнего Веркеенко называют компромиссной фигурой. Может, городу такая и нужна? Или, напротив, бескомпромиссная?

100 дней — рубеж условный, говорить о каких-то итогах рано, но разобраться в том, что говорит и начинает делать новый мэр, можно попробовать.

Метод самурайского меча: восточный вектор

Похоже, Веркеенко не зря учил японский и руководил холдингом «Сумотори» (что означает «борец сумо»). Сразу после его прихода стало известно о «мастер-плане» Владивостока, разработанном японской компанией Nikken Sekkei. Китайская компания «Гуанда» вроде бы не прочь проинвестировать строительство Владивостокской кольцевой автодороги, а представители южнокорейской «Ханаро холдингс» — вложиться в давно обсуждаемый проект строительства рыбного рынка на набережной Цесаревича.

Вот и на встрече с редакторами СМИ в музее имени Арсеньева Веркеенко высказывался в восточном духе: «Я водный знак по гороскопу, а воду никогда невозможно остановить… А по году я бык… Этот знак означает упертость…» Говоря о казнокрадах, вспомнил традиции самураев: «Тырить нельзя. Это табу… Наказание будет не жестким, а жестоким… Если такое случится, я вытащу самурайский меч. Полетят головы…»

Но — не востоком единым: так, мэр уже провел переговоры о сотрудничестве с главой МИДа Южной Осетии.

Проверки на дорогах: пробки и автобусы

Едва вступив в должность, Веркеенко в ручном режиме разрулил пробку, собравшуюся на проспекте 100 лет Владивостоку из-за сломавшейся фуры, и пообещал взяться за общественный транспорт — «троекратно ужесточить» контроль, обновлять парк, в том числе муниципальный.

С участием мэра обсуждается возможность запуска электричек по Корабельной набережной и на Эгершельд (хорошо забытая старая идея), открытия проезда через торговый порт и, возможно, через территорию Морского университета. Мэр пообещал восстановить дорогу вдоль Амурского залива, о чем говорят много лет, — от Второй Речки на Моргородок и дальше через нефтебазу на Кунгасный и в центр.

Среди других озвученных планов — строительство нового моста через Вторую Речку, который соединит улицу Бородинскую с самой собой, установка «интеллектуальных светофоров», запуск электробусов на Русский…

На днях мэр заявил о расторжении контракта с подрядчиком, содержащим (безобразно) грунтовые дороги на Русском. О том, когда многострадальные островные направления заасфальтируют, пока молчат.

Полицентричный Владивосток: без тюльпанов, но с багульником

Веркеенко произнес важные слава о «полицентричности» города. Владивосток не должен замыкаться в пределах старого центра, где ни проехать, ни припарковаться. Огромные пространства пустуют в долине Первой Речки. А если, как обещают краевые власти, нефтебазу уберут за город, то здесь появится альтернативный центр, куда потом может переехать и сама мэрия.

Мэр пообещал убрать ярмарку с центральной площади: не место, мол, это для торговли. Для чего — стало ясно после мартовского снегопада, когда на площади выросли горы грязного снега, тут же ставшие антихитом соцсетей. Недовольным горожанам мэр, как и один из его предшественников Юрий Копылов, посоветовал взяться за лопаты. Приходится признать: снежный экзамен — первую практическую проверку профпригодности — Веркеенко прошел не без нареканий. А впереди еще испытания тайфуном и отопительным сезоном…

Глава пообещал поддержать возрождение санатория на Садгороде, открыть охоту на «серых рантье» и тюльпанщиков-нелегалов, провести реконструкцию общественного туалета на набережной («Биотуалетов не будет: никакой платы, никаких бабушек»). Высказался против хаотичной точечной застройки, превратившей город в «непроходимые каменные джунгли».

Улицы Владивостока мэр обещает украсить природным символом города — багульником («рододендрон остроконечный» по-научному).

Совместно с врио губернатора Тарасенко глава города намерен добиваться присвоения Владивостоку статуса краевой столицы — задача, которую решало несколько предыдущих мэров, да так и не решило. У Веркеенко хорошие отношения с краевой властью, но это пока: практика показывает, что рано или поздно между «Серым» и «Белым» домами проскакивают искры, прежде всего по бюджетным вопросам. Против превращения Владивостока в официальную столицу Приморья всегда выступали как раз краевые власти — защищая интересы нищих муниципалитетов, с которыми относительно благополучный Владивосток должен, с губернаторской точки зрения, делиться, а не аккумулировать у себя дополнительные средства на «выполнение столичных функций». Сам же Веркеенко на днях в интервью ТАСС констатировал: «Городской бюджет — даже не одеяло, а носовой платок, который, куда ни натягивай, все равно что-то замерзнет».

Чехов и Нептун

Мэр заступился за Владивостокскую крепость, сняв с торгов несколько ее объектов, и пообещал привлечь федеральные деньги для обустройства подъездных путей и парковок у фортов и батарей, чтобы крепость под управлением единого оператора стала главной туристической достопримечательностью Владивостока.

Вопрос об установке во Владивостоке памятника Чехову, обсуждавшийся с 2010 года, кажется, наконец решен: скульптура работы Петра Чегодаева скоро появится на Набережной, у гостиницы «Азимут-Владивосток», откуда классик в 1890 году будто бы наблюдал за китом.

На днях Веркеенко выдвинул и совершенно новую идею: создать во Владивостоке резиденцию Нептуна.

Не расстанусь с комсомолом

Из «Серого дома» ушел вице-мэр Сергей Черкасов, пришел Сергей Шерстюк — до недавних пор заместитель Веркеенко в «Сумотори». Старожилы помнят Шерстюка еще как второго секретаря краевого комитета ВЛКСМ, позже он работал главным федеральным инспектором по Приморскому краю.

Но в целом команда опального экс-мэра Пушкарева — пока на своих местах: первые вице-мэры Литвинов, Химич и Лобода, вице-мэры Вильчинский, Зубова, Мальцева, Ткаченко… Перемены неизбежны, но мечом, как видим, новый мэр пока особо не машет. Что-то доделывает за преемниками, что-то придумывает свое… Другое дело — как его риторика будет переходить в практику. Сам глава настроен оптимистично. Даже написал в фэйсбуке, что мэрия для горожан станет «фабрикой счастья».

№ 435 / Егор КУЗЬМИЧЕВ / 05 апреля 2018
Статьи из этого номера:

Премьера вывели из окружения

Подробнее

​100 дней человека из Дрездена

Подробнее

​Старые кузова и новые сборы

Подробнее