Культура

​Новая жизнь дома Асеева

Заповедный уголок старого Владивостока на Пушкинской должен стать «культурным кварталом»

​Новая жизнь дома Асеева

Во Владивостоке создается литературный музей. Как уже сообщала «Новая во Владивостоке», он станет филиалом Приморского государственного музея имени Арсеньева и разместится в старинном деревянном доме на улице Пушкинской, 25, где прожил пару послереволюционных лет поэт Николай Асеев. Помещение еще занято Приморским краевым центром народной культуры, но он вскорости переедет в более просторное здание — бывший Дом музеев ДВГТУ у верхней площадки фуникулера. В рамках акции «Ночь музеев» в библиотеке «БУК» состоялся круглый стол на тему «Музей литературы русского Востока: концепция и перспективы развития». Ведущим выступил литературный критик, сотрудник музея имени Арсеньева Александр Лобычев. Именно он занимается созданием нового культурного пространства и, как ожидается, возглавит литературный музей.

— Сейчас на всем Дальнем Востоке существует всего два литературных музея. Это наш музей Александра Фадеева в Чугуевке и музей книги Чехова «Остров Сахалин» в Южно-Сахалинске. Но в сегодняшней культурной ситуации ограничиваться одной или двумя фигурами уже нельзя. Открылись совершенно не известные в советское время имена и книги — например, в литературе дальневосточной русской эмиграции: писатели Михаил Щербаков, Альфред Хейдок, Борис Юльский, Николай Байков, поэты Арсений Несмелов, Валерий Перелешин, Леонид Ещин, Ларисса Андерсен… Все больший литературный вес приобретают писатели и поэты советского времени: Иван Басаргин, Лев Князев, Станислав Балабин, Юрий Кашук, Геннадий Лысенко, Александр Романенко. И это мы говорим только о Приморье, — рассказал Александр Лобычев.

Идея не то чтобы совсем новая: в Хабаровске в 1981–1992 гг. действовал Дальневосточный литературный музей — филиал краевого музея имени Гродекова. Однако в смутные постперестроечные времена особняк на улице Тургенева в Хабаровске заняла американская фирма, на чем история отдельного литературного музея закончилась. Теперь эстафету принимает Владивосток. Речь идет не о повторении, а о переосмыслении и развитии идеи, что отражено уже в названии создаваемого во Владивостоке учреждения: Музей литературы русского Востока.

— Во-первых, не хочется все же повторять хабаровчан. Во-вторых, это название сразу же акцентирует внимание на своеобразии нашей литературы, существующей на границе цивилизаций, — объясняет Лобычев выбор названия для нового музея. — В-третьих, объять все сразу невозможно. Наш музей — действительно дальневосточный по замыслу и перспективам развития, но нужно с чего-то начинать. Мне кажется, лучше всего начать с Приморья и дальневосточного зарубежья — Харбин, Шанхай.

В начальный период, говорит Александр Михайлович, музей сосредоточится на выставках:

— Литературная жизнь, сам творческий писательский труд — процесс все-таки скрытый, он течет незаметно для глаз публики. Выставки способны зримо и конкретно показать, насколько эта жизнь интересна и драматична, насколько тесно она связана с жизнью региона и страны. Нужно вывернуть изнанку литературной жизни, выставки для этого и предназначены.

Первая выставка должна называться «Поэты русского Китая».

— Тема эта необъятная, некоторым фигурам можно посвящать отдельные выставки. Но для начала нужно отобрать какой-то круг ярких поэтов дальневосточной эмиграции, многие из которых, кстати, или родились во Владивостоке, или состоялись здесь как поэты, или принимали самое активное участие в литературной жизни Владивостока в период революции и Гражданской войны — те же Михаил Щербаков или Арсений Несмелов, — говорит Лобычев.

Планировалось, что эту выставку откроют в обновленном здании на Пушкинской уже к осени. Правда, центр народной культуры помещение пока не освободил. Но все-таки ожидается, что музей заработает уже в текущем году. Первые выставки будут посвящены чрезвычайно яркому в культурном отношении периоду 1917–1922 годов, литературе русской дальневосточной эмиграции, литературным семьям Матвеевых и Янковских, литературным группам и объединениям, существовавшим во Владивостоке на протяжении всего ХХ века. Музей планирует работать в тесном контакте с Обществом изучения Амурского края, краевой библиотекой имени Горького, Приморской картинной галереей и другими институциями. Среди потенциальных партнеров из других городов, с которыми уже достигнуты договоренности о сотрудничестве, — Гродековский музей в Хабаровске, Государственный музей истории российской литературы имени Даля и Дом русского зарубежья имени Солженицына в Москве, музей Ахматовой в Петербурге.

— Я уже думал о выставках, которые можно будет проводить совместно с Магаданом, — добавил Лобычев. — Известно, что во Владивостоке умер и был похоронен Осип Мандельштам, став в прямом смысле слова нашим земляком. Но надо помнить и о том, что через Владивостокский пересыльный лагерь на Колыму прошла целая плеяда блестящих литераторов: соратник Гумилева и Мандельштама поэт-акмеист Владимир Нарбут, писатели Юрий Домбровский и Варлам Шаламов, Евгения Гинзбург — автор знаменитого романа о ГУЛАГе «Крутой маршрут».

Другое направление работы — комплектование. Это непростой, но необходимый процесс.

— Время идет, с архивами происходят в нашей жизни порой чудовищные вещи, почему я и призываю приносить их нам, — сказал Лобычев.

— Рукописи все-таки горят, это правда жизни. Миссия музея — аккумулировать все, что можно. Мы принимаем материалы с прекрасной формулировкой: «на вечное хранение», — говорит заместитель директора Приморского музея имени Арсеньева по научной работе Анжелика Петрук.

Храниться фонды будут не на Пушкинской, а в головном здании музея — на Светланской, 20, где для этого созданы все необходимые условия.

— Мне кажется, это даже хорошо — больше места останется для выставок. Кроме того, в здании на Пушкинской необходим зал для творческих встреч, лекций, там должна происходить настоящая литературная и научная жизнь, — считает Лобычев.

— В помещении на Пушкинской пройдет реконструкция, будут созданы условия для экспонирования. Многое зависит от такого щекотливого вопроса, как финансы, — говорит Анжелика Петрук. — Нам хотелось бы, чтобы музей был не просто площадкой для выставок. Современный музей все время работает с сообществом, устраивает творческие активности… У «дома Асеева» можно собираться прямо на улице, читать стихи, смотреть фильмы.

Тамара Калиберова — журналист, краевед, хранитель архива поэта дальневосточной эмиграции Лариссы Андерсен (1911–2012) — считает, что весь старинный квартал, прилегающий к «дому Асеева» и Пушкинскому театру, должен стать единым культурным пространством. Она напомнила: в гостях у Асеева бывали поэты-футуристы Давид Бурлюк, Сергей Третьяков и многие другие. А уже в наше время по соседству жил замечательный художник Джон Кудрявцев, один из лучших книжных графиков Приморья, ушедший из жизни полтора года назад.

— Сама аура этого пространства требует, чтобы мы привели его в порядок, облагородили, наполнили культурным звучанием. Этот заповедный уголок старого Владивостока нужно сохранить, иначе он исчезнет, — считает Тамара Калиберова.

№ 442 / Егор КУЗЬМИЧЕВ / 24 мая 2018
Статьи из этого номера:

​Новая жизнь дома Асеева

Подробнее

​Морская линия

Подробнее

​Tigre прыгнул

Подробнее