Экономика

​Блеск — потом, нищета — сейчас

Новая стратегия для Приморья: диагноз неутешителен, но перспективы радужны

​Блеск — потом, нищета — сейчас

Специалисты московского НИУ «Высшая школа экономики» разрабатывают стратегию развития Приморья до 2030 года. Потенциал, кластеры, инновации, инвестиции… — эти слова встречаются в проекте стратегии то и дело, вызывая в памяти «Торжественный комплект» Остапа Бендера для сочинения юбилейных статей и парадных стихотворений. Но куда большее впечатление при изучении этого документа производят почему-то не описания того, что в Приморье будет («Жаль только, жить в эту пору прекрасную…»), а констатация того, что имеется сейчас.

Бочка дегтя, или Темное настоящее

Предыдущая стратегия развития Приморья, утвержденная в 2008 году, охватывает период до 2025 года. Авторы нового документа заглядывают в будущее на пятилетку дальше — до 2030 года. Верить в то, что все обозначенные цели будут достигнуты, не обязательно (придут новые чиновники — появятся новые стратегии). Но определенная практическая ценность у этого документа, безусловно, есть. Из него можно узнать многое о текущем состоянии дел в крае, включая цифры, которые полпреды и губернаторы не любят произносить вслух. Итак…

Экономика. Компании Приморья в низкой степени интегрированы в экономику как России, так и азиатских стран. Край не интересен компаниям из центральной России в силу удаленности и ограниченности внутреннего рынка, а приморским компаниям, в свою очередь, тяжело получить доступ на рынок центральной России. Развитие Приморья сдерживается высокими транспортными издержками и энерготарифами, низким качеством логистической инфраструктуры, административными барьерами, высоким уровнем криминализации региона. «Из-за произошедшего упадка Дальнего Востока закрылись многие компании и почти полностью исчезли целые отрасли в Приморском крае, что вызвало отток квалифицированных кадров из региона, — говорится в документе. — Квалифицированные кадры Приморского края продолжают уезжать из региона из-за низкого качества жизни и высокой стоимости жизни. Система образования Приморского края остается на недостаточно высоком уровне и не отвечает требованиям компаний региона».

Трансграничная инфраструктура неразвита, таможенные процедуры неэффективны. Низкая пропускная способность пограничных переходов «Краскино», «Пограничный», «Турий Рог», а также неразвитость общественного транспорта ограничивают рост турпотока (в резолютивной части предлагается передать участки дорог, прилегающие к погранпереходам, из краевой собственности в федеральную). В пиковый летний период на пунктах пропуска появляются многочасовые очереди, в «высокий сезон» в регионе не хватает гостиниц, нет международных сетевых отелей. Все это, естественно, отражается на туристической привлекательности региона.

«Тормоза» рыбохозяйственного комплекса — изношенность флота, низкая развитость судостроения (данная отрасль в Приморском крае находится в состоянии стагнации и слишком сильно зависит от военных заказов) и комплексного обслуживания судов. Отсутствие качественной ремонтной базы вызывает необходимость ремонтировать суда в Китае, что влияет как на объемы лова, так и на операционные затраты предприятий. Нехватка опытных капитанов, а также оборудования и судов ограничивают объемы добычи иваси. Недостаточное финансирование научных исследований сказывается на точности оценок рыбных запасов. Развитие аквакультуры сдерживают неразвитость производственной базы, удаленность пригодных акваторий и недостаточная компетентность имеющихся кадров.

Демография. С 1992 года и по сей день численность населения Приморского края сокращается. В период с 1992 по 2017 год она уменьшилась на 391 тысячу человек, или 17 %. 57 % убыли вызвано миграционным оттоком, 43 % — превышением смертности над рождаемостью. В последние 10 лет тенденция к депопуляции ослабла (в том числе потому, что начало активно рожать поколение 1980-х), но не исчезла. В Стратегии-2030 говорится: «Сохраняется высокая вероятность продолжения и усиления тенденций депопуляции до 2030 года». Авторами ставится цель: стабилизация численности населения к 2025 году и увеличение к 2030 году. Однако, констатируют авторы, доля пенсионеров вырастет с 24,3 % в 2017 году до 28–29 % в 2030 году, что вызовет рост социальных расходов регионального бюджета. Сократится численность работоспособного населения: на рынок труда вступают малочисленные поколения, родившиеся в начале 2000-х, а многочисленные поколения, появившиеся на свет в конце 1950-х и в 1960-х, постепенно сходят со сцены.

Здоровье и продолжительность жизни. Приморцы живут почти на два года меньше, чем среднестатистические россияне. В 2005–2016 гг. продолжительность жизни в Приморье выросла с 62,8 до 69,7 года; это выше среднего уровня по Дальнему Востоку, но ниже среднероссийского (71,2 года).

Смертность в трудоспособных возрастах, особенно у мужчин, от болезней сердечно-сосудистой системы и внешних причин в Приморье на 15–20 % выше, чем в среднем по стране. Приморцы чаще, чем средние россияне, умирают от заболеваний органов дыхания и пищеварения, злокачественных новообразований. На 2016 год в Приморье зафиксировано вдвое больше наркоманов, чем в среднем по ДФО, и в 4,7 раза (!) больше, чем в среднем по России.

Доходы. Анализ динамики реальной заработной платы показал: если в 2005–2010 гг. намечалась тенденция к сокращению отставания Приморья от среднероссийского уровня, то к 2014 году ситуация ухудшилась. «Даже в высокооплачиваемой добывающей промышленности отставание от общероссийского уровня составило два раза», — говорится в документе.

Жилье. По итогам 2016 года Приморский край попал на 75 (из 85) место в рейтинге доступности жилья. Владивосток занял третье место среди городов России по стоимости квадратного метра. Недостаточными темпами идет в крае реализация программы «Жилье для российской семьи». Так, объем жилья экономкласса, реализованного участникам программы, составил всего 12,02 % от заявленного. «Еще одной проблемой Приморского края, — констатируют авторы стратегии, — является недостаточная развитость рынка ипотеки».

Культура. Здесь наблюдаются угрозы «отрыва региона от российских и общемировых тенденций», а также «формирования образа Приморского края как территории с архаичными ценностями, отстающим и несовременным культурным развитием». Фиксируется сокращение числа посетителей музеев и театров, что не соответствует общероссийской динамике.

Угрозы. Среди тревожных тенденций — острая конкуренция между регионами РФ за ограниченные средства федерального бюджета («Министерство финансов России планирует снизить межбюджетные трансферты регионам на 15,5 % и иные трансферты почти в два раза»), бьющее по инвестиционной привлекательности Приморья ужесточение санкций против России, снижение мировых цен на сырье, а также риск появления в регионе «новых зон нестабильности». В последнем случае работает принцип «оба хуже»: «Повышение неопределенности вокруг ситуации с КНДР может снизить приток иностранных инвестиций в Приморский край… Улучшение ситуации в КНДР и повышение ее привлекательности для инвестиций также может снизить интерес инвесторов к Приморскому краю».

Бочка меда, или Светлое будущее

Стратегия изобилует проектами и мечтами, которым можно верить, а можно не верить. Губернатор Дарькин, помнится, обещал приморцам алюминиевый завод и АЭС, действующий врио губернатора Тарасенко — добычу нефти… Авторы из ВШЭ рисуют будущее не менее вдохновенно.

Приоритетными территориями названы Владивосток («круизная столица России» и «центр культурно-познавательного туризма»), остров Русский («центр медицинского туризма для Дальнего Востока, Сибири и стран Северо-Восточной Азии»), зона свободного порта Владивосток, национальный парк «Земля леопарда» как центр экотуризма и игорная зона «Приморье».

Для Владивостока прописаны: благоустройство Нагорного парка и «сопок как главных видовых площадок», вынос нефтебазы с Первой Речки, устройство набережной вдоль берега Амурского залива, внедрение «системы мер управления автомобилепользованием» (вероятно, новые запреты, например на парковку в центре?). Кампус ДВФУ на Русском должен стать ядром «иннополиса».

Предлагается расширить территорию Арсеньева за счет Яковлевского и Анучинского районов, объединить Дальнереченск с Дальнереченским районом, а Большой Камень — с Шкотовским. Идет речь о включении северной части Партизанского района в границы Партизанска, а южной — в границы Находки. Вокруг Арсеньева планируется создание крупного производственного узла, а на оси «Лесозаводск — Дальнереченск» — противовеса развитому южному Приморью в целях выравнивания очевидного дисбаланса (это все хорошо, но — как и за счет чего?).

В целях развития туризма до 2030 года будут реализованы или развиты такие проекты, как «Изумрудная долина», «Приморское кольцо», игорная зона «Приморье», центр активного отдыха «Пидан» и два пятизвездных отеля во Владивостоке (кажется, впервые назван более или менее реальный срок сдачи скандальных «хаяттов»).

В Приморье должна начаться добыча серебра (до 30 тонн в год к 2025 году за счет месторождений Тернейского района), вырасти добыча золота (с 0,1 тонны до 5 тонн в год за счет месторождения Глухое в Красноармейском районе), вольфрама, цинка, свинца, германия. Дальнегорский «Бор» построит завод по производству гидратированного диоксида кремния («белая сажа» для резиновой промышленности), АО «Компания «Вольфрам» — предприятие по переработке вольфрамовой руды на базе месторождения «Восток-2», а «Дальполиметалл» будет куплен и модернизирован госкорпорацией «Ростех».

Японские инвесторы построят завод по глубокой переработке леса в Славянке. Еще где-то появится завод по сборке китайских грузовиков FAW. С «КамАЗом» решается вопрос об открытии цеха сборки автобусов и спецтехники, с Ростсельмашем — о сборке сельхозтехники. Должны заработать предприятия нефте- и газохимии (Восточная нефтехимическая компания и Находкинский завод минеральных удобрений). Отечественная Русгидро и южнокорейская K‑Water планируют построить гидроэлектростанцию на реке Раздольной, в 40 км от Владивостока (как стало известно «Новой во Владивостоке», проект стратегии уже вызвал серьезнейшие претензии у дальневосточных экологов)…

В итоге Приморский край должен стать «экологически благоприятной территорией России с благоустроенными зелеными городами, с разнообразной и качественной городской средой, обеспечивающей комфортные условия для проживания различных категорий граждан»; «культурно-инновационным центром», реализующим концепцию «Европа в Азии» для стран АТР.

Звучит все это прекрасно, хотя и несколько фантастично. В Стратегии-2030 Приморье одновременно — край вымирающих наркоманов и светлого будущего. Как первое превратится во второе — непонятно.

Не покидает также ощущение неуправляемости идущих в регионе процессов. И еще очевидно, что никто не ответит ни за приведенные пугающие цифры, ни за невыполнение поставленных в стратегии задач.

№ 443 / Егор КУЗЬМИЧЕВ / 31 мая 2018
Статьи из этого номера:

​Блеск — потом, нищета — сейчас

Подробнее

​Что получит господин Трамп от товарища Кима?

Подробнее

​Наградам — да, никотину — нет

Подробнее