Политика

​Приморье накрыл политический кризис

Почему вслед за врио губернатора в отставку подал мэр Владивостока?

​Приморье накрыл политический кризис

Во Владивостоке бывало всякое: мэров отстраняли от должности президентским указом, выносили из мэрии омоновцы, арестовывали… Виталий Веркеенко — второй мэр, уходящий самостоятельно.

Расстрельный пост

26 сентября врио губернатора Приморья назначили экс-губернатора Сахалина Олега Кожемяко взамен провалившего выборы и написавшего заявление об отставке Андрея Тарасенко. А во вторник объявил о добровольном уходе и мэр краевого центра.

История закольцовывается. По-хорошему ушел только первый постсоветский мэр Владивостока Владимир Ефремов (многочисленные комментаторы в соцсетях называют первым «добровольцем» Веркеенко, но это говорит лишь о незнании новейшей истории собственного города); вторым стал последний — на настоящее время — глава краевого центра. Что касается уважаемого и до сих пор вспоминаемого многими с теплотой Владимира Викторовича Ефремова, то он своим уходом сформулировал следующую максиму: лучше сделать не получается, а хуже — не хочу. И этот тезис, похоже, тоже крепко рифмуется с сегодняшним днем.

Что касается тех, кто был «между», то у каждого были свои приключения. Виктор Черепков — изобретатель, экстрасенс, бывший флотский офицер — воевал с губернатором Наздратенко, вводил бесплатный проезд в общественном транспорте, проводил дискотеки на Набережной, которые посещал сам в неизменном белом костюме. В 1994 году его обвинили в получении взятки и отстранили от должности. Черепков забаррикадировался в мэрии и был вынесен оттуда ОМОНом. Генпрокуратура прекратила уголовное дело, после чего «ВИЧ» вернулся к работе, но в 1998 году его снял с должности президент Борис Ельцин.

Сменивший Черепкова бывший секретарь райкома КПСС Юрий Копылов, любивший рассказывать о производстве мазута из экскрементов, руководил городом до 2004 года. Уже после ухода с поста он был осужден на четыре года условно за превышение служебных полномочий (дело о строительстве колумбария, который до сих пор не введен в строй), а год спустя — на три года условно за злоупотребление полномочиями (организовал охрану подъезда своего дома за счет бюджета).

В 2004 году мэром Владивостока был избран 30-летний Владимир Николаев, до этого являвшийся одним из самых молодых депутатов ЗС ПК. В 2007-м Николаева взяли под стражу, в 2008-м осудили за превышение должностных полномочий на 4,5 года условно. Вскоре Владимир Викторович покинул Россию, однако некоторое время назад вернулся в родной Владивосток, который и в годы отсутствия не оставлял своим вниманием.

Казалось, исключением мог стать Игорь Пушкарев, избранный в 2008-м: корректен, вменяем, лоялен, системен, конструктивен, занимал посты в «Единой России», на выборы шел под слоганом «Кто он, человек Кремля?». Как и Николаев, Пушкарев представлял новую генерацию городских управленцев — предпринимательскую: начинал с импорта лапши и печенья из Кореи, затем стал «цементным королем» Дальнего Востока. Был краевым депутатом и самым молодым российским сенатором, дважды избирался мэром. В 2016 году был арестован, обвинен в злоупотреблении должностными полномочиями и коммерческом подкупе. В ноябре 2017 года объявил о сложении полномочий, на данный момент по-прежнему находится под стражей в Москве и участвует в качестве обвиняемого в судебном процессе.

Человек с самурайским мечом

45-летний Веркеенко — первый глава Владивостока, избранный не прямым всеобщим голосованием, а депутатами городской думы; первый мэр, родившийся за границей, — в Дрездене, где служил его отец; первый мэр, владеющий английским и японским; наконец, первый мэр, который самостоятельно писал в социальных сетях. Как и двое его предшественников, Веркеенко — тоже бизнесмен: основал технохолдинг «Сумотори» по продаже и обслуживанию техники, построил под Владивостоком автоспортивный комплекс «Приморское кольцо». Интеллигент: первую пресс-конференцию в качестве мэра провел в музее имени Арсеньева.

«Я водный знак по гороскопу, а воду никогда невозможно остановить… А по году я бык… Этот знак означает упертость», — говорил Веркеенко. По поводу казнокрадов заявлял: «Тырить нельзя. Это табу… Наказание будет не жестким, а жестоким… Если такое случится, я вытащу самурайский меч. Полетят головы…»

У Веркеенко было множество планов: решение транспортных проблем города, возрождение грязелечебницы на Садгороде, борьба с серыми рантье, тюльпанщиками-нелегалами и точечной застройкой, создание во Владивостоке резиденции Нептуна и т. д. Он успел отменить несколько разрешений на строительство, в том числе в Академгородке, где ученые уже несколько лет воевали с коммерческой застройкой. Установил на телефоны чиновников песню о Владивостоке в качестве рингтона и пересадил их с «крузаков» на сделанные во Владивостоке «мазды», пообещал украсить город багульником и превратить мэрию в «фабрику счастья» для горожан…

Однако на посту мэра он не проработал и года, и остается гадать, чем вызван его неожиданный демарш.

В июне Веркеенко первым и чуть ли не единственным из российских чиновников открыто высказался против повышения пенсионного возраста, сообщив в соцсетях о том, что он подписал соответствующую петицию на change.org, но видимых последствий для него это не имело. Веркеенко не казался конфликтным и вообще производил удивительно приличное впечатление на фоне некоторых предшественников. И вот — ушел. Или ушли? Сам он заявил, что уходит «по собственному желанию» с 11 октября, чтобы успеть завершить подготовку города к зиме. Но в такого рода заявлениях всей правды говорить не принято. На наличие неких конфликтов или обид намекает лишь запись, сделанная мэром в фэйсбуке: «Есть силы бороться за благополучие города, но уже нет мотивации…» Сообщение об уходе Веркеенко завершил лаконичным: «Честь имею».

Осенний чинопад

Выборы губернатора Приморья пройдут в декабре. Выборов мэра проводить теперь не требуется: «ручная» городская дума наверняка утвердит любого кандидата, предложенного сверху. Вопрос в том, на каком уровне согласовывается эта самая новая кандидатура и кто возглавит город.

По одной версии, все происходящее — это политика Кремля, после сентябрьской истории с губернаторскими выборами опасающегося полной потери управляемости в стратегическом регионе и решившего заменить главу не только Приморья, но и Владивостока.

По другой версии, это инициатива врио губернатора Кожемяко. До сих пор работавший на Сахалине, в Приморье он — человек не чужой, и не только потому, что здесь он начинал с цветочного, рыбного и алкогольного бизнеса, а впоследствии стал депутатом и сенатором. Стоило Олегу Николаевичу на днях заявить, что он намерен идти в губернаторы не от «Единой России», а самовыдвиженцем — и Законодательное собрание срочно собирается 3 октября специально для того, чтобы внести в краевое законодательство поправки, разрешающие самовыдвижение. То есть ситуацию Кожемяко контролирует. Зачистка поляны начата: только что отстранены трое вице-губернаторов, включая куратора внутренней политики Дмитрия Братыненко, который, кстати, в прошлом году возглавлял конкурсную комиссию, отбиравшую для городской думы кандидатов в мэры Владивостока.

Сам Кожемяко, правда, заявил, что решение Веркеенко для него — полная неожиданность, что он узнал об уходе мэра из Инстаграма и что «такие вещи так не делаются». Кожемяко сообщил, что накануне на селекторном совещании Веркеенко высказал свою позицию по городским землям и был поддержан врио губернатора. По словам Кожемяко, у него «абсолютно ровное» отношение к пока еще действующему главе города: он только собирался как следует познакомиться с Веркеенко и городской проблематикой. В среду Кожемяко даже поехал в мэрию, где вроде бы убеждал Веркеенко не пороть горячку. Тем временем написал заявление «по собственному» первый вице-мэр Алексей Литвинов, работающий в мэрии еще со времен Пушкарева…

По третьей версии, не обошлось без «коллективного Пушкарева», покрывавшего «серые» схемы распила городского бюджета, ниточки от которых тянулись к влиятельным московским людям. В этом случае попытки Веркеенко навести порядок с финансами и вокруг них вполне могли вызвать самое жесткое противодействие.

В любом случае шаг Веркеенко — сюрприз. Тот же Пушкарев, уже находясь под следствием и арестом, тянул с написанием заявления почти полтора года. А Веркеенко буквально на днях в интервью одному из местных изданий говорил, что во Владивостоке много дел, которые нужно довести до конца, — изношенные на 85 % инженерные сети, «дороги как промокашки»; обещал «начать новую эпоху в развитии Владивостока»… Буквально на днях Веркеенко отправил в отставку своего зама, ответственного за дороги, перекрасил мэрию, прозванную «Серым домом», в белый цвет… Как говорится, ничто не предвещало. Но должность мэра Владивостока даже при таком сравнительно мирном раскладе в очередной раз подтверждает свою «расстрельность». Перекрасить весь город в белый цвет куда сложнее, чем здание мэрии.

Не будет преувеличением сказать, что многие горожане находятся в растерянности. Есть даже такая позиция: «Веркеенко нас обманул. Он обещал вести себя, как самурай. И своими действиями за девять месяцев сумел снискать реальное уважение горожан, люди в него поверили. Ну так если ты самурай, бейся до конца. Не позволяй себе проявлять слабину. Не предавай тех, кто в тебя поверил и кто за тобой стоит!..»

Приморский политический кризис, запущенный неудачными выборами, продолжается. Зима обещает быть горячей.

№ 461 / В.АВЧЕНКО, А.ОСТРОВСКИЙ / 04 октября 2018
Статьи из этого номера:

​Приморье накрыл политический кризис

Подробнее

​Ад семейный, ад кромешный

Подробнее

​Пятнистая арифметика: 86+21

Подробнее