Экономика

​Фуругельма — любовь моя

Остров непуганых чаек — одна из самых удивительных точек на карте Приморья

​Фуругельма — любовь моя

В последние годы экологический туризм в Приморье стал необычайно популярен. Это и неудивительно: в крае предостаточно уникальных природных памятников. Особенное место среди них занимают острова, ведь путь к ним — захватывающее путешествие, совсем как в книгах Даниеля Дефо или Жюля Верна. А сами острова хранят древние сокровища — не сундуки с золотом, нет: эти богатства совсем другого толка; они скрыты в истории и уникальной природе места. Одна из таких удивительных точек на карте Приморского края — остров Фуругельма.

Пришел песец

Самый южный остров страны, открытый в 1854 году моряками фрегата «Паллада» и названный в честь адмирала, капитана транспорта «Князь Меньшиков» и военного губернатора Приморской области Ивана Васильевича Фуругельма, расположился в Хасанском районе. Когда-то здесь размещали рыболовецкие участки и военный гарнизон, а в 1978 году территорию острова отдали Дальневосточному морскому биосферному заповеднику. Сегодня по его крутым склонам проводят экскурсии для туристов и рассказывают удивительные истории — о флоре, фауне и людях.

Небольшой по протяженности остров известен своими птичьими базарами. Колония одной только чернохвостой чайки насчитывает до 50 000 птиц! А кроме нее здесь еще водятся очковые чистики, тонкоклювые кайры; отдыхают после утомительного перелета краснокнижные буревестники, орланы, поморники, розовые чайки и многие другие — от взмывающих в небо птиц чернеет горизонт, а барабанные перепонки неподготовленного слушателя с трудом выдерживают их гомон.

Но в тридцатых годах прошлого века здесь едва не случилась экологическая катастрофа: на Фуругельма завели звероферму, на которой стали выращивать голубых песцов. Пушной зверь быстро плодился и начал душить местных птиц. Звероферму решено было закрыть, а на восстановление численности птичьих колоний ушли долгие годы.

Сегодня на острове из млекопитающих обитают только мыши-полевки, змеи… и кабаниха — одна-единственная на всю округу. Несколько лет назад она перебралась на Фуругельма своим ходом, то есть вплавь. Неизвестно, от кого она спасалась и почему новым местом жительства выбрала далекий остров, но уже позже выяснилась интересная деталь: кабаниха оказалась беременной и вскоре разродилась потомством.

Кабанята подрастали и стали, как песцы в былые времена, душить птиц и выкапывать яйца. Это обеспокоило сотрудников морского заповедника, и они отправили запрос в министерство охраны природы. Так и написали — разрешите нам отстрелять кабанов. В министерстве сначала за головы схватились, дескать, как можно убивать животных на природоохранной территории? Но доводы были серьезными: кабанята уже успели наворотить дел и останавливаться не собирались.

Когда разрешение было получено, егери принялись отлавливать нарушителей порядка, но это оказалось непросто: непролазные заросли острова надежно спрятали зверей. В итоге кабанят все же поймали, а вот их мать не смогли: животное по-прежнему прячется на Фуругельма, сотрудники заповедника то там, то здесь находят его следы. Но за годы жизни на острове кабаниха стала более терпимой к птицам и добывает преимущественно растительную пищу.

Огонь батарей

Другая история — военная. О ней сегодня напоминают руины береговой батареи, построенной еще в 1939 году в качестве морской коммуникации между Владивостоком и Посьетом для снабжения войск, которые располагались в этом районе. В августе 1945 130-мм батарея № 250, единственная из всех батарей БО ВМОР, участвовала в боевых действиях, оказывая поддержку сухопутным войскам.

Важные, но сухие факты того времени остались в документах. Однако здесь не только воевали, но и жили, причем целыми семьями. Валентина Беляева, вдова командира батареи в 1952–1956 годах Федора Беляева, так писала о трудностях, с которыми приходилось сталкиваться на острове:

«Сложнее всего было с питанием для детей. В продовольственном пайке получали: консервы мясные и рыбные, сушеные овощи — картошка, морковь, лук, свекла, борщ из квашеной капусты в банках, томат-паста 200 г — не брали, не ели, чай — пачка 50 г, один кусок хозяйственного мыла, два кусочка туалетного, крупы. По весне и осени, два раза в году, когда приходил эсминец, привозили свежее мясо (на один день, хранить-то негде). Свежее оно было только на бумаге: в один из таких дней матрос принес с пайком мне баранью ногу, на ней было фиолетовое клеймо — 1937 год. Это в 1953-м!»

Ларги на камнях

И все же любовь к заповедному острову остается навсегда у тех, кто хоть раз побывал на его территории. Особенно популярны майские экскурсии на Фуругельма: в это время здесь нежно-розовым цветом распускается одно из самых красивых растений Дальнего Востока — рододендрон Шлиппенбаха. А по пути к острову туристов встречают любопытные ларги, греющие животы на теплых камнях. По берегу, песок которого, как писала Валентина Беляева, «самый лучший на всем побережье Приморского края», гуляют не пуганые человеком птицы-«двоечники» — ленивый молодняк чайки, который полетам предпочитает неспешные пешие прогулки.

Экскурсии на чудо-остров устраивают сам морской заповедник и несколько турфирм, которые напрямую работают с сотрудниками ООПТ. Остаться на Фуругельма надолго не получится — режим. Но и за несколько часов можно вдоволь нагуляться по его берегу, надышаться морем…


Материалы подготовлены в рамках проекта «Маршруты Приморья»

№ 447 / Марина ЧЕРНЫХ / 28 июня 2018
Статьи из этого номера:

​«Глонасс» — не для нас?

Подробнее

​Беззащитные бухты и свинство в ТОРах

Подробнее

​Виктор Ларин: Россия и Китай нужны друг другу

Подробнее