Общество

​Жаба душит

Кто бы узнал, сколько вложил в свою крымскую недвижимость Дмитрий Киселев, если бы тираж местного издания не был изъят из продажи, а телеведущий не пожаловался в полицию на автора статьи

​Жаба душит

В Феодосии из продажи исчез весь тираж газеты «Город 24» со статьей о коктебельской вилле, которая из-за особенности конструкции и нарушений при строительстве может скатиться в обрыв. Материал «Чародеи оползневого склона», в котором архитектор Владимир Мазурин рассказывал подробности строительства резиденции и назвал ее стоимость — почти 200 млн рублей, пропал и из интернет-версии издания. Под описание в статье подходит только вилла Cock t'est belle телеведущего Дмитрия Киселева. Через несколько часов Киселев заявил в полицию на автора материала.

— Вместо моего текста поставили рекламный блок, — рассказал Мазурин «Новой газете». — Насколько мне известно, главного редактора Елену Войтову заставили выкупить тираж за свой счет, а также сообщили, что через две недели она будет уволена.

Тираж с рекламным блоком поступил в продажу. В самой газете «Город 24» изъятие статьи о вилле Киселева сначала не комментировали: на вопросы «Новой газеты» не отвечала ни главный редактор издания Елена Войтова, ни владелец издания, депутат феодосийской городской думы Максим Онищенко. Вечером в понедельник, 1 октября, Онищенко прислал корреспонденту «Новой» сообщение в социальной сети, где заявил, что статьи о вилле Киселева вообще «не было в газете, была статья о строительстве на сложных рельефных участках».

«Часть газеты приносит деньги для ее издания (объявления, реклама и потребительская информации, статьи о том, как и что покупать, как заключать сделки с недвижимостью и так далее). Редакция абсолютно не придала значения публикации Мазурина, так как речь в ней шла о том, что строить на оползневых склонах опасно, не более того. Для чего господин Мазурин распространил информацию, не соответствующую действительности, «Городу 24» неизвестно», — в частности написал Онищенко, добавив, что он видит в этой статье «сведение личных счетов».

Надо заметить, что в самой статье «Чародеи оползневого склона» никаких негативных характеристик телеведущего не давалось. Более того: фамилия Киселева в ней вообще не упоминается. Архитектор Мазурин рассказывал, что в 2015-2016 годах руководил реконструкцией виллы в Коктебеле с видом на море и мыс Хамелеон и стоимостью 200 миллионов рублей. Мазурин писал, что при строительстве виллы в 2005 году был допущен ряд нарушений, из-за которых она, в случае оползня, может обрушиться на дома, стоящие внизу. Речь, без сомнений, шла именно о даче Дмитрия Киселева: это единственный дом в Коктебеле, стоящий на крутом обрыве.

Сам Дмитрий Киселев разговаривать с «Новой газетой» отказался, заявив, что «не дает интервью по телефону». Позже телеведущий заявил, что подал заявление в полицию. «Этот Мазурин — просто мошенник. Вымогает деньги. Все его цифры взяты с потолка. Я уже подал на него в полицию. Все документы по дому у меня в образцовом порядке», — сказал Киселев в интервью радиостанции «Говорит Москва». Чуть позже изданию «Медуза» телеведущий рассказал, что Мазурин присылал ему эту статью, и сам Киселев расценил ее как «вымогательство» — поэтому и заявил в полицию. Речь якобы идет о 13 миллионах рублей, которые Мазурин требовал у Киселева, хотя объект при этом, утверждает гендиректор «России сегодня», он не достроил, «сбежал».

В местном профессиональном сообществе произошедшее называют нонсенсом.

— Это первый случай за 25 лет моей работы, — говорит главный редактор феодосийской газеты «Кафа» Ирина Прокопюк. — О Киселеве крымские СМИ пишут с определенной периодичностью. Причем пишут в совершенно разном ключе. И это никогда не приводило ни к каким последствиям. Мы в 2014 году вообще писали о митинге против освещения Киселевым событий майдана. Он проходил прямо около его дома в Коктебеле. И ничего не было.

Владелец газеты Максим Онищенко факт изъятия части тиража признает, однако утверждает, что Киселев и его вилла совсем ни при чем. «Рекламодатель предъявил нам претензии из-за того, что в свет вышел номер с неутвержденным заголовком их рекламной статьи на обложке газеты, поэтому по соглашению сторон для удовлетворения требований наших партнеров мы изъяли часть номера — именно часть, а не весь тираж. Во многих точках Феодосии газета продолжала реализовываться в прежнем режиме», — пишет Ошищенко. Редактора никто не увольнял, уточняет владелец, ему просто нужно оформить «необходимые для работы документы».

«Я законопослушный»

Телеведущий и гендиректор МИА «Россия сегодня» прочно обосновался в Коктебеле в середине нулевых. В феодосийском регионе его знают как мецената, он помогает коктебельским школам. Сам Киселев не раз признавался, что Коктебель для него – место силы: здесь он познакомился со своей женой.

«В Коктебель меня привез друг — российский писатель Виктор Ерофеев. Cказал: поехали, будем там дом строить! Я ему: Витя, да я Югом не очень-то интересуюсь… <…> Но таки поехал, познакомился с председателем поселкового совета, его выбрали на этот пост уже в пятый раз. Эдакий местный шериф. Он рассказал о проблемах Коктебеля, все показал. И я подумал: устрою здесь фестиваль! Такая хорошая атмосфера! Плюс живописная природа, местные традиции…» — рассказывал он в 2006 году в интервью украинскому изданию «Факты».

В 2002 году, по словам телеведущего, проникшись любовью к этому месту, он решил взять в аренду четыре сотки земли в Коктебеле с видом на море, которые, по его словам, «никто не хотел брать, потому что они находились в зоне активного оползня». Однако строить дом на склоне местные власти Киселеву поначалу запретили.

«А три года спустя в Киеве я случайно встретил главу местного противооползневого комитета. Он спросил: «Что же вы не строитесь?» — «Так вы же мне запретили. Я законопослушный». А он: «Значит, нужно обеспечить инженерную защиту участка», — объяснял Киселев получение разрешения на строительство.

Телеведущий уверяет, что строительство обошлось ему «очень дорого»: «Для меня [это были] непосильные деньги. Пришлось заложить дом в Москве и взять огромный кредит на десять лет — как раз до выхода на пенсию. Но я таки провел все противооползневые мероприятия и построил небольшой дом». Для того чтобы возвести постройку, строителям пришлось «снять со склона сотни кубометров земли и вмонтировать в него огромные сваи»: «Вот эта земля – вот кому в голову придет ее купить? Я понял, что это такое неудобное место, что я должен использовать принцип городской застройки: границы дома — границы участка».

Так на одном из склонов Коктебеля появилась вилла под названием Cock t’est belle площадью 130 кв.м. с панорамным видом на Черное море. На вилле телеведущего, как он сам рассказывал журналистам крымской телепередачи «Поместье», есть бассейн с морской водой, пять санузлов и подъемная платформа на третий этаж. По словам Киселева, это был «хулиганский проект», поскольку «с одной стороны это бюджетный дом из дешевых материалов, а с другой стороны – он получился намного дороже, чем мы ожидали».

«Я построил дом буквой П, для меня главное вид – и все. Мне земля как таковая не нужна, мне нужно пространство жизненное… Я построил дом, в котором люди будут только ночевать, питаться, мыться – и все», — говорит телеведущий, добавляя, что хотел обзавестись «маленьким убежищем».

«Люди со временем поймут, что они оставляют после себя след. Они как бы откладывают личинку свою, они умрут, а дом останется. Вот эта личинка, она у каждого будет разная, что из нее вырастет? Мне захотелось такую личинку отложить», — патетически добавил Киселев.

Позже, уже в 2017 году, Киселев мельком показал свою виллу в фильме «Время России» телеканала Россия 24, где рассуждал о судьбе России в эпоху санкций: «Я благодарен США, Евросоюзу, которые нам позволили заняться процессом, который я бы назвал «встать на собственные ножки».

Поймал маслину

Вилла Киселева – не единственное, чем знаменит телеведущий в Крыму. Еще с украинских времен Киселев владеет активами в районе рекреационного парка Тихая бухта в Коктебеле. Здесь он первым стал устраивать джазовые выступления (с 2002 года), превратившиеся в известный фестиваль «Коктебель Jazz Party». 15-летний юбилей фестиваля посетил Владимир Путин.

В 2003 году Киселев нашел средства для реконструкции музея Волошина. Помог Киселеву в этом Петр Порошенко, в то время еще не президент Украины, а депутат Рады, глава комитета по бюджету и «друг», с которым «могли посидеть в ресторане», рассказывал Киселев в интервью телеканалу «Крым».

В Коктебеле у Киселева есть участок с виноградной плантацией и винзаводом. Глава медиахолдинга — совладелец винодельческого хозяйства Cock t'est belle (идентично названию поместья — Ред.) производительностью до 4000 бутылок в год, он участвует в фестивалях вин.

Еще у Киселева в Коктебеле есть свой маслиновый сад. О последнем стало известно в мае 2017 года, когда Киселев появился на публике с разбитым лицом. «Сажал маслины, упал на гравий», — объяснил он журналистам.

В 2017-м году он не разрешил строительство по соседству с собой нескольких девятиэтажек. «Это архитектурное преступление. Построят три, ничто не помешает возвести потом еще тридцать», — говорил Киселев, отстаивая экологичность района. Но через три месяца он сам стал выдвигать идеи по его перестройке. В августе прошлого года он заявил, что популярное место для дикого отдыха следует переоборудовать под гольф-поле. «Это 60 гектаров зеленого ландшафта. Это ответственное отношение к природе», — мотивировал инициативу Киселев. Местные жители ее так не восприняли. «Если там построить гольф-клуб, то не только дикому туризму будет нанесен серьезный удар, но и мы не сможем попасть туда», — замечали они.

Другим проектом, который лоббирует Киселев, стало строительство марины для яхт на пляже — территориально почти под его поместьем. Инициатива вновь была встречена неоднозначно: марину Киселев предлагает построить на единственном чистом пляже поселка, который очищают волонтеры «Коктебель Jazz Party».

№ 461 / Ю.МИНЕЕВА, И.ЖИЛИН / 04 октября 2018
Статьи из этого номера:

​Приморье накрыл политический кризис

Подробнее

​Ад семейный, ад кромешный

Подробнее

​Пятнистая арифметика: 86+21

Подробнее